Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

Ответный удар императора Карла V



Турецкая война 1532 года далеко не сводится — как в сенсационных изложениях — к одной-единственной «героической обороне Гюнса, изменившей всё». И это не говоря уже о том, что оборона Гюнса в каком-то смысле сыграла на руку обоим владыкам, императору Карлу V и османскому султану Сулейману. Однако, как бы то ни было, Гюнс удерживал близ себя главные силы Сулеймана до конца августа. И это дало время Карлу собраться с силами.


Вена и Леоберсдорф

Общеимперская «помощь людьми» в действительности собирает 29 516 пеших и 5 570 конных, которые с 8 августа 1532 года начинают прибывать на место сбора. Ожидания императора Карла V иметь к концу августа близ Вены более 85 тысяч войска не сбываются. К началу сентября из сил общеимперского сбора на месте оказываются 22 тысячи, но собственные императорские наёмники всё ещё в пути, и ждут их не скоро.

Тем временем с начала августа Нижнюю Австрию опустошают конные отряды Касим-бея общим числом до 16 тысяч. При этом до прихода вестей о повороте султанской армии от Гюнса имперское командование не находит возможности выслать против Касим-бея хоть что-нибудь из собирающихся близ Вены сил. Лишь в первых числах сентября обстоятельства проясняются.

2 сентября «христианнейшее войско» выходит на смотр на общинных лугах Вены (Volksfelde). Его главнокомандующим назначен пфальцграф Фридрих. 4 сентября собирается военный совет. 6 сентября пфальцграф строит пеших в три круга и представляется им как «римского императора воевода и священной империи высший военачальник». Он приносит клятву верности и назначает высший командный состав.


Фрагмент «Tabula Hungariae» (1528). Нижняя Австрия продолжается за левый обрез карты. Места преследования и разгрома корпуса Касим-бея здесь расположены ниже Вены, между горными грядами

6–7 сентября отряд под началом Иоганна Катцианера уходит в Штирию, вдогон за главной османской армией. Тем временем 9 сентября османские отряды доходят до Штейра, но вскоре Касим-бей получает вести об отступлении султанской армии. Он собирает свой корпус и поворачивает его в Венгрию, разделив на две части: меньшую под началом Ферис-бея и собственную, численностью около 10 тысяч человек. 18 сентября силы Касим-бея стоят лагерем у Поттенштайна.

15 сентября сам пфальцграф выходит с 12 ротами пехоты и 1600 конными при 12 орудиях на Лахсенбург, пытаясь перехватить силы Касим-бея. Другие военачальники перекрывают возможные пути движения противника ещё с более чем 10 тыс. и 3,5 тыс. конных. К 19 сентября лагерь Касим-бея обнаружен, и к нему с двух сторон приближаются отряд пфальцграфа и отряд из имперского города Аугсбурга под началом Себастьяна Шертлина из Буртенбаха (300 стрелков с гаковницами). Шертлин пытается ночью на 19 сентября устроить внезапную атаку, но это не удаётся. Касим-бей снимает лагерь, но уходить ночью по трудной местности не решается.


Окрестности Поттенштайна и Леоберсдорфа. Войска пфальцграфа и орудийные позиции обозначены красным, крупные османские отряды, идущие на прорыв — зелёным. Также обозначены: A) османский лагерь в ночь на 19-е; B) атаки Шертлина утром 19-го; C) позиции войск пфальцграфа; D) места прорыва крупных отрядов османов

С рассветом 19 сентября стрелки Шертлина под прикрытием тумана приближаются и берут силы Касим-бея под сильный обстрел. Те, в конце концов, обращаются в бегство по узкой долине реки Тристинг между взгорьями к Леоберсдорфу, где их уже поджидают силы пфальцграфа с 70 орудиями (возможно, вместе с орудиями здесь посчитаны двойные гаковницы и подобные им образцы).

Начинается избиение. Османы пытаются укрыться в лесу, части конников удаётся пробиться мимо сил пфальцграфа на равнину, где их преследует силезская конница и загоняет в болота к югу от Шёнау. Остатки корпуса Касим-бея врассыпную пытаются достичь султанских владений. Теперь их уничтожают даже крестьяне. Неизвестно, сколько османов находилось в лагере у Поттенштайна, но их потери только 19 сентября составили от 6 до 8 тысяч. Сам Касим-бей был убит. Султан Сулейман узнаёт о судьбе корпуса Касим-бея лишь в середине октября, находясь уже в Белграде.

Вышеград и Гран

В то самое время, когда главные силы султана осаждают Гюнс, речная флотилия османов под началом Луиджи Гритти пытается пробить путь по Дунаю мимо Вышеграда и Грана. Вышеград, не получивший гарнизона, без труда захвачен личным составом флотилии (матросы и пехота, всего ок. 10 тысяч человек).

Гран защищают Фома Ласкано с тысячей ландскнехтов и Варфоломей Хорват с ополчением из архиепископских земель. Сам же архиепископ Вардай, чья верность королю Фердинанду под сомнением, удалён в Прессбург. Гритти блокирует Гран с суши и с реки, не давая городу доступа к воде.

Королевская речная флотилия под началом немца Корпорануса (около 60 судов) по приказу отступает к Коморну, где ожидает прихода судов с тяжёлыми пушками. Здесь её, однако, настигает османская флотилия. Сначала королевские силы топят четыре османских судна, но большое численное преимущество османов в судах и людях, особенно в пехоте и стрелках-лучниках, позволяет им одержать верх. Корпоранус уходит лишь с половиной судов, остальные потоплены или захвачены.

Гран, однако, держится, и транспорты с осадной артиллерией не могут пройти к Вене. Штурмы неудачны, осаждённые делают вылазки. Гритти пытается взять город измором, но после того, как на Гран выходит корпус Катцианера, Гритти снимает осаду и в октябре возвращается в Буду.

Венский смотр

23 сентября император Карл со своим братом, королём Фердинандом, прибывает в Вену. Всего к тому времени, по подсчётам Шертлина, собрано 65 тыс. пеших и 11 тыс. конных, в том числе из немецких имперских земель — 20 тыс. пеших и 4 тыс. конных. Король Фердинанд насчитал 80 тыс. пеших и 6 тыс. конных. А по данным Сепульведа и Йовия армия насчитывала 90 тыс. пеших, из них 20 тыс. стрелков, и 30 тыс. конных. Как отмечает Дельбрюк, большие разногласия достойных доверия очевидцев в отношении количества войск «примечательны».

Кроме того, собрано «много орудий с пушкарями». «Роспись на турецкую войну 1532 года» предписывала иметь для 90‑тысячного войска 100 орудий, из них 32 осадных, из них 8 шарфмец.

Император устраивает войску смотр. Пикинеры строятся в три квадрата глубиной и шириной по 140–150 человек, между квадратами построена конница. Всё это построение окружено пятью рядами стрелков, перед фронтом войска выстроены орудия.

В любом случае, с собранными силами можно было бы легко ликвидировать вассальное османам альтернативное венгерское королевство, но войска, собранные ради обороны от турок, отказываются воевать с королём Яношем, и их распускают. Чехи («богемцы и моравы») также уходят. Свою роль играет и то, что солдаты-протестанты не желают воевать ради выгоды католика-императора. Часть войск император забирает с собой в Испанию. Итальянские наёмники оставлены Карлом Фердинанду, но, когда их жалованье перестаёт поступать регулярно, покидают королевскую службу и уходят на родину.

Так Фердинанду для его венгерских предприятий остаются пехота из Тироля и графства Пфирт (Феррет), а также немного конницы — всего не более 5 тысяч человек. С этими малыми силами в венгерские земли отправлен Иоганн Катцианер. Но сделать ничего серьезного он не решается, а лишь заставляет корпус Гритти снять осаду Грана. К концу года начинаются мирные переговоры.

Средиземное море

Ещё весной 1532 года император Карл приказывает адмиралу Дориа осуществить набег в Восточное Средиземноморье, дабы оттянуть часть султанских сил от новой войны, назревающей в Венгрии. Флот Дориа из 44 галер выходит с Сицилии. 8 августа к нему присоединяется эскадра Иоаннитского (теперь уже Мальтийского) ордена, состоящая из большой каракки и других кораблей и судов. Но попытка Дориа усилить свой флот встреченной у Занты венецианской эскадрой из 60 галер под началом Винцента Капелло неудачна. Дабы сберечь остатки своих средиземноморских владений, венецианцы воздерживаются от любых враждебных действий против Султаната.


Балканы и Пелопоннес (открывается)

Более того, уже в следующем году, в ноябре 1533 года, происходит позорный эпизод. Молодой венецианский флотоначальник Жироламо да Канале нападает в водах Крита на вероятно враждебную турецкую эскадру, два корабля топит и пять захватывает. Верхи Венеции, спешно отправив в Порту послов с извинениями, не могут ничего открыто сделать с Жироламо, поскольку венецианцы считают того героем. Но и одобрить его они не смеют. Однако вскоре молодой Жироламо — с подозрительной внезапностью — умирает в Занте, чем «снимает великое неудобство» для синьории. Впоследствии сын да Канале ставит-таки мемориальную доску в честь отца в церкви Св. Иоанна и Павла.

Поскольку в районе залива Ларта или Превезы флот Дориа поджидает вражеский флот из 70 галер, то прямое столкновение при таком соотношении сил нежелательно (по много позднейшим сообщениям, у Дориа «42 галеры и 35 больших кораблей»).

Замысел обойти противника и, форсировав Дарданеллы, нанести удар по Константинополю, где нет военных кораблей, отвергнут. Удар по Модону признаётся нежелательным, поскольку солдаты не желают рисковать жизнью при взятии места, в котором год назад побывали рыцари с Мальты, не оставив ничего ценного. Военный совет делает хорошую мину и оставляет непослушание солдат без последствий. Удар же планируется по стратегически важной крепости Корон, отстоящей от Модона на 20 километров по суше.


Современный вид на крепость Корона со стороны бухты

К 10‑м числам сентября флот Дориа приближается к Корону. В эти же дни главная османская армия движется от стен Гюнса обратно (о чём уже известно в Вене, но вряд ли уже известно Дориа), а конные отряды османов продолжают жечь и грабить Южную Австрию.

Шестибашенная крепость Корон (возле одноименного местечка, ныне Корони, а в античности Херонея; родина Плутарха) на южной оконечности Пелопоннесского полуострова укреплена на старый лад, и её расположение на местности позволяет обойти её по суше. Это и проделывает Дориа: высадив пехоту с артиллерией, он выдвигает к крепости корабли.

Пехота (итальянцы Джерома Туттавильи и графа Сарно, испанцы Мендосы) приближается и устраивает две батареи (у Коронелли — одна батарея в 14 орудий), после чего начинается обстрел с суши и с моря — с линии галер и с орденской каракки. Быстро пробита брешь, но штурм испанского и итальянского отрядов отбит с большими потерями — 300 убитых, среди них офицеры, много раненых.

На следующий приступ, 12 сентября, идёт мальтийский отряд под началом приоров Рима и Оверни — 200 рыцарей и 500 человек пехоты. Лестницы наступающих недостаточно высоки, чтобы достать до верха стен, и им приходится взбираться по обломкам на верх бреши. Все это приходится делать под сильным ружейным огнём и обстрелом из арбалетов, под градом камней и зажигательных снарядов. Невзирая на потери, штурмующие берут верх бреши и поднимают там боевое знамя. После этого гарнизон и городское ополчение быстро сдаются на условиях, согласно которым природные турки сохраняют свои жизни и дома в неприкосновенности, зато на разграбление отдано имущество местных евреев.


Вид на Корон в конце XVII века. Возможно, это те же самые укрепления, что и в 1532 году

В османской «Истории войны на море» Хаджи Халифе, написанной в середине XVII века, фактически беспрепятственное движение флотилий Дориа объясняется тем, что император, де, подговорил Абдуллу, бея Тлемсена (Тилмисана; северо-запад современного Алжира) взбунтоваться против власти Хайреддина и даже послал бею в помощь 14 судов для нападения на Алжир. Хайреддин, собиравшийся было в Константинополь, узнав о мятеже, покидает свой флот и ведёт против Абдуллы армию, побеждает того в битве и берёт выкуп в 30 тыс. золотых. Но тем временем Дориа уже захватывает Корон, а капудан (адмирал) Ахмед-паша с 80 кораблями опаздывает оказать помощь крепости.

В следующие дни Дориа продвигается дальше и захватывает Патрас, а эскадра иоаннитов — замок Ардинель. Без особого сопротивления взято ещё несколько прибрежных крепостей. Однако ввиду приближения зимы флот возвращается в свои порты. Крепость Корон занимается гарнизоном под началом артиллериста и военного инженера Луисам Пизаньо. В составе гарнизона 1180 стрелков, получающих ежемесячно 3 фунта пороха (на 45 выстрелов).

Конец 1532 года

Король Фердинанд, лишившись своей великой армии, пытается договориться о мире, но вначале переговоры безуспешны. Им противодействуют герцог Баварии и ландграф Гессена, желающие, чтобы Фердинанд и Заполья не прекращали борьбы. Позже, однако, из Константинополя становится известно, что султан против мира не возражает, на что влияют и неуспех австрийской кампании султана, и захват Корона, и назревающая очередная война султана на восточном фронте — с Персией. Султан называет Фердинанда «своим сыном», соглашается на сохранение статус-кво в отношении владений в Венгрии и даже сначала соглашается оставить в руках христиан Корон, куда уже собираются перебазироваться рыцари-иоанниты. И всего-то он требует, чтобы Фердинанд в знак покорности прислал султану ключи от Грана, не требуя передачи ему самого города.

Переговоры длятся более полутора лет, и мир султана и Фердинанда — «на столь долго, насколько захочет того сам Фердинанд» — заключается лишь 23 июня 1534. Тогда, однако, султан, как раз победивший Персию и вернувший себе Корон, принимает гораздо более жёсткий тон, и новая война оказывается не за горами.

После войны 1532 года император Карл восславляется как великий Габсбург и победитель турок. Ему начинают приписывать защиту Вены в 1529 году; появляются гравюры, где Карл лично ведёт войска, снимающие осаду. Тут имперская пропаганда не уступает в размахе пропаганде султанской. Отзвуки этого мифа проявляются даже в достаточно современной исторической литературе — например, «трёхлетняя осада Вены» у Хорошкевич. Впрочем, первая половина 1530‑х годов – это действительно пора больших успехов императора, и пора его поражений и разочарований ещё впереди.

Техника. Средиземноморские галеры

В середине 1480‑х годов средиземноморские галеры получают крупнокалиберную (камнестрельную) бомбарду в носовой установке, а также некоторое количество малокалиберных пушек на вертлюгах. Испанские галеры, как правило, вооружены сильнее венецианских, хотя именно крупнокалиберную бомбарду как «стандартное» основное вооружение галер ввели, скорее всего, как раз венецианцы. В 1513 году галеры венецианской и генуэзской постройки под флагом французского короля показывают силу своего «главного калибра» в морской битве у Бреста, где англичане якобы «ошеломлены» силой огня французских галер средиземноморского образца.

Постоянная эскалация средиземноморской войны приводит к усилению вооружения её основного морского средства – галеры, причём вооружение испанских галер усиливается ранее, чем в случае галер итальянских.


Галера с мощным артиллерийским вооружением на носовой платформе, вероятно, испанская. Фрагмент гравюры Франца Гюйса, первая половина 1560‑х годов, по рисунку Брейгеля-старшего. Metropolitan Museum

Так, флагманская галера «Капитана» адмирала Филиппино Дориа, победителя французов 28 апреля 1528 года у мыса Орсо (между внутренней частью залива Салерно и бухтой Амальфи), в 1528 году несёт 40-фунтовый «василиск» (вероятнее, литое бронзовое орудие), две полупушки (medios cañones), два сакра и два фальконета.

Правила оснащения и вооружения 24-скамеечных галер на верфях Барселоны в 1530 году предусматривают главное орудие (наверняка на скользящем лафете) и два сакра (возможно, также на скользящих лафетах) с двух его сторон. С каждой стороны этой «центральной батареи» поставлены по три тяжёлых столба («орудийные тумбы»), на которых на поворотных или вертлюжных установках расположены, по направлению к борту, по одной полупушке (камнестрел калибром около 4 фунтов) и по два эсмериля (до 1 фунта свинца или дроба). С двух бортов на утлегаре размещены ещё две полупушки (в местах, где скамьи отсутствуют, т. е. в местах для лодки и печи камбуза). На кормовой площадке находятся восемь эсмерилей и две мортирки «на столбах», а также две мортирки «на носу» (исследователи затрудняются указать точное место).

В действительности, впрочем, вооружение далеко не всегда соответствует этому стандарту, и не в последнюю очередь – из-за нехватки орудий. Аррумбада, т. е. второй этаж носовой платформы и орудийная площадка, к 1535 году если и встречается, то не часто.


Часть гравюры, изображающей морскую битву между парусными и гребными судами в Мессинском проливе. Примечательны дистанция боя, низко расположенные орудийные порты и мощные кормовые батареи на парусниках, а также трудности абордажа с низкобортной галеры

К середине 1530‑х годов вооружение имперских и венецианских галер существенно усиливается. Испанские требования к вооружению в 1536 году расширены, и средний калибр, согласно им, должен включать 2 половинные кулеврины и 2 сакра (в данном случае отличаемые от половинных кулеврин) в носовой батарее. Как и ранее, эти требования в полном объёме исполняются далеко не всегда.

К 1535 году обыкновенная венецианская, генуэзская или неаполитанская галера с корпусом 40–45 м в длину и 5–6,7 м в ширину приводится в движение 160–200 гребцами-галиотами, расположенными на 25–30 рядах поперечных скамей. Она способна развивать в кратковременном рывке скорость в 7–8 узлов. Вооружение её составляют:

* «главный калибр» — орудие 30–40‑фунтового калибра под железное ядро или же крупнокалиберная камнестрельная бомбарда;
* «средний калибр» — два или более орудия, чаще длинноствольные, калибром порядка 7–10 фунтов железа или 10–15 фунтов камня;
* «противоабордажный калибр» — до 10, иногда более малокалиберных пушек со стволами весом 50–100 кг и съёмными пороховницами, на вертлюгах.

В примере, приводимом Гильмартином, средний калибр составляет два сакра (до 10 фунтов по железу; обычно сакр — половинная кулеврина) и два литых камнестрела (pedrero) 15–18‑фунтового калибра (видимо, по бортам или в корме). Малокалиберные орудия – это один эсмериль (вероятно, до 1 фунта свинца или дроба) и три версо (вероятно, от ¼ до ⅔ фунтов свинца или дроба). Названия типов испанские, что указывает на вероятный испанский источник описания.

Все орудия, кроме камнестрелов, сосредоточены на носовой платформе, мелкие по краям её, крупнейшие – ближе к центру.


Модель венецианской галеры. Хорошо видна уязвимость галеры для продольного огня с кормы

В примере, приводимом Морином, главное орудие – это, опять-таки, крупная пушка или кулеврина (среди итальянских кулеврин крупные — не редкость) на скользящем лафете. Люлька со стволом скользит по основе, теряя за счёт трения энергию отдачи, и окончательно гасит отдачу об особую бухту каната–«stramazeto», упирающуюся в основание мачты. Средний калибр — два сакра или аспида (соответственно, половинная кулеврина или пушка, венецианский калибр обоих типов — 12 фунтов по свинцу) и два фалькона (венецианский калибр — 6 фунтов по свинцу; эти, возможно, на вертлюгах). Всё это установлено в ряд на носовой платформе. Два фальконета (3 фунта по свинцу) установлены на кормовой площадке, а также сколько-то мушкетов (½–1 фунт по свинцу) и лёгких камнестрелов-дробовиков (petriero) установлены на вертлюгах на утлегаре.


Железные казнозарядные орудия XVI века, возможно камнестрельные, в Стокгольмском музее. Имея в виду географию, это, скорее, немецкие образцы, но принципы конструкции железных средиземноморских образцов те же

Примеры усиленного вооружения:

* галера венецианского проведитора (районного начальника) Бондумиера в 1540 году: 1 кулеврина 50-фунтовая, 2 сакра 12-фунтовая, 6 аспидов 12-фунтовых, 1 тяжёлый мушкет (moschetto da zuogo) и 36 мушкетов с пороховницами (moschetto da braga). И те, и другие – венецианского 1‑фунтового калибра.
* неправильная (нестандартная) галера-бастарда, более крупная, чем обыкновенные, в 1533 году несёт следующее вооружение: 1 кулеврина 100-фунтовая., 2 пушки 20-фунтовые, 2 аспида и 2 сакра по 12 фунтов, 4 фалькона 6-фунтовых, 4 фальконета 3-фунтовых, 6 мушкетов 1-фунтовых.

В дальнейшем вооружение европейских галер в Средиземноморье ещё более усиливается.

К 1535 году появляются галеоны (буквально «большая галера, гале́рища»), соединяющие острые носовые обводы (и скорость) галер и высокий борт (и грузоподъёмность) каракк. Венецианский галеон Бертуччо Контарини в 1535 году несёт 10 50-фунтовых пушек, 8 20-фунтовых пушек, 2 кулеврины калибром 20 фунтов, 6 сакров (12 фунтов), 2 камнестрела (30 фунтов), 2 кулеврины «in vida» (возможно, спаренные установки), 2 фалькона (6 фунтов), 2 камнестрела (100 фунтов), 12 фальконетов (3 фунта), 2 кортальды (45 фунтов), 80 мушкетов с пороховницами (1 фунт).


60-фунтовая бронзовая венецианская пушка (калибр 18 см примерно соответствует 36–40 фунтам французской или немецкой меры). Подобные орудия были главной ударной силой галерных флотов Средиземноморья. Снимок Марко Морина из статьи: Morin M. Morphology and Constructive Techniques of Venetian Artilleries in the 16th and 17th Centuries: some notes // Ships & Guns: The sea ordnance in Venice and Europe between the 15th and the 17th centuries. Venezia, 2011. P. 1–11.

В качестве пример вооружения торгового судна, мобилизованного в военный флот, можно привести барзу (barza) Джакомо Дармера. В 1534 году в состав ее вооружения входят: 1 камнестрельная бомбарда (калибр – 30 фунтов), 3 кулеврины (50 фунтов), 1 кулеврина (40 фунтов), 2 кулеврины (20 фунтов), 6 пушек (50 фунтов), 8 пушек (20 фунтов), 2 сакра 12 (фунтов), 4 аспида (12 фунтов), 12 фальконов (6 фунтов), 6 фальконетов (3 фунта), 70 мушкетов с пороховницами (1 фунт).

Продолжение тут.

Предыдущее тут.

Источник


Tags: Австрия, Венеция, Германия, Греция, Испания, Италия, Средневековье, Турция, артиллерия, историческое, флот
Subscribe

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments