Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

Бикокка, Родос, Павия и мятеж «вольных рыцарей»



В 1515–1521 годах использование артиллерии европейцами приобрело поистине глобальный размах. Она решала исходы сражений на пространствах от недавно открытой Америки до Аравии и Индии. Но в период с 1522 по 1525 годы грохот пушек громче всего снова зазвучал в Европе. Здесь после взятия турками Белграда продолжалась экспансия Османского султаната на запад, и на этот раз мишенью для султана Сулеймана стал остров Родос. Христианская Европа в это время не спешит оказать помощь рыцарям-иоаннитам, а сама превращается в театр военных действий для армий могущественных монархов — императора Священной Римской империи Карла V и французского короля Франциска I. В Германии крупные феодалы подавляют восстание «вольных рыцарей».

Артиллерия к этому времени уже давно является традиционным средством для взятия замков и крепостей, и фортификация как военная наука учится успешно ей противостоять. А на полях сражений растёт роль всё более совершенного ручного огнестрельного оружия.


Битва при Бикокке (1522 год)

Первый период войны Габсбургов и Валуа 1521–1526 годов завершается битвой при Бикокке. 27 апреля 1522 года испанско-папско-немецкая армия удерживает сильнейшую оборонительную позицию у охотничьего замка Бикокка к северу от Милана. Фронт обороняющихся защищён глубокой выемкой («глубиной 3 фута»), фланги прикрыты болотом и каналом с единственным мостом. Стрелки расположены в четыре ряда, имеют аркебузы и мушкеты, а стрельбу ведут рядами, поочерёдно. В промежутках между отрядами стрелков установлены орудия. За линиями стрелков расположена прикрывающая их немецкая и испанская пехота.

Лотрек, командующий франко-швейцарско-венецианской армией, посылает швейцарский корпус в атаку прямо на фронт позиции. Продвигаясь под сильным ружейно-пушечным огнём, швейцарцы преодолевают выемку, заставляют отступить стрелков и схватываются с ландскнехтами, однако несут столь тяжкие потери, что вынуждены отступить — что делают, впрочем, в порядке. Поражение швейцарского корпуса приводит к тому, что французский главнокомандующий приказывает отступить всему войску.

Это первая очевидная победа ландскнехтов над швейцарцами и начало угасания военной славы швейцарцев вообще. Их старая тактика больше не работает против новой техники (примерно то же произойдёт через столетие с польской гусарией). Новое стрелковое оружие — аркебузы и мушкеты — отчётливо демонстрирует свою эффективность в условиях грамотного применения.

Осада Родоса (1522 год)


Общая схема укреплений Родоса. Крепостной сухой ров выделен коричневым цветом (открывается)

После захвата Белграда султан Сулейман направляет удар в Восточное Средиземноморье — на остров и город-крепость Родос. 16 июня 1522 года султан во главе армии в 100 тысяч человек выступает из Константинополя, а 18 июня оттуда же выходит флот в 300 кораблей. На кораблях находятся артиллерийский парк, военные припасы, а также 8 тысяч солдат и 2 тысячи сапёров (горняков). Флот идёт в порт Мармарис, где встречается с армией султана, следовавшей по суше.

Гарнизон Родоса к тому времени включает до 5000 человек, из них 500–600 рыцарей и 1,5 тысячи наёмников. Главнокомандующим силами Родоса является великий магистр Ордена иоаннитов Де л'Иль-Адам. К 1522 году укрепления Родоса перестроены по новой итальянской системе и являются одними из современнейших на тот момент в Европе.

Турецкая экспедиция не оказывается для Ордена неожиданностью. Работы на укреплениях и накопление военных припасов начаты за месяцы до прихода султанского ультиматума о сдаче острова и укреплений (10 июня 1522 года). Весной 1522 года на Родосе до срока с полей собран урожай. Орден мобилизует и вооружает моряков, рыбаков и мещан Родоса. Крестьян, которые собираются со всего острова под защиту крепости, организуют в трудовую (сапёрную) армию. Невольников сгоняют на работы на укреплениях.

Крепость размечена на участки, каждый из которых отдан под ответственность одной ветви Ордена: немецкий, оверньский, кастильский, арагонский, английский, прованский, итальянский. Внутреннее пространство крепости разделено дополнительными стенами и валами на случай вражеских прорывов. Вход в гавань закрыт прочными цепями. Пространство вокруг укреплений очищено от прикрытий и выжжено.


Испанский участок укреплений Родоса (юго-запад схемы), снято по направлению на юго-восток. Слева направо: крепостная стена (куртина), теналь (прикрывающая стена) и контрэскарп (спуск в ров); за дальним концом тенали видна башня Девы

Работами на укреплениях руководит Тадини из Мартиненго, под именем Мартиненго известный в некоторых старых источниках, «блестящий инженер и непревзойдённый знаток математической науки ведения войны». Формально Тадини находится на венецианской службе, и Венеция, боясь турецких обвинений в нарушении нейтральности, запрещает ему участвовать в защите Родоса. Но Тадини с помощью Ордена прибывает на остров тайно.

Турецкая высадка на остров начинается 26 июня и длится две недели. 28 июля прибывает султан Сулейман. Поскольку за месяц предшествующих боёв успехов турки не имеют, предлагается считать, что «правильная» осада начата 1 августа. Стороны применяют все достижения крепостной войны: артиллерийский и ружейный огонь, апроши, подкопы и контр-подкопы, мины и контр-мины.


Осада на фрагменте гравюры Бургкмайра-старшего (1-я четверть XVI века). Бомбардировка ведётся с возвышения, чтобы добавить орудиям дальности. Если нет удобной естественной возвышенности, сооружается кавальер. Используются и великие пушки, уложенные на платформы, и осадные орудия на колёсных лафетах. British Museum no. 1849,1031.250

Первоначально артиллерия защитников полностью господствует над турецкой. Но вскоре после прибытия султана турки наводят порядок, и первым делом сбивают «первым же направленным туда выстрелом» колокольню церкви Святого Иоанна — прекрасный наблюдательный пункт. Далее турки с огромными людскими потерями выстраивают между бастионами Испании и Оверни два «огромных» кавальера, «превышающих высотою стены крепости на 10–12 футов», батареи с которых «бьют прямо в город». А вот попытка разрушить стены на немецком участке, где нет гласиса, не удаётся: батареи с ворот магистерского замка подавляют турецкие.

Начальник турецкой артиллерии переносит усилия на башню Святого Николая. Среди турецких орудий очевидцы особо отмечают 12 больших бронзовых бомбард-мортир, уложенных на деревянные платформы («столы»); эти орудия стреляют, в том числе, «медными бомбами, сделанными из двух полушарий и наполненными горючим веществом и пулями» со вставленным фитилём, который перед выстрелом зажигается. В полёте бомба тянет за собой «огневой хвост», а при взрыве разбрасывает огонь и «изрядный смрад». Источники пишут о 130 выстрелах, сделанных в день из одного такого орудия, что, не исключено, ошибка записи или преувеличение. Ответный огонь защитников заставляет эту батарею перейти на обстрел в ночное время, на день же орудия укрываются.

Всё же западная стена, поражённая более чем пятью сотнями ядер, обрушивается в ров, но за ней обнаруживается вновь возведённая «пизанская стена». Турки переносят огневой натиск на бастионы и держат их под постоянным обстрелом «около месяца». Стенка итальянского бастиона под огнём 17 осадных орудий разрушена почти полностью.


Подкоп-апрош и туры при осаде крепости 1-й четверти XVI века. Изображение из книги делла Валло (1539)

Всё это время турецкие сапёры не прекращают вести подкопы-апроши и минные галереи. По мнению Кризи, осада Родоса — это первый случай систематического использования апрошей в европейских войнах. Историки XIX века относили к осаде Родоса и первое применение разрывных снарядов, но в наше время эта дата отодвинута в XV век.

Успешная инженерная защита Родоса в большой степени обеспечивается умелым руководством Тадини. Для отыскания подкопов им применяются рамки, на которые натянуты кожаные мембраны с колокольчиками. В основаниях стен он устраивает «спиральные ходы для ослабления силы взрыва». Мины вскрываются для атаки через них или подрываются контр-минами. Под землёй защитники крепости сжигают порох бочками, чтобы задушить газами людей в разветвлённых ходах.


Турецкие кремневые ружья, скорее всего, не старше XVIII века. Вполне возможно, что турецкие фитильные тюфяки-«аркебузы» при осаде Родоса уже имели эту (используемую на протяжении веков) форму приклада и сверхдлинный ствол

Обе стороны применяют ружья нового образца–аркебузы (и мушкеты?), выстрелы из которых точны и «многочисленны невероятно». Турки ведут прицельный огонь по защитникам на стенах — поразительной удачей для них становится тяжелейшее ранение Тадини в голову. Не менее поразительно то, что Тадини удаётся от этого ранения оправиться. Защитники прицельно выбивают турецких горняков-сапёров, работа которых «опаснее пушечной пальбы».

К началу сентября обороняющиеся останавливают до 50 подкопов, но 4 сентября туркам удаётся подвести и взорвать мину под английским бастионом. Однако штурм, направленный в 6-саженную брешь, отбит. В последующие дни туркам удаётся пробить минами новые бреши, но штурмы 9, 19 и 24 сентября также отбиты.

К этому времени начинают сказываться нужда защитников в порохе и численный перевес турок в людях и артиллерии. 10 октября турки добиваются крупного успеха, закрепившись в бреши на «испанском» [кастильском? арагонском?] участке. Но штурмы 12 октября, 23 октября и 30 ноября защитниками также отражены.

Примечательно, что, как и в случае с Белградом, несмотря на то что Родос является важнейшим опорным пунктом европейцев в Восточном Средиземноморье, христианнейшие государи не подают защитникам Родоса почти никакой помощи, поскольку сильно заняты — во Фландрии, Америке, Тунисе и Алжире.

К декабрю силы и припасы защитников исчерпаны. Турки удерживают два крупных участка в первой линии укреплений. Султан предлагает защитникам сдачу, и те вступают в переговоры. 17 декабря, после срыва переговоров, отбит ещё один штурм в испанском секторе. 25 декабря 1522 года гарнизон наконец сдаётся на почётных условиях — рыцари уходят с острова на собственных кораблях, с личным оружием и личной собственностью. Остающиеся жители Родоса получают большие послабления в отношении вероисповедания и податей.

Впрочем, выигрыш султана неизмеримо больше. Захват Родоса Османским султанатом снимает европейскую угрозу со стратегических морских путей из Малой Азии в Египет и, совокупно с нарастающим влиянием османов в Северной Африке, отдаёт под контроль султана практически всё Восточное Средиземноморье.

Определённая историческая ирония есть в том, что несколько типичных образцов европейских орудий начала XVI века, захваченных турками на Родосе, сохранились до нового времени и вернулись в Европу в середине XIX века, когда им уже не грозила участь быть сданными на слом.

Войны в немецких землях 1522–1523 годов

Князья Гессена, Палатината (Пфальца) и Трира подавляют мятеж «вольных рыцарей» Рейнской земли, которыми руководит «последний истинный рыцарь» Франц фон Зикинген (тот самый командующий имперским корпусом при Мезьере в 1521 году). Осада Трира «вольными рыцарями» в сентябре 1522 года неудачна. Фон Зикинген запирается в своём замке Ландштуль и погибает при его осаде союзниками весной 1523 года. В том же году Швабская лига уничтожает военную силу франконского грабь-рыцарства, с которым не мог справиться император Максимилиан (среди франконских грабь-рыцарей той поры — известный Гёц фон Берлихинген «Железная рука»).

Эти конфликты демонстрируют бессилие в новых общественных порядках старой феодальной вольницы, «победу князей на рыцарями», подобно тому, что произошло с городами несколько ранее в Испании (бунт городов против Карла V — «война коммунерос» 1520–1523 годов). С военной точки зрения феодальные замки — как ранее в Италии — показывают свою систематическую несостоятельность против современных средств осады.

Замок Ландштуль в апреле 1523 года взят в осаду войском трёх князей общим числом около 1,5 тыс. пеших и 1,5 тыс. конных. После установки орудий укрепления подвергнуты такому обстрелу, какого «без сомнения, в этих землях не слыхали и не видали, и много дивились этой стрельбе». В первый же день батареи делают 600 выстрелов. Башня новой постройки, стены которой имеют 14 футов толщины и на которую Зикинген полагал большие надежды, разбита. В стене проделана брешь в 24 фута. При осмотре укреплений сам Зикинген смертельно ранен, и 6 мая замок сдаётся.


Замок Эбернбург во владениях фон Зикингена на гравюре Фабера (1523)

Последним не взятым замком зикингеновских владений оказывается Эбернбург — «пристанище справедливости», как его называет Ульрих фон Хуттен, литератор и поборник Реформации. Народная молва считает замок неприступным. 29 мая 1523 года замок окружён, и 1 июня начинается бомбардировка.

2 июня из Кайзерслаутерна прибывают тяжёлые орудия Палатината «пфальцграфский Лев» и «яростная Эльза» («der pfälzgrafliche Leu» и «die böse Else» соответственно). К 6 июня стены замка разрушены, и гарнизон заставляет коменданта Эрнста Шенка вывесить белый флаг. Замок, как и прочие, разграблен и сожжён. Среди прочего добра князья делят замковую артиллерию: в Трир попадают 4 орудия, среди них «Лев [der Leu]», в Пфальц — 3 орудия, среди них «Брат [der Bruder]», в Гессен — «Соловей [Nachtigall]» и «Петух [Hahn]». Нотшланг «Сестра [die Schwester]» при дележе идёт за довесок.

Войско Швабской лиги, которое планировалось собрать против франконских грабь-рыцарей под началом Георга фон Трухзеса (позже известного по крестьянской войне) в сентябре 1522 года, должно было включать три четверти пехоты с пиками и одну четверть — с ручницами и алебардами. При этом планировалось «девять десятых конницы вооружить копьями, одна десятая чтобы вооружилась арбалетами».

Особо отмечается необходимость иметь при войске достаточно «ломов, кирок, лопат, мотыг и прочих снастей, чтобы строить шанцы и прокладывать путь». На войско около численностью 6–7 тысяч («половина союзного сбора») планировалось иметь 22 орудия калибрами 5, 8, 20, 40 и 70 фунтов, одну 200-фунтовую мортиру и 60 доппельгаков на станках.

В действительности собранное союзное войско («полный союзный сбор») под началом того же фон Трухзеса на 1 июня 1523 года насчитывает 10,5 тысяч пеших и 1,5 тысячи конных при 36 орудиях, перечень которых показателен в смысле общепринятости «максимилиановой» стандартизации. В нём фигурируют:

* 3 шарфмецы 100-фунтовые;
* 1 шарфмеца из Ульма;
* 1 «Лев» 40-фунтовый;
* 2 картауны 40-фунтовые;
* 2 нотшланга 20-фунтовых, 2 нотшланга 21-фунтовых из Бамберга;
* 4 нотшланга половинных;
* 4 нотшланга половинных калибром 10 фунтов свинца;
* 4 нотшланга половинных калибром 10 фунтов свинца, присланных баварским герцогом Вильгельмом;
* 2 нотшланга половинных из Аугсбурга, калибром 14 фунтов свинца;
* 7 шлангов 13-фунтовых;
* 4 шланга 8-фунтовых.

Также в войске имеется 60 доппельгаков отдельным отрядом. 20 орудий и все доппельгаки предоставляет город Нюрнберг. Пушками занимаются 33 мастера-пушкаря из разных городов под началом цейхмейстера Маттеуса Гарда из Страсбурга. Также нанят один баварский «мастер по вагенбургам».


Разрушение замков Боксберг и Крюгельштайн на раскрашенных гравюрах в рукописи Вандерайзена (возможно, 1523–1524 годы)

Серьёзного сопротивления союзное войско не встречает нигде. Часто замки и отряды сдаются без боя. Иногда грабь-рыцарям изменяют их собственные люди. Взятые замки, числом 23, уничтожаются взрывами и сожжением. Без боя сдаётся и замок Боксберг, принадлежащий Мельхиору фон Розенбергу, самая мощная во всей Франконии крепость в личном феодальном владении и самая в то время ненавидимая. Города Нюрнберг и Аугсбург, которым фон Розенберги причиняют особенный ущерб — «и сами взялись бы с ним воевать, хотя бы на это 100 центнеров [пороха] ушло». Боксберг сожжён дотла.

Уничтожен также замок Крюгельштайн, в котором была «башня могучая, стены вверху 8 футов толщиной». В эту самую башню

«зарядили 4 тонны пороху, запыжили как следует и подожгли; башню подняло взрывом, и вся она в ров обрушилась; такое редко увидишь».

Полного конца грабь-рыцарству франконская война не кладёт, но изрядно сокращает его военные возможности, подготавливая, тем самым, приход абсолютизма в немецких землях.

Битва при Павии (1525)

24 февраля 1525 года близ города Павия в Ломбардии — «города ста башен» и «ключа к Милану» — происходит сражение, окончательно разрешившее в пользу императора Карла Габсбурга первую его войну с королём Франциском Валуа. «Седан XVI века» — так назовёт эту битву Янс.


Схема города и окрестностей Павии (1893). Ещё сохраняются основные контуры и места осады и битвы 1525 года, однако уже не существуют охотничий парк и его стена.
Подкрашены:
жёлтым — места и названия, сохранившиеся с 1525 года;
голубым — ручей Верникула и его ложбина, Павийский канал, река Тичино и рукав Гравелоне; красным — бастионные укрепления и старый замок Павии;
оранжевым — примерное расположение стены парка. Предположительное место брешей примерно в 1,5 км к северу от Мирабелло (открывается)


Перед битвой король Франциск держит в осаде Павию, где защищается имперский гарнизон из 5–6 тысяч немецких ландскнехтов, до полутысячи испанских стрелков и до 200 тяжёлых конников. В Павии мало еды и пороха. У короля имеются, по разным подсчётам, до 36 тысяч пеших и конных и до 55 орудий. В рядах королевского войска 5–8 тысяч немецких ландскнехтов («Чёрные дружины»), 6–8 тысяч швейцарцев, до 8 тысяч французов, 4–7 тысяч итальянцев. Знаменитых латников-жандармов в армии Франциска до 1700.

Имперская армия, подошедшая 7 февраля на выручку Павии, включает 12 тысяч немецких ландскнехтов, до 4 тысяч испанской пехоты и стрелков, 1 тысячу итальянской пехоты, до 2 тысяч конницы (испанцы, бургундцы и немцы, а также 500 албанских лёгких конников). При выходе из Лоди армия ведёт с собой 4 фальконета и 2 «очень плохих» железных орудия.


Битва при Павии на гравюре XVI века. Как это часто бывает на средневековых изображениях, все события здесь происходят одновременно, а расстояния искажены. Наблюдатель смотрит примерно с востока на запад. Имперцы (знамена с косыми крестами) стоят лагерем на ближнем плане и движутся справа влево-вверх. Королевские (знамена с прямыми крестами) расположены лагерем дальше за ручьём и движутся слева направо (открывается)

Королевское и имперское войска выстраивают к востоку от Павии два укреплённых лагеря, разделённых руслом ручья Верникула, «один от другого на расстоянии ружейного выстрела», и с 8 февраля оба войска пытаются друг друга оттеснить и овладеть руслом ручья. Ведутся артиллерийские и ружейные перестрелки, в которых как будто сильнее оказывается имперское войско. Орудия построенного имперцами кавальера сбивают орудия кавальера французского и заставляют королевские войска оставить монастырь Сан-Лазаро.

Время, однако, работает против императора, поскольку его солдаты давно не получают жалованья и угрожают разойтись. Особенно опасно недовольство ландскнехтов – основы имперского войска. Английский король затягивает присылку обещанных им Карлу 200 тысяч дукатов, и 10 февраля, когда немцы в имперском лагере поднимают крик «гельде! гельде!» («давай, мол, деньги!»), маркиз Пескара, один из военачальников, выплачивает им 4 тысячи дукатов из собственных средств.

Также 24 февраля имперский посланник в Риме почтительнейше напоминает Карлу, что «судьба Неаполя решается в Ломбардии, и вообще итальянские дела в опаснейшем состоянии». Таким образом, имперцы просто вынуждены быстрее завершать противостояние под Павией, пока у них ещё есть войско, и в ночь с 23 на 24 февраля, в 25-й день рождения императора Карла, наступает развязка.

Дело начинается ночной попыткой имперского войска глубоко обойти французские позиции и соединиться с осаждённым гарнизоном. Утром это движение замечено противником и фактически остановлено огнём французской артиллерии, которым умело руководит Галиот де Женуйяк, герой Мариньяно. Огонь французской артиллерии «убийственный», «удар за ударом пробивает прорехи во вражеских рядах, так что только головы и руки разлетаются». К 10 часам утра кажется уже, что битва имперцами проиграна.


Испанские аркебуза и мушкет, сделанные почти наверняка ближе к середине XVI века. В змейках зажаты куски фитиля. Калибры: 16,5 мм и 22 мм; полная длина: 1,365 м и 1,560 м, соответственно. Arantegui y Sanz, лист 24

Однако последующая опрометчивая атака французских латников-жандармов, которых ведёт сам король Франциск, не только преждевременна и бесцельна, но и перекрывает поле обстрела своей же артиллерии, заставляя ту прекратить огонь. Быстро выдвинутый имперцами крупный (от 1 до 2 тыс.) отряд баскских стрелков, «ловкость и легконогость которых несомненны», берёт французскую латную конницу под сильнейший обстрел. Французы несут тяжелейшие потери, особенно командиры: «Чем пышнее плюмаж и богаче убранство, тем сильнее палят по такому всаднику баски».

В результате эта главная ударная сила французов практически уничтожена. Несколько позже огонь стрелков заставляет отступить и пуститься в бегство швейцарский отряд. Имперская же артиллерия в ходе битвы «не делает ни одного выстрела».


Фрагмент диорамы «Битва под Павией» в Королевском арсенале, г. Лидс. У стрелка, однако, ручница старого образца, наподобие максимилиановых в «Zeugbuch»

В результате к 12 часам дня ход сражения полностью переворачивается, и вопрос лишь в том, сколько времени продержатся остатки французской латной конницы, среди которых сражается король Франциск. Вскоре всё завершается. Потери королевского войска составляют не менее 10 тысяч убитых и утонувших при панической переправе вплавь. Пленён сам король и все уцелевшие вельможи.

Как отмечает Дельбрюк, сражение оказывается

«последней крупной битвой своей эпохи. Войны будут и потом, но целые кампании будут проходить без единого настоящего сражения».

Военачальники долгое время будут опасаться «призрака Павии», где одной из сторон удалось «вырвать поражение из зубов победы». Основой военных действий становятся маневрирование и измор. Павия показывает, что огнестрельное оружие может как обеспечить успех, так и не обеспечить, в зависимости от выбранной тактики. В любом случае, значимость нового ручного оружия — аркебуз и мушкетов — теперь неоспорима. А на повестку дня теоретиков и практиков военного дела теперь ставится вопрос обеспечения взаимодействия родов войск на поле боя.


Продолжение тут.

Предыдущее тут.

Источник


Tags: Средневековье, артиллерия, историческое, оружие, стрелковое
Subscribe

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments