Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

Война народов в Корее



Память о большинстве военных конфликтов, как правило, живёт всего в пределах одного-двух поколений. Они быстро уходят в тень, будучи заслонёнными великими мировыми и новыми локальными войнами. Подобной участи не избежала и Корейская война. Она «потерялась» между Второй мировой и холодной войнами, хотя была следствием первой и одним из знаковых событий второй. В конфликт на относительно небольшом азиатском полуострове в начале 50-х оказались вовлечены более 20 стран. Корейцы по обе стороны фронта сражались отчаянно, но именно внешнее вмешательство оказывало на ход войны решающее влияние.


Предыстория

На рубеже XIX–XX веков Восточной Азии выпала печальная судьба. Регион, хронически отставая в технологическом и социальном развитии, стал полем свободной охоты для великих держав и Японии – единственной азиатской страны, сумевшей успешно модернизироваться, по крайней мере в военном отношении. Для Китая и Кореи это обернулось фактической утратой суверенитета, продлившейся десятилетиями. Китай пылал в огне чудовищной гражданской войны, которая едва не погубила страну, а Корею ждал иной удел – оккупация Японией после Русско-японской войны. Существование в виде колонии во многом предопределило будущую судьбу страны – в ней так и не появилась сколь-нибудь влиятельная сила, способная самостоятельно представлять державу и отстаивать её интересы. В итоге свободу от японского колониализма Корее в августе 1945 года принесли СССР и США. Они же решили и дальнейшую судьбу полуострова.

В какой-то мере Корея повторила судьбу Германии – её территория была поделена на временные зоны влияния, а окончательное решение вопроса откладывалось «на потом». Однако это «потом» затягивалось, потому что в салютах парадов Победы уже просматривалось зарево нового соперничества в изменившемся послевоенном мире. К концу 1945 года договором между СССР и США о временном управлении разделение страны было зафиксировано официально. Формально предполагалось, что в некоем достаточно скором будущем объединение всё же произойдёт, однако чем дальше, тем понятнее становилось, что мирное воссоединение разделённой Кореи – фикция.


Северокорейские танкисты перед началом наступления

В каждой из двух частей разделённой страны возникли собственные правительства, вооружённые силы и прочие органы государственного управления. Оба правительства были крайне враждебно настроены по отношению друг к другу и провозглашали грядущее воссоединение исключительно на своих условиях и под своим управлением. Складывалась крайне неприятная для патронов ситуация, когда их клиентела стала выходить из-под контроля. И коммунистическое правительство Севера, и «капиталистическое» правительство Юга всё больше «теряли берега». Марионетки начинали играть собственную игру, будучи уверенными, что сильные покровители в любом случае будут вынуждены вмешаться и поддержать своих ставленников. Ситуация накалялась относительно медленно, но стабильно.

К 1949 году советские войска окончательно покинули территорию Кореи, а американцы сократили своё присутствие до минимума. И с этого момента началась (точнее, усилилась) вакханалия взаимных провокаций. Разумеется, просоветская и проамериканская версии рисуют эти события совершенно по-разному, однако, насколько можно судить, противники вполне стоили друг друга. И СССР, и США крайне неодобрительно относились к действиям своих ставленников, предвидя большие проблемы. В 1950 году Штаты обозначили границы своих военных интересов на Тихом океане, дав понять, что Корея в них не включена. Со своей стороны, СССР через директиву послу СССР в Пхеньяне, утверждённую Маленковым, Молотовым и Громыко 24 сентября 1949 года, предельно ясно донёс до северокорейского руководства, что на данный момент считает военные действия со стороны Севера авантюрой.

«... Поскольку в настоящее время Северная Корея не имеет необходимого превосходства вооружённых сил по сравнению с Южной Кореей, нельзя не признать, что военное наступление на юг является сейчас совершенно неподготовленным, и поэтому с военной точки зрения оно недопустимо. С политической стороны военное наступление на юг Вами также не подготовлено. … Кроме того, необходимо учитывать, что если военные действия начнутся по инициативе Севера и примут затяжной характер, то это может дать американцам повод ко всякого рода вмешательствам в корейские дела».

Однако, судя по всему, попытки одёрнуть клиентов успеха не принесли. Юг по-прежнему рассчитывал на помощь США, а Север – на поддержку со стороны СССР и КНР.


Корейские беженцы

Когда два противника решительными шагами идут навстречу войне, она практически неизбежна. Так случилось и на этот раз. Как уже упоминалось выше, в целом соперники стоили друг друга, однако в чисто военном плане Север был существенно сильнее — в первую очередь, в кадровом отношении. Большая часть ветеранов национально-освободительного движения Кореи примкнула к коммунистам, кроме того, Пекин одобрял переход китайских ветеранов на северокорейскую военную службу.

Ранним утром 25 июня 1950 года Север перешёл в атаку. Согласно одной из версий событий, северяне совершили нападение, по другой – контратаковали. Так или иначе, война, которой ждали обе стороны, началась.



Сокрушительный удар с севера на юг

Как уже было сказано выше, Север оказался куда сильнее в военном плане. КНДР имела хорошо обученную армию, обладала подавляющим превосходством в бронетехнике и абсолютным – в авиации. Южное правительство Ли Сын Мана слишком положилось на гипотетическую американскую помощь и сильно недооценило противника. Кроме того, немало южнокорейских ассигнований на укрепление обороны было банально украдено в силу феноменальной коррупции. Удар с севера буквально смёл южнокорейские вооружённые силы. Т-34, составлявшие основу танкового парка северян, уже устарели, однако на азиатском ТВД они представляли собой сокрушительную силу, парировать которую южанам было нечем.

На четвёртый день войны, 28 июня, пал Сеул, столица Юга и всей Кореи. Менее чем через месяц после начала военных действий Север разгромил противника вчистую.

В первый же день новой войны, 25 июня, был созван Совет Безопасности ООН, посвящённый новой проблеме. СССР совершил тяжелейшую ошибку, устранившись от голосования по предложенной американцами резолюции. Это решение было связано со сложным вопросом представительства Китая в ООН и имело серьёзные последствия. Американцы беспрепятственно добились принятия двух принципиальных решений – предоставить «Республике Корея такую помощь, какая может быть необходима для того, чтобы отразить вооружённое нападение и восстановить международный мир и безопасность в этом районе», а также создать объединённое командование сил ООН в Корее под руководством США.

Таким образом, победный марш Севера против Юга превратился в войну КНДР с Америкой и всеми, кого Штаты смогли привлечь к участию. 30 июня генерал Макартур получил право использовать американские наземные войска, чтобы поддержать южных корейцев. Расквартированные в Японии соединения американской армии отправились на войну. Уже 1 июля начала переброску 24-я пехотная дивизия. Поначалу южане и американцы всё равно отступали, неся потери. Но к 20 августа наступление северян фактически остановилось.

С точки зрения оперативного искусства, Север одержал феерическую победу. Корейская народная армия провела классический «блицкриг», которого не постыдились бы вермахт образца 1941 года или советские войска в Манчжурии в 1945-м. Однако стратегически ситуация складывалась не так радужно. Южане были разбиты и отброшены к морю, однако сохранили за собой маленький пятачок размером примерно 100 на 100 километров – Пусанский плацдарм. Сокрушить его северянам так и не удалось. Ключевую роль в обороне сыграла бригада морской пехоты США численностью немногим более 6000 человек, которая прибыла 2 августа и немедленно вступила в бой. Морпехов было немного, однако их традиционный кураж и боевые качества оказались крайне своевременны в атмосфере южнокорейских паники, пораженчества и общего кризиса.

«Они наверняка справятся, тем более что командование морской пехоты располагает пропагандистским аппаратом почти таким же, как у Сталина» – Г. Трумэн, 1950 г.

Среди определённой публики принято считать, что американцы не умеют и не готовы воевать. Дескать, без мороженого и холодной кока-колы они никуда не годятся. И первые недели участия американских войск в Корейской войне, казалось, вполне подтвердили этот тезис. Однако советские военные в работах с грифом «ДСП» по итогам Второй мировой адекватно оценивали своих возможных противников. И осенью 1950-го американцы снова доказали, что, когда это необходимо, Янки-Дудл умеет драться.

Ответный удар с юга на север

Итак, к осени стало очевидно, что северяне не могут преодолеть последний рубеж обороны южан. Тем временем на удерживаемый плацдарм прибывали спешно перебрасываемые силы, в том числе – бронетехника, без которой невозможно было сражаться с коммунистами.


Выгрузка техники в Пусане; подготовка контрудара

Несмотря на внешне катастрофичное положение, коалиция войск ООН быстро перетягивала чашу весов на свою сторону. Север стремительно терял свои бонусы, а главное – инициативу и преимущества первого, шокирующего удара. В штурмах оборонительного периметра сгорали танки, которые прежде обеспечивали успех наступления.


Подбитая «тридцатьчетвёрка», осень 1950 г.

15 сентября маятник качнулся в обратном направлении. 10 южнокорейских и американских дивизий при поддержке союзников, в том числе Великобритании, перешли в контрнаступление. Соотношение сил на этот раз оказалось зеркальным – теперь уже северяне уступали во всём, а в бронетехнике – более чем десятикратно. Сам по себе этот контрудар не оставлял Северу шансов, но им дело не ограничилось.


Никто не хочет ходить пешком

Одновременно с наступлением «Пусанских сидельцев» американцы провели стремительный морской десант в Инчхоне. Северяне были зажаты в клещи. Линия фронта стремительно покатилась в обратном направлении, с юга на север. 26 сентября плацдарм десанта соединился с основными наступающими войсками. 28 числа был освобождён Сеул.

7 октября наступающие пересекли бывшую границу разделённого полуострова (по некоторым сведениям, отдельные части перешли границу уже 1 числа), а 19 октября пала северная столица – Пхеньян.


Генерал Дуглас МакАртур (на фото сидит) в захваченном порту Инчхона 15 сентября 1950 г.

Теперь спасти Север могло только чудо. И чудо случилось.

«Китайские добровольцы»: снова на юг

Наступающие американцы с союзниками по коалиции двигались на север. Но на севере располагалась не пустота, а СССР и КНР, с пристальным интересом наблюдавшие за развитием событий. Мотивация Союза была в целом понятна – ему совершенно не нужен был анклав американского присутствия в непосредственной близости у своих границ.


Один из «китайских добровольцев». Александр Фёдорович Набатов — связист. Предупреждал командование северо-корейских войск о воздушных налётах американских бомбардировщиков

С китайцами всё было сложнее и интереснее. Существуют два вероятных объяснения политики КНР в отношении Корейской войны. Одно, более традиционное, делает акцент на естественном беспокойстве державы, у которой под боком ведёт победоносную кампанию принципиальный идеологический враг.

Второе объяснение менее распространено и заключается в том, что председатель Мао с момента основания КНР стремился всеми силами поднять престиж ещё вчера раздираемой гражданской войной страны и сделать её полноценным игроком международного масштаба. Для этой цели правительство готово было идти на любой риск, в том числе и на столкновение с сильнейшей на тот момент страной мира. Так или иначе, стремясь лишь обезопаситься или начиная большую игру, китайцы решились на вмешательство.


Китайцы идут на войну

В середине октября, незадолго до падения Пхеньяна, советские и китайские товарищи договорились по принципиальным вопросам сотрудничества. В целом Союз брал на себя материально-техническое обеспечение – поставки бронетехники, артиллерии, самолётов, а КНР предоставляла солдат. Впрочем, скрытное перемещение китайских войск началось ещё раньше.


Китайский доброволец на фоне подбитого американского танка

Операция «китайских добровольцев» даже сейчас, с позиции послезнания, выглядит крайне смелой. А по тому времени она граничила с самоубийственным безрассудством. Сильными сторонами китайцев были неплохой рядовой состав и отлаженная система тылового обеспечения «на пешей тяге», позволявшая обходиться минимумом транспорта. Однако Китай совсем недавно пережил ужасающий период смуты и частичной оккупации, его армия не имела опыта современной механизированной войны, рождаясь во множестве полупартизанских стычек. И теперь едва-едва собранная из лоскутов страна, которая с большим трудом побеждала (но так и не победила без советского участия) японцев, решилась бросить вызов победоносным войскам ООН, а по сути — Америке и её союзникам.


Снайпер Чжан Таофан, китайский Зайцев. Ему приписывали уничтожение 214 врагов за 32 дня, что, скорее всего, является преувеличением. Отметим, что винтовка без оптического прицела, Чжан учился стрелять без него

В исходное положение

Пытаться угадать ход мысли военных деятелей – неблагодарное занятие. Однако можно предположить, что командир «добровольцев» Пэн Дэхуай отчётливо понимал, что у него будет только одна попытка опрокинуть врага, который увлёкся наступлением и чрезмерно растянул пути снабжения. И китаец воспользовался своим шансом на 100%. Разбить коалицию добровольцы не могли – разница в техническом оснащении была слишком значима, однако китайцы нанесли ей несколько серьёзных поражений и заставили отступить. Линия фронта покатилась через полуостров в третий раз, не столь стремительно, как прежде, но не менее впечатляюще. В январе 1951 года наступающие с севера войска вновь захватили Сеул, и американцы всерьёз рассматривали вопрос о возможном применении ядерного оружия.

В феврале-марте перешли в контрнаступление и отбили Сеул пришедшие в себя американцы, а китайцы были вынуждены отступать. В апреле последовал новый удар северян и китайцев, а отступали опять силы ООН. Подобное «перетягивание каната» продолжалось до конца весны 1951 года и в конце концов затихло примерно на линии довоенной границы.


Бронетехника противоборствующих сторон

К тому времени война тяготила уже всех участников. Стало очевидно, что ситуация зашла в тупик. Ограниченные контингенты сделали всё, что было в их силах, и даже более того. Переломить установившееся равновесие можно было только масштабной переброской войск или применением оружия массового поражения. А это уже превращало пусть и крупный, но всё же ограниченный конфликт в хороший задел для Третьей мировой. Ни США, ни СССР (без чьей помощи не могли обойтись китайско-корейские войска) такого развития событий не желали.

Уже в июле 1951 года начались первые попытки договориться о новом мире, и продолжались они два года, до июля 1953-го. После смены радикально настроенных американских командующих стало очевидно, что война завершится. Однако эти два года переговоров шли на фоне жестоких и кровопролитных «местечковых» операций, когда противники буквально поливали своей кровью каждый метр границы, стремясь сдвинуть её хоть немного в свою пользу. Как правило – безрезультатно.

Договор о прекращении огня был заключён 27 июля 1953 года. Договор о мире так и не был подписан, и юридически две Кореи до сих пор находятся в состоянии войны.

Результаты

Наибольшую выгоду из Корейской войны извлёк коммунистический Китай, который пошёл на предельный риск, но утвердился в роли настоящей мировой державы, с чьим мнением теперь следовало считаться. А расплатилась за всех Корея, превращённая амбициями руководителей обеих своих частей в поле боя.

Корейскую войну с полным правом можно считать «войной народов». В ней прямо и косвенно принимали участие более двадцати стран, включая Филиппины и Эфиопию. В военном отношении это был, пожалуй, один и самых ярких конфликтов нового времени. Он стал квинтэссенцией всего военного искусства первой половины ХХ века. В Корейской войне было всё: танковые клинья и массированное применение авиации; стремительные операции в стиле последних лет Второй мировой и страшные в своей безысходности позиционные побоища образца Первой; масштабные морские десанты и стратегические бомбардировки; ночные схватки и штыковые атаки, переходящие в рукопашные — и многое, многое другое…

Время от времени сводки новостей наталкивают на мысль, что события многолетней давности могут повториться. Роли переменились: Северная Корея сейчас явно слабее Южной, но по-прежнему ни одна сторона не в силах победить молниеносно. И если на полуострове снова начнётся война, она снова может стать войной народов.

Предыдущее тут.

Источник


Tags: Азия, КНДР, Китай, Корея, ООН, СССР, США, Южная Корея, гражданская война, тактика/стратегия, холодная война
Subscribe

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment