Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Category:

Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы»



В XVI веке рост влияния Османской империи ощутили многие европейские государства. Близкое присутствие султаната чувствовали и французский король, и Карл Габсбург, и венецианцы, и дерущиеся друг с другом за престол венгерские короли. 1536 и 1537 годы принесли европейским правителям многие беспокойства: они не просто сталкивались между собой, но и учитывали при этом волю турецкого султана. Тучи над Европой ещё только собирались.


Дипломатия и тактика, 1536—1537 годы

В феврале 1536 года король Франциск І и султан Сулейман заключили соглашение, которое содержало не только широко известные «капитуляции», дававшие французским купцам небывалые привилегии в Леванте — до того подобные преимущества были лишь у венецианцев. В документ также включены политические и военные статьи. С точки зрения исторической перспективы это соглашение считают судьбоносным — революцией и поворотной точкой в отношениях Запада и Востока. Как отмечал историк Дженкинс, «французы до сих пор восхваляют триумф мудрого и дальновидного короля Франциска», который при помощи одного документа сделал их самой влиятельной европейской и вообще иноземной державой в политике Османской империи.

Резко укрепившиеся позиции французов при османском дворе означали падение авторитета венецианцев. Тем более, в марте 1536 года был казнён великий визирь Ибрагим, в действиях которого исследователи, как правило, усматривают поддержку венецианских интересов. В венгерском вопросе влиятельный министр отдавал некоторое предпочтение королю Фердинанду Габсбургу перед королём Яношем Запольей.

Казнь великого визиря Ибрагима задержала ратификацию договора, но не вступление в силу его военных статей. Третья война Валуа и Габсбургов была начата королём Франциском именно с расчётом на то, что султан Сулейман, стремящийся «На Рим! На Рим!» и желающий отыграться за имперский успех в Тунисе в 1535 году, устроит «второй фронт» против императора Карла. Правда неизвестно, предполагал ли «христианнейший король» быть верным союзником мусульманскому владыке в этой войне.


Земли венгерского наследства и Адриатика на карте из атласа Шепарда

Секретные статьи соглашения короля Франциска и султана Сулеймана предполагали совместное выступление против императора Карла в 1537 году. Королевские войска должны были наступать в Северной Италии, а султанские — в Южной. Также планировалось, что флот Хайреддина совместно с французским свяжет действия императорского флота в Западном Средиземноморье. Вожди партии эмигрантов-«изгнанников» (итал. Fuorusciti) из Неаполитанского королевства Трои́ло Караччиоли, князь Мельфи, и Сан-Северино, герцог Соммы, обещали, что сто́ит султанским войскам высадиться на юге, как в королевстве разразится антиимперское восстание, а губернатор важного порта Бриндизи — человек, верный делу эмигрантов, — в нужный момент откроет городские ворота.

Как известно, кампания 1536 года завершилась сомнительным успехом короля Франциска. Действительно, королевскому войску удалось отразить опасный имперский удар на севере и «пересидеть» южную армию Карла Габсбурга. А вот в Северной Италии в 1537 году предстояло начинать всё практически заново.

Далмация — Венгрия, 1536—1537 годы

Тем временем два правителя — Фердинанд Габсбург (при поддержке императора Карла) и Янош Запольяи (его сторону занял султан Сулейман, а также в некоторой мере и польский король, действовавший против Габсбургов) — продолжали соперничать за земли бывшего Венгерского королевства. С марта 1536 обострилась их борьба за Трансильванию (Семиградье). На эту область покушался и молдавский князь Пётр. Между тем война Фердинанда и Яноша перекинулась в другие земли венгерского наследства.

Султанат не сидел сложа руки и начал с дипломатического вмешательства в дела региона. Новый великий визирь Аяс-паша выступил с рядом требований. Во-первых, он обратился к послу короля Фердинанда, требуя запретить его подданному Петеру Крусичу (Кружичу), князю Клиса и вождю военного сообщества «ускоков», нападения на османские владения в Далмации, иначе султан «будет вынужден» выслать войска. «Ускоки» грабили как венецианцев, так и османов, и это не оставило визиря равнодушным. От «хорватских вельмож», и прежде всего семейства Зриньи, не плативших уже два года обещанную дань султану, чиновник «настойчиво ожидал» погашения задолженности. Король Янош должен был выдать обещанную им султану долю захваченных богатств Луиджи Гритти, составляющую баснословные 1 200 тысяч золотых. Наконец, визирь настаивал, что если жителям Славонии, прежде всего Пожеги, «жизнь и добро до́роги», то они должны отступиться от короля Фердинанда.


Спалато, Салона и Клис. Место сражения указано приблизительно

Вслед за этим пришло время активных действий. В августе 1536 года боснийский наместник Хосрев-паша и семендрийский наместник Мехмед-паша (Яхъя-оглы) под видом «законного наказания» вошли с 20-тысячным корпусом в Славонию. Особое внимание досталось замку Клис. Замок был известен своими укреплениями, располагался на высокой горе и слыл «неприступным». Во время монголо-татарского нашествия в 1240‑х годах здесь укрывал своих детей венгерский король Бела. Османы выстроили на путях сообщения Клиса две крепостцы и взяли замок в блокаду.

Король Фердинанд в это время был занят войной с королём Яношем в северных областях бывшего Венгерского королевства. Армии двух венгерских королей не превышали, как правило, 10—12 тысяч человек, поэтому здесь нельзя говорить о генеральных сражениях и великих осадах. Это была война маршей и контрмаршей, а атаке подвергались лишь слабо защищённые крепости. Оба короля добивались некоторых успехов — возможно, Фердинанд был чуть удачливее. «Пониженный накал» войны объяснялся ещё и тем, что обе стороны опасались спровоцировать прямое военное вмешательство султана.


Вид на Клис со стороны Кучины

Артиллерийские парки в приграничных санджаках были достаточно многочисленными. Например, в Белградской крепости в 1536 году насчитывалось 513 орудий, в том числе:

* 75 «зарбзен» — «проломных пищалей» (из них 60 «малых» — возможно, это были аналоги кулеврин и шлангов, и тогда выходит, что 15 оставшихся орудий представляли собой аналоги картаун, полукартаун или подобного оружия);
* 150 «пранги» («фальконетов»);
* 230 «шакалоз» (гаковниц);
* 2 «бадалушка» (вероятно, бомбарды);
* 6 «шайка» (камнестрелов);
* 2 мортиры;
* 30 «прочих орудий» (возможно, трофейных и полагаемых «нестандартными»).

В Смедерево в том же году было 1 326 орудий, в том числе 313 «зарбзен» и 900 «шакалоз», одна «бадалушка», 15 «шайка», шесть мортир и 91 единица «прочих орудий».

Польша — Молдавия, 1536—1537 годы

В конце 1535 года польский король Сигизмунд обратился к сейму с призывом одобрить всеобщее ополчение (посполитое рушенье), дабы «вразумить (молдавского) князя Петрилу» и укрепить польские позиции в Покутье. Причиной обращения стал набег молдавского князя Петра Рареша на эту область. Венгерский король Янош поддержал Сигизмунда. На 25 июня 1536 года был назначен сбор войска в Глинянах. Об этом был оповещён и комендант Каменца Николай Искжицкий.


Зарядка крупнокалиберных орудий. Немецкие лафеты, немецкие принадлежности. Гравюра Эрхарда Шёна, Zeno

Однако до похода дело не дошло. Направленный к султану посол Якуб Виламовский, возивший тому жалобы на князя Петра, вернулся лишь в мае 1536 года. Стародубская война ещё не была окончена, а её ход не внушал Сигизмунду уверенности в завтрашнем дне. Вместо похода сейм одобрил повышение денежных сборов, а Ян Тарновский усилил войска в Подолии.

Видимо, упоминаемый Гурским «непонятный» поход 1536 года, завершённый досрочно в Рогатине на Волыни, относился как раз к этой отменённой войне. Выступивший корпус имел с собой шесть орудий в 2-конных упряжках, один воз на четыре коня с ядрами и принадлежностями, один воз на четыре коня с порохом, ядрами, свинцом «и прочим нужным», а также один личный воз начальника артиллерии на четыре коня, на котором ехали пушкари.

Перечень закупок в польскую королевскую артиллерию за 1536 год включает передки к двум 100-центнеровым (шарфмецы), двум 40-центнеровым (картауны), а также к 12- (вероятно, нотшланги или полные кулеврины) и 10-центнеровым (шланги или короткие кулеврины) орудиям. В нём также упоминаются «фальконеты» с весом (ствола) 9,5 (скорее фалькон) и 4,5 центнеров (фальконет).


Немецкий фальконет, изготовленный в 1494 году. Ядро 5,9 см (1½ нюрнбергских фунта). Cod. 10817

Князь Пётр, однако, не дал Сигизмунду возможности спокойно пользоваться ресурсами Покутья. Его войска вступали в пограничные стычки с противником, а сам князь интриговал при османском дворе, используя связи с Москвой и татарами. «Сии бесчинства» король Сигизмунд и представил сейму в ноябре 1536 года, добиваясь объявления нового всеобщего ополчения.

В феврале 1537 года был подписан мир, завершивший Стародубскую войну. Из крупных завоеваний этой войны польский король в качестве великого князя литовского сохранил за собой лишь Гомель. 6 февраля 1537 года Сигизмунд одобрил написанный с участием Яна Тарновского воинский устав под названием «Постановления сиречь предписания на войну отбывающим и замки охраняющим, по порядку записанные» («Constitutiones sive mandata de profectione ad bellum facienda et ordine in castris servando articulatim scriptae»). Король убедил сейм объявить на лето 1537 года всеобщее дворянское ополчение для похода «на Волошу» (Молдавию). Место сбора было назначено под Львовом.


Пищаль с пороховницей на станке–«козе». Вероятно, шарфентиндль, то же — серпентина, или «пищаль со вкладнем». Один из повсеместных образцов крепостного вооружения в немецких землях и там, где повторялись немецкие образцы (Венгрия, Польша и Литва, Москва). Клуб военной истории «Alde Garde», Венло, Нидерланды. Снимок экспоната в Баварском музее армии, Ингольштадт

Как отмечал Колянковский, прямой военной надобности в этом походе не было. По сути, поход стал способом выбить недоимки за счёт откупных денег — выплат шляхты за то, чтобы не идти на войну в пору сбора урожая. Свою роль здесь также сыграли и борьба дворян против попыток королевской династии укрепить в Польше абсолютизм, и желание короля Сигизмунда перекрыть впечатление от неубедительного исхода Стародубской войны небольшим победоносным походом: от молдавского князя Петра Рареша, лишившегося в 1531 году под Обертином всей артиллерии, не ожидали серьёзного отпора.

Далмация, весна 1537 года

До весны 1537 года осаждённая крепость Клис получала лишь моральную поддержку. Посол Фердинанда убеждал султана снять осаду, поскольку-де между королём и султаном мир. Сам Фердинанд собирал в Анконе наёмников из своих владений, а папа римский прислал ему отряд итальянцев. Защитников крепости Фердинанд и папа Павел призывали к стойкости, обещая вскоре выручить. Помощь, однако, задерживалась до весны 1537 года. Зима же в том году выдалась суровой, а в блокированном замке остро ощущалась нехватка воды и топлива. Но крепость держалась.


Крепости Спалато, Салона и Клис на рисунке XVI века

Ранней весной 1537 года султан, поддавшись уговорам короля Франциска, приказал Хосрев-бею и Мехмед-паше «наказать» Фердинанда. Приказ, с одной стороны, подразумевал «обычные» грабёж и разрушения в Далмации — Славонии, а с другой стороны, необходимо было покончить со стойким Клисом.

Тем временем, в начале марта 1537 года из Анконы морем вышла, наконец, королевская подмога. Численность отряда под началом князя Петера Крусича определяют, как правило, в 5 тысяч человек: 3 тысячи немцев, 700 итальянцев от папы и личная княжеская дружина. 9 марта отряд высадился около Салоны (ныне хорватский город Солин) и немедленно перешёл в наступление. Ему удалось захватить две блокирующие крепостцы (видимо, это были дерево-земляные полевые укрепления), но дальнейшее продвижение Крусича увязло в стычках с османским прикрытием, действовавшим при поддержке 14 орудий «из крепости» (вероятно, имеется в виду сама Салона). Столкновения продолжались три дня. Наконец, 12 марта османский воевода Мюрад с 2-тысячным отрядом, снятым с осады, нанёс сильный удар во фланг отряда Крусича. «Не к тому привыкли немцы, и итальянцы скоро смешались»: королевский отряд отступил и бежал. Задержать свои войска Крусичу не удалось. Солдаты спешно возвращались на корабли и так их перегрузили, что не смогли отойти от берега. Османы добили отряд. Сам Крусич тоже погиб. Воевода Мюрад пронёс на копье его отрубленную голову на глазах у защитников крепости. 25 марта 1537 года гарнизон Клиса, утратив надежды на помощь, сдался.


Укрепления замка Клис в наше время

Той же весной корпус Мехмед-паши захватил и разорил окрестности Пожеги и Вероци (ныне хорватский город Вировитица), взял замки Будак, Дереслак, Обровац (Bozko, Beriszlo, Obrovaz). Под временный османский контроль попала вся Далмация по Эссек (ныне Осиек) и Дьяковар, кроме прибрежной венецианской части.

Король Фердинанд готовил ответный удар. Поскольку на Братиславском сейме, ещё до начала османского наступления, знать габсбургской Венгрии собрала на борьбу с турками неожиданно крупные средства, было решено не просто «наказать приграничных пашей», но и отобрать у османов ряд стратегических опорных пунктов до самого Белграда. Сбор войск назначили у Капронци (современный хорватский город Копривница), а командование было поручено Иоганну Катцианеру, герою Леоберсдорфа (1532).

Венеция, 1536—1537 годы

В 1536 — первой половине 1537 года Венецианская республика оказалась под серьёзным политическим давлением. Её вожди, опасаясь за остатки своих средиземноморских владений и за благополучие заморской торговли — источника богатства Венеции, уже треть столетия уклонялись от любых действий, которые могли показаться османским султанам враждебными. Четверть века Венеция избегала и активного участия в итальянских войнах — особенно после того, как в них получил явное преимущество император Карл.

Но к 1537 году возможности лавирования иссякли. Казнённый в марте 1536 года великий визирь Ибрагим долгое время был гарантом «снисходительности» султаната по отношению к Венеции и венецианским владениям в Средиземном море, — а эти владения были завидной добычей. Соглашение же между французским королём и султаном заставило императора Карла активно искать содействия в средиземноморском регионе.


Немецкая картауна, изготовленная в 1526 году. Ядро 17,7 см (40 нюрнбергских фунтов). Cod. 10817

Ещё в январе 1536 года в Венецию прибыли посланники и от Франциска І, и от Сулеймана. Послы султана настаивали на заключении совместного с французским королём союза против императора. Посланники французского короля предлагали немедленно отдать Венецианской республике Кремону со всеми землями и поспособствовать возвращению Сервии и Равенны, а также Отранто и других адриатических портов Италии — иначе говоря, всех утерянных Венецией в итальянских войнах земель. В обмен на это французы хотели дружбы и совместного выступления против императора, а также гарантий от французского союзника султана. Появились в Венеции и представители императора, в числе которых прибыл и адмирал Дориа. Они не менее настойчиво склоняли Сенат выступить против султана. Обе стороны нуждались в венецианских морских базах и флоте.

После всех недавних неудач политические верхи Венеции опасались принять сторону какого-либо одного из мощных военно-политических блоков и остаться в нужный момент без помощи. Преобладали приверженцы осторожной политики: ни твёрдого мира, ни открытой войны. Венецианцы пытались до последнего оттянуть военное столкновение. Они поздравляли султана с великой победой в Персии в 1535 году, жаловались на 10-процентное повышение «сирийской пошлины» — и никак не давали согласия на военный союз; щедрость французского короля вызывала у Синьории восторг, — но с конкретным ответом надо было погодить и всё хорошенько обдумать. Уклончивые ответы поступали и на предложения имперских посланников.

Но война приближалась, и в Венеции это чувствовали. 22 февраля 1537 года Синьория выбрала «15 благородных мужей, весьма опытных во всяких морских делах, кои именуются руководителями (governatori)», которые под угрозой штрафа в 500 дукатов не могли ранее чем через два года оставить эту должность. Для гарнизонов заморских владений было нанято 8 тысяч солдат. Галерный флот занимался ремонтом и вооружением. Венецианский галеон «Святой Дух» (Spirito Santo), построенный в 1531 году и «несущий более 100 бронзовых бомбард, машина весьма значительная», 27 июля получил нового капитана — Александра Бондумьеро, выбранного из 21 кандидата.


Венецианский галеон XVI века. Модель из Музея морской истории, Венеция

Венецианский галеон под командованием Бертуччо Контарини в 1535 году нёс орудия следующего калибра: десять 50-фунтовых пушек, восемь 20-фунтовых пушек, две 20-фунтовые кулеврины, шесть 12-фунтовых сакров, два 30-фунтовых и два 100-фунтовых камнестрела, две кулеврины «in vida» (возможно, спаренные установки), два 6-фунтовых фалькона, двенадцать 3-фунтовых фальконетов, две 45-фунтовые кортальды (судя по названию — старые образцы времён ди Джорджио Мартини), а также 80 мушкетов калибром в 1 фунт.

В мае 1537 года бо́льшая часть венецианского флота — 54 галеры — под началом капитан-генерала (адмирала) Джироламо Песаро отправилась в Южную Адриатику для прикрытия стратегически важного венецианского владения — острова Корфу. Песаро должен был «с величайшей осторожностью избегать провокаций и не давать повода для войны с султаном». Нападать на французские и османские корабли было запрещено, а вступать в бой можно лишь «при прямой угрозе Адриатическому морю» — то есть венецианскому судоходству. Вторая часть флота — 46 галер — под началом Джованни Веттури, «капитан-генерала залива» (di golfo), крейсировала у берегов Далмации, прикрывая Катаро (современный черногорский Котор).

Продолжение тут.

Предыдущее тут.

Источник


Tags: Венгрия, Италия, Молдавия, Польша, Средневековье, Турция, историческое
Subscribe

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments