Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Category:

«Всех черноголовых склонил я к моим стопам…»



В Британском музее в Лондоне хранится так называемая Призма Тэйлора, найденная британским полковником Робертом Тэйлором на руинах Ниневии, бывшей столицы Ассирийской державы. На этой глиняной шестигранной призме высотой 38 см и шириной 14 см рассказывается о походах ассирийского царя Синаххериба и победах над всевозможными неприятелями. В длинном списке покорённых царей и царьков правитель упомянул и иудейского царя Иезекию, поднявшего против него мятеж в 705 году до н.э. Синаххериб был далеко не первым ассирийским монархом, которому приходилось приводить в чувство строптивых вассалов Леванта. Усмирять Левант доводилось ещё далёким предшественникам Синаххериба на ассирийском престоле.


Как все начиналось

Территория Леванта (в узком смысле — нынешних Сирии, Израиля, Палестины и Ливана) со времён глубокой древности служила объектом притязания великих держав, начиная с Древнего Египта и Хеттского царства, насмерть бившихся за обладание этим стратегически важным богатым регионом. Уходили одни претенденты на доминирование, приходили другие. После «кризиса бронзового века» немногие государства нашли в себе силы подняться из руин, и одним из них стала Новоассирийская держава. Её цари возобновили экспансионистскую политику, стремясь поставить под свой контроль важнейшие торговые пути и источники ценных ресурсов «Плодородного полумесяца».


Новоассирийская империя

Энергичный и воинственный Ашшурнасирапал II (Ашшур-насир-пал II, 883–859 годы до н.э.), обезопасив северные, восточные и южные границы государства и закрепив за собой завоёванные на этих направлениях земли, обратил взор на запад и юго-запад. Весной 876 года до н.э. он двинул войско в Северную Сирию, наводя ужас на тамошних царьков, спешивших к нему с дарами и признаниями покорности. Ашшурнасирапал II имел все основания приказать занести в анналы своего царствования преисполненные чувством собственного величия и могущества слова:

«Я, Ашшурнасирапал, великий царь, могучий царь, царь множеств, царь Ассирии, сын Тукульти-Нинурты, великого и могучего царя, царя множеств, царя Ассирии; доблестный воин, идущий в силе Ашшура, моего господина; тот, кому нет равных среди царей четырёх сторон света; царь, что покорил земли от Тигра до Ливана и берегов Великого Моря (в водах которого, если верить надписи на воздвигнутой по его приказу стеле у ливанской реки Нахр-Эль-Кельб, он омыл своё оружие — прим. авт.)...».

Ашшурнасирапал II проложил путь в Левант, став примером для своих преемников и наследников. Дело отца продолжил Салманасар III (Шульману-ашаред III), неоднократно наведывавшийся за Евфрат. После смерти Салманасара Ассирию охватила смута, и её правителям стало не до походов в Сирию и Левант. Но уже внук Салманасара Ададнерари III (около 811–783 годы до н.э.) возобновил традицию регулярных вторжений в Заевфратье. Он подчинил бо́льшую часть Леванта — «землю Хатти, всю землю Финикии, Тир, Сидон, Бит Хумри, Эдом и Филистию вплоть до моря Заката».


Ашшурнасирапал II

Ассирийских царей нельзя было назвать домоседами. Проводимые с большей или меньшей регулярностью, их военные экспедиции-набеги, однако, не имели своей целью установить власть над разорёнными землями. Сломив сопротивление противника, агрессоры стремились устрашить его своей жестокостью. Ашшурнасирапал II похвалялся своими деяниями:

«С мятежной знати, что восстала против меня, я содрал кожу и превратил её в трофеи — некоторые оставил гнить в куче, некоторые распял на кольях на вершине кучи, некоторые расставил на кольях вокруг неё; многие для обозрения в моей земле я выставил, снятую с них кожу я прибил к стенам; начальникам царской гвардии, мятежникам, я отрубил конечности».

Ассирийские цари налагали на правителей Леванта огромную дань и, довольствуясь внешними признаками покорности, возвращались домой. Салманасар III писал в анналах, рассказывая о своих походах в Северную Сирию:

«Я принял в Ашшур-утир-асбате на том берегу Евфрата, что над рекой Сагуром и который хетты называют Питру, дань серебром, золотом, оловом, бронзой, бронзовыми котлами от царей, что по ту сторону Евфрата, от Сангара, кархемишца, Кундаспа, куммухца, Арама, битагусийца, Лалла, мелидца, Хаяни, бит-габарца, Кальпаруды, хаттинейца, Кальпаруды, гургумца. Я выступил от Евфрата, приблизился к Алеппо; битвы они убоялись, обняли мои ноги; я принял их дань серебром и золотом, принёс жертву Шамашу».


Салманасар III

Конечно, это вовсе не означало, что, вернувшись в свою столицу, ассирийские владыки почивали на лаврах. Нет, они бдительно следили за тем, как ведут себя вассальные правители окрестных стран, и при первых же признаках непокорства снаряжали карательные экспедиции. Например, в 854 году до н.э. правители Северной Сирии, финикийских городов и Израиля попробовали было выступить против Салманасара III, создав коалицию и собрав большую армию. По словам ассирийского царя, их войско насчитывало 3240 боевых колесниц, 1900 всадников, 1000 мехаристов на верблюдах и 44 900 пехотинцев. Грозный ассирийский владыка незамедлительно выступил против них и в кровопролитной битве при Каркаре, что на реке Оронт, разбил союзников — так, во всяком случае, заявил царь в своих анналах:

«С помощью высокой силы, данной Ашшуром, и могучего оружия, дарованного Нергалом, моим предводителем, я с ними сразился, нанёс им поражение от Каркары до Гильзау, поверг оружием 14 000 их бойцов, излил над ними свой ливень, подобно Ададу, разбросал их трупы, многочисленным воинством их наполнил пространство пустыни, оружием пролил их кровь».

Покарав виновных, захватив богатые трофеи и собрав дань, с чувством исполненного долга ассирийские цари возвращались домой — до следующего похода.

Всё течёт, всё меняется

Такой порядок вещей казался незыблемым, но ничто не может считаться вечным. Младший сын Ададнерари III, Тиглатпаласар III (Тукульти-апал-Эшарра, 745–727 годы до н.э.), придя к власти в тот момент, когда казалось, что величию Ассирии уже не суждено восстановиться, решительными мерами переломил неблагоприятный ход событий. Проведя несколько реформ, он возобновил традицию регулярных походов, в том числе и на запад, за Евфрат, к берегам Великого моря.

Его походы не просто повторяли прежние нашествия, имевшие своей целью в первую очередь банальный грабёж. Говоря о переменах в завоевательной политике Ассирии при Тиглатпаласаре III, отечественный историк Ю.Б. Циркин писал, что если «походы Ашшурнасирапала II и Салманасара III были, по существу, грабительскими, а получение дани — эпизодическими событиями», то всё переменилось при новом царе:

«Он перешёл от эффектных, но эпизодических грабительских походов к политике территориальной аннексии и прочному подчинению тех или иных государств».


Тиглатпаласар III

Итак, на смену походам и карательным акциям, носившим нерегулярный, разовый характер, пришли систематические, хорошо организованные, планомерные завоевания, сопровождавшиеся массовым захватом пленных и переселением многих тысяч жителей завоёванных земель в другие провинции империи. Как отмечал отечественный историк Д.Ч. Садаев, при Тиглатпаласаре III

«переселение из одной области в другую стало системой, оно проводилось в огромных масштабах и имело далеко идущие цели. В среднем 30–35% населения покорённых областей переселялось либо в центральную часть страны, либо в другие провинции, а на освобождённые земли переселенцев селили другие народы...».

В том, что дело теперь будет обстоять именно так, очень скоро пришлось убедиться жителям Леванта. Разобравшись в первые годы своего правления со старинным врагом Ассирии, государством Урарту, Тиглатпаласар III приступил к планомерному покорению Восточного Средиземноморья, обратив внимание в первую очередь на богатые финикийские города-государства побережья. Финикийцы, желая сохранить независимость, пытались играть на противоречиях между Ассирией и её врагами в Сирии, но безуспешно. Раз за разом Тиглатпаласар доказывал маловерам, что мощь его царства достаточно велика, чтобы не только восстановить статус-кво, но и расширить ассирийские пределы дальше к югу.

К началу 720-х годов до н.э. власть Ассирии в Леванте казалась непоколебимой. Дамасское царство, долго сопротивлявшееся ассирийцам, окончательно пало. Израильское царство было разгромлено, расчленено и разорено. Цари крупнейших финикийских городов побережья — Тира (его правитель Хирам II, пытаясь спасти свою жизнь и свой город, целовал ноги ассирийскому царю), Арвада, Библа, Сидона и других — покорились и платили Тиглатпаласару дань.


Царь Иудеи Ахаз

Помня об их изменчивости, ассирийский владыка установил над местными царьками более жёсткий, чем прежде, контроль, учредив в Восточном Средиземноморье особое наместничество с центром в городе Цумур (Симирра) во главе со своим сыном и наследником Салманасаром. Враждовавший с Дамаском и союзным ему Израильским царством правитель Иудеи Ахаз, во владениях которого находился город Лахиш, искал помощи и поддержки у Тиглатпаласара — и получил её, но взамен признал себя вассалом ассирийского царя и обязался платить ежегодную немалую дань. Таким образом, к концу правления Тиглатпаласара III практически весь Левант попал в зависимость от Ассирии, прямую или косвенную. Впрочем, последняя мало чем отличалась от первой.

«Умиротворение» мятежников

Ассирийские наместники не делали особого различия между собственно ассирийскими территориями и сохранявшими де-юре автономию вассальными государствами Леванта. Их жёсткая власть не могла не вызвать недовольства местных царьков. В этой среде зрел заговор, направленный на свержение власти Ассирии и восстановление независимости. Смерть Тиглатпаласара III в 727 году до н.э., казалось, предоставила им такой шанс. В Финикии вспыхнуло восстание во главе с царём Элулаем, правившим Тиром. Его поддержал израильский царь Хошеа (Осия), который рассчитывал на помощь Египта. И снова ассирийское войско показало себя непобедимым на поле брани. Союзники были разбиты и осаждены в своих столицах, Тире и Самарии. Увы, это не спасло Салманасара V, который погиб от рук заговорщиков в 721 году до н.э.

Новым царём Ассирии стал Саргон II (Шарру-кин II, возможно, младший брат Салманасара). При известии о дворцовом перевороте в Ассирии мятеж в Леванте, практически подавленный Салманасаром, вспыхнул с новой силой. Ассирийский царь, засучив рукава, занялся «умиротворением» взбунтовавшихся земель.


Саргон II

Первым попал под раздачу израильский царь Хошеа. Саргон довёл до конца осаду Самарии, начатую его предшественником.

«Я осадил и взял Самарию. 27 280 её жителей я увёл в плен. Я забрал 50 колесниц, но другие оставил им. Я поставил своего наместника над ними. Я обложил их такой же данью, которой обкладывали прежние цари».

Затем настала очередь прочих мятежников, поддержанных египтянами. После упорного сопротивления капитулировал Тир, и его царь обязался платить Саргону дань. Под Рафией южнее Газы был разгромлен тамошний царёк Ганнон. Ассирийский правитель сообщал:

«Ганнон, царь Газы, в союзе с Египтом у Рафии выступил против меня. Я дал им бой. Себех (фараон XXV эфиопской династии Шабака — прим. авт.) из Египта убоялся моих армий и бежал. Никто с тех пор не видел даже следа его. Я забрал в своё владение земли Ганнона, царя Газы».

Разгромлены в битве при Каркаре были и царьки Северной Сирии. По словам Саргона,

«город Каркар, который собрал мятежников, я окружил, взял его и превратил в руины. Я захватил его (вождя мятежников, царя Хамата, что на Оронте, по имени Илубиди — прим. авт.) живьём и содрал с него кожу. Я убил предводителей восстания в каждом городе и каждый город разрушил до основания. Я забрал в свою армию 200 колесниц и добавил к своим войскам 600 всадников из страны Хамат».

После серии военных экспедиций Саргону удалось не только восстановить статус-кво в Восточном Средиземноморье, но и существенно расширить границы ассирийских владений в этом регионе. Как отмечал Д.Ч. Садаев, после его походов «между ассирийской державой и царством египетских фараонов остался небольшой клочок земли Иудейского царства», где около 727 года до н.э. воцарился сын Ахаза Иезекия (Хизкия, Хизкийаху).

Новый царь, новый мятеж

На первых порах новый правитель Иудеи вёл себя осторожно: не ввязывался во внешнеполитические авантюры и сосредоточился на внутренних реформах и укреплении своего государства. Как и его отец, он исправно выплачивал дань ассирийским царям — сперва Салманасару V, а затем и Саргону II. Однако его верность политике предшественника носила, как выяснилось позднее, временный характер. Иезекия накапливал силы, искал союзников, ремонтировал крепости и выжидал удобного момента, чтобы вернуть своему царству независимость и избавиться от тяжкого ассирийского ярма.


Царь Иудеи Иезекия

Такой момент представился, как решил иудейский царь, в 705 году до н.э., когда до Иудеи дошли известия о том, что Саргон II был убит в своём шатре во время очередной военной экспедиции. Эти новости всколыхнули Ближний Восток, и старшему сыну Саргона, Синаххерибу (Син-аххе-эриба), взошедшему на престол летом того же года, пришлось, как уже не раз бывало в ассирийской истории, заняться усмирением непокорных вассалов.

Первым на очереди был старый враг Ассирии — царь Вавилона Мардук-апла-Иддин II и его союзник Шутрук-Наххунте II, царь Элама. Военная машина Ассирии сработала безукоризненно, и Синаххериб имел все основания праздновать триумф:

«В первом моём походе я в окрестностях Киша нанёс поражение Мардук-апла-Иддину, царю Кардуниаша, вместе с воинами Элама, приспешника его. Посреди этого сражения он покинул свой лагерь, умчался один и спас свою жизнь. Колесницы, коней, повозки, мулов, всё, что в разгаре битвы он бросил, захватили руки мои. В его дворец, что посреди Вавилона, с ликованием я вошёл. Я отворил его сокровищницу, золото, серебро, золотую и серебряную утварь, драгоценные камни, всё, что только было, добро и имущество бессчётное — тяжёлую кладь, его дворцовых женщин, вельмож, придворных, певцов, певиц, всех ремесленников — всё, принадлежащее к обиходу его дворца, я повелел вынести и забрал как добычу».

Разбив Мардук-апла-Иддина, Синаххериб повернул своё воинство на северо-восток, разгромив горцев-касситов Загроса и царя страны Эллипи, граничившей с Эламом. Можно было ожидать, что в следующий поход ассирийский царь отправится в Элам, но этого не случилось.


Правитель Ассирии Синаххериб

Тревожные вести пришли в его ставку от берегов Великого моря. Снова, как это бывало уже не раз, подняли мятеж финикийские города во главе с Тиром. Его царь Элулай счёл момент подходящим для того, чтобы сбросить со своей шеи ассирийское ярмо. Иезекия пошёл по его стопам, обратившись за помощью к египетскому фараону Шабаке и завязав контакты с Мардук-апла-Иддином. Помимо этого, он отказался выплачивать дань и приложил руку к свержению правителя города Экрон Пади, который не стал поддерживать иудейского царя в его антиассирийской политике.

Всё это были поводы более чем достаточные, чтобы Синаххериб решил наказать своего непокорного вассала. Оставив на время в покое эламитов и беглого незадачливого претендента на вавилонский престол, ассирийский владыка снарядился в третий от начала его царствования поход. На этот раз путь его войска лежал на запад, к Великому Морю, и дальше на юг, в землю филистимскую и иудейскую, к границам Египта, давнего соперника ассирийцев и их предшественников за влияние в Леванте.

Продолжение тут.


Источник


Tags: Античность, Ближний Восток, Израиль, Ливан, Сирия, историческое
Subscribe

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments