Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

Артиллерийское многообразие



Развитие полевой артиллерии в Европе происходило достаточно неравномерно, причём и во времени, и в пространстве. После Гуситских войн в 20-е годы XV века, когда произошло становление полевой артиллерии как рода войск, способного к тесному взаимодействию с пехотой и кавалерией, до 1450-х годов длилась пауза, в ходе которой описанные случаи её применения были достаточно редки. Что касается географического охвата, то с середины XV века центр передового развития военной промышленности Европы, в том числе и полевой артиллерии, перемещается из Франции и Фландрии в Германию и Италию.


Боевое применение

После гуситских войн в Европе наступает своеобразное затишье в использовании полевой артиллерии. Значимые случаи такого рода в 1430‑х–1450‑х годах достаточно немногочисленны. Умелое применение артиллерии в поле решает исход битвы под Бульневилем (1431) в бургундских усобицах, приносит французам победу над швейцарцами под Сен-Жаком (1444) и над англичанами под Форминьи (1450). Польское войско в 1431 году переправляется через реку Стырь под прикрытием огня «двух орудий, называемых тарасницами». Войско итальянского кондотьера Коллиони под Риккардиной (1446) применяет малые пушки на двух колёсах (фр. charettes, т.е., либо лафеты, либо тележки), «стреляющие ядрами величиной в сливу [до 2–3 см]». Под Гавром (1453) бургундцы изображают бегство, чтобы выманить гентское войско с укреплённой артиллерийской позиции.

При осаде французами Кастильона (1453) англичане совершают вылазку. Французы защищаются в своём полевом укреплении, где установлены несколько лёгких орудий, и пушкарь Жиро де Самен наносит англичанам «большой урон, ибо каждый его выстрел укладывает замертво пятерых или шестерых человек». Во всех названных случаях речь идёт о единицах или, в лучшем случае, о десятках орудий.


Битва глазами немецкого иллюстратора (1460‑е годы, Бреславльский список истории Фруассара). Слева трёхствольные установки – боевые двуколки (Streitkarre); очевидно, такие довелось повидать художнику

Однако уже в 1460‑х–1480‑х годах развитие техники огнестрельного оружия и усиление роли пехоты делает огонь полевой артиллерии повсеместным тактическим элементом. Битва под Брюстемом (1467) начинается с артиллерийского обстрела, который бургундское войско ведёт, пытаясь выбить войска города Льеж с укреплённой позиции. Известно, что при этом бургундцы выпускают около 70 ядер из лёгких (полевых) орудий. Льежский отряд также вооружён «пушками и кулевринами» и отвечает огнём, однако же, неточным. Атака бургундцев заставляет льежцев отступить, бросив свою артиллерию.

В том же году происходит сражение под Мулинеллой – первая битва с интенсивным использованием артиллерии и ручного огнестрельного оружия на итальянских землях (эту битву иногда также размещают «возле Будрио» или «на равнине между Болоньей и Имолой»). Войсками противостоящих сторон здесь командуют известный кондотьер Коллеони и граф Федериго да Монтефельтро.

Об этой битве через полстолетия Маккиавелли напишет пренебрежительно, де, никого в ней не убили. Но на самом деле в ней были сотни погибших с обеих сторон. Примечательно, как сообщает Дельбрюк, что граф да Монтефельтро запрещает щадить сдающихся, поскольку его противник Коллеони «слишком сильно использовал артиллерию».

Бранденбургский маркграф Альбрехт Ахиллес в 1474 году требует для вооружения своего 30-тысячного войска «сотню пушек», из них 30 длинноствольных (шлангов), 70 гуфниц (из которых 20 должны стрелять дробом) и ещё 10 мортир и четверть-пушек.


Одна из битв бургундских войн глазами швейцарского иллюстратора (рукопись начала XVI века). Прямо на землю уложена бомбарда, далее подобие максимилиановских тарасниц на станках

В 1470‑х–1480‑х годах наиболее значимым событием в истории полевой артиллерии становятся три битвы бургундских войн – при Грансоне (1476), Муртене (1476) и Нанси (1477). Бургундский герцог имеет в этих битвах сильнейшую полевую артиллерию – и при этом бургундское войско терпит сокрушительные поражения, а вся артиллерия попадает в руки швейцарцев и их союзников. Как напишет впоследствии Дибольд Шиллинг, в этих битвах, «[бургундцы швейцарцам] пушки раздавали».

Нужно отметить, что швейцарские победы над бургундцами – это не победы «холодным оружием против орудий». Тот же Шиллинг указывает, что швейцарское войско имеет «добрые камнестрельные пушки [видимо, достаточно крупные], и шланги [полевые орудия], и пушки на повозках (kartenbüchsen)». Многоствольные установки–органы используются швейцарцами с 1444 года.


Другая битва бургундских войн глазами ещё одного швейцарского иллюстратора (рукопись начала XVI века)

При Грансоне уже первый выстрел бургундцев «убивает десятерых», и дальнейшие залпы убивают «много больше». Но вскоре швейцарцы оказываются над линией огня, их собственная артиллерия ведёт действенный огонь, а пехота захватывает бургундские батареи. При Муртене бургундская артиллерия ведёт сильный огонь и поражает более 250 человек в одном только центре лотарингско-швейцарских сил. Несмотря на это, артиллерийские позиции бургундцев захвачены и здесь.

При Нанси бургундская артиллерия расположена неудачно по фронту и слишком высоко. Бургундцы, как пишет Шиллинг, открывают по атакующим швейцарцам огонь из «тридцати шлангов [полевых орудий]», но поражают «лишь одного человека». В ходе сражения все орудия захвачены.

Некоторые из пушек «бургундской добычи» хорошо сохранились в Швейцарии и дают возможность судить о бургундской и французской полевой артиллерии того времени. При Грансоне захвачено более 420 пушек, из них 350 кулеврин (видимо, сюда включены крупные ручные пушки), 60 камнестрельных пушек (серпентины и подобные им), 9 великих пушек (бомбард), а также многоствольные установки-орга́ны (orgues). Кроме того, взято в качестве трофеев 800 гаковниц (arquebuses à croc). 180 лучших орудий были разосланы по городам и крепостям швейцарских кантонов, а остальное передано в действующую армию.

При Муртене (Морате) захвачено меньше орудий – около сотни единиц. Лотарингцы оставляют себе захваченное их войском, а остальное разделяют между собой швейцарцы. Бо́льшую часть получают Берн и Фрибург. При Нанси лотарингцы и швейцарцы захватывают 103 орудия.

В 1490‑х годах великие феодальные державы вступают в противоборство за раздел Италии. Итальянские войны продлятся более 80 лет и станут ареной для следующих революций в военном деле, в том числе и в артиллерии.


Ковано-сварная серпентина (или краподо?) Карла Смелого на классическом бургундском лафете. Etudes, T. 3

Французские и бургундские образцы

В рассматриваемый период полевые орудийные образцы Франции и Бургундии – это (в порядке уменьшения типичного калибра) – курто, серпентина, краподо́, кулевра или кулеврина (крупная). Также выделяется бомбардель – небольшая (камнестрельная) бомбарда. В источниках 1460‑х гг. появляются мортиры, а к 1480‑м гг. – фальконы и фальконеты.

Курто («сменная лошадь рыцаря», «рабочая лошадка») – длинноствольная сравнительно лёгкая бомбарда на колёсном лафете. Её ствол, видимо, всегда литой бронзовый. Калибр до 200–300 фунтов камня (канал ствола примерно 25 см). Ядро может быть железным. Подвижность позволяет включать курто в осадную батарею или действовать против полевых укреплений, мест концентрации войск и т.п. Во франко-бургундских источниках курто появляются с 1460‑х годов.


Ковано-сварная серпентина (или краподо?) Карла Смелого на «предкоробчатом» лафете; ствол с накладными цапфами. Etudes, T. 3

Серпентина («змей, дракон») имеет ствол длиной до 2 м и массой порядка нескольких сотен кг. Для стрельбы из неё используется каменное ядро весом от 2 до 8 фунтов. По сути, это крупная кулеврина на колёсном лафете. Во франко-бургундских источниках известна с 1430‑х годов.

Краподо (название непонятного происхождения; буквально «жаба»; так же в ту эпоху называются четырёхконечные плоские металлические фиксаторы). Имеет относительно длинный (1–1,5 м) ствол массой около сотни кг. Для стрельбы используется каменное ядро массой ¼–½ фунта, хотя известны и более крупные краподо 2–4-дюймового калибра. Во франко-бургундских источниках краподо упоминаются в 1430‑х–1450‑х годах. Они «появились и исчезли внезапно», по выражению Девриса и Смита. Возможно, выделение этого типа в документах было, как говорят те же авторы, «идиосинкразией» (то есть блажью) современников-писцов.


Фоглер (серпентина или краподо), выставленный в замке Кастельно в Аквитании. Лафет «предбургундский»

Кулевра или кулеврина (сказочная огнедышащая змея) – крупный образец ручной пушки, установленной на станке или колёсном лафете. Ствол кулевры имел массу порядка 10–30 кг; свинцовое ядро (пуля) весило порядка сотни грамм.

Фалькон (фр. Faucon, буквально «сокол») и фальконет (fauconneau) – лёгкое орудие с ядром весом до 10 фунтов. Появляются во франко-бургундских источниках к 1480‑м годам. Возможно, это просто устойчивое название «новых» литых бронзовых дульнозарядных орудий, которые с нашей точки зрения ничем принципиально не отличаются от «прежних» литых бронзовых дульно- или казнозарядных серпентин, краподо, кулеврин.

Обычным для доиндустриальной эпохи образом и имеющиеся, и вновь производимые орудия могут не относиться современниками ни к одному из названных типов или относиться сразу к нескольким. Широко используются общие наименования типов «бомбарда», «бомбардель», «пушка» (canon) и «фоглер». Мелкую длинноствольную пушку, очевидно, могли называть, как и тогдашнюю ручную пушку, «кулевриной».

Лёгкие стволы (фоглеры, краподо, кулеврины) могут устанавливаться по несколько штук на колёсный лафет под названием рибод или рибодекин. Боевые повозки на франко-бургундской службе не прижились.

Лафеты полевых орудий указанного периода преимущественно «бургундского» типа, состоящие из деревянной «станины» с осью и колёсами. На неё на поперечной оси установлена «люлька» со стволом. Фиксирование поворота люльки, т.е. вертикальная наводка, производится с помощью двух дуг характерного вида, установленных в задней части станины. Цапфы отсутствуют или выполняются накладными (сборными).

Мортира («ступа») – орудие для навесного огня по очень крутой траектории, на сравнительно близкое расстояние. Условия применения позволяют обойтись малым зарядом пороха при очень крупном калибре. Мортиры возникают примерно тогда же, когда и курто, в 1460‑х годах, и производятся в практически неизменном виде на протяжении 400 лет. Гладкоствольные дульнозарядные мортиры применяются даже в Первую мировую войну и непосредственно предшествуют миномётам.


Ручная кулеврина (à main) и кулеврина с пороховницей на вертлюге середины XV века. В этот период французы уже различают виды кулеврин

Ручное огнестрельное оружие французской, бургундской и фламандской пехоты в 3-й четверти XV века – это кулеврины (длинноствольные) и петерьё (выраженно короткоствольные). Любопытно, что лишь в 1470‑х годах во французских и бургундских источниках появляются ручные пушки с подствольным крюком – гаковницы. Причём часто они упоминаются под переиначенными немецким (hacquebute) или итальянским (arquebuse) названиями. В дальнейшем в их отношении используется также французское название «аркебуза с крюком» (arquebuse à croc).

Эти образцы наверняка уже имеют ложе, достаточно оформленное для упора в грудь или плечо, и (примитивный) фитильный замок. То есть, теперь они «имеют право» называться ружьями, а не «ручными пушками». И, скорее всего, именно техническое совершенство этих немецких и итальянских образцов есть причина их заимствования французами и бургундцами.

Немецкие образцы

Немецкие и итальянские земли к середине XV века становятся основными европейскими центрами военной промышленности, опережая в этом смысле и Францию, и Фландрию.

Немецкие орудийные типы домаксимилиановской поры практически невозможно классифицировать неким единым образом. Среди лёгких (полевых) орудий более или менее надёжно выделяются: четверть-пушка (Viertelbüchse) и нот-пушка (Nothbüchse), гуфница, тарасница. С середины XV века появляются «шланги».

Четверть-пушка (Viertelbüchse), видимо, примерно соответствует французскому курто. Это достаточно крупное, но всё ещё подвижное орудие. В максимилиановском реестре четверть-пушки показаны установленными на станках (!). Никаких типовых образцов, конечно, не существовало. Можно предполагать, что «четверть» относится либо к четверти центнера (25 фунтов), либо к четверти калибра некой «образцовой» большой бомбарды (до 50 фунтов камня).

Конкретный смысл термина нот-пушка (Nothbüchse) следует искать применительно к обстоятельствам упоминания. Так в немецких источниках могут называть и тяжёлую пушку с именем собственным (бомбарду), и лёгкую пушку (нот-пушки со свинцовым ядром 5½ фунта имеются в арсенале Нюрнберга в 1462 г.). Так могут называть даже «пушку», пригодную для 1–2 выстрелов и сделанную из «подручных материалов» (дерево, железные или медные листы и т.п.; «пушка нужды»). Это не то же самое, что «Nothschlange» времён Максимилиана и позднейшей поры, но в течение XVI века оба понятия стали неразличимы.

Гуфница
(Houfnitz, Haufnitz) – короткоствольное орудие достаточно крупного калибра на колёсном лафете. Снаряд – каменное ядро или каменный дроб.

Тарасница (Tarrasbüchse) – лёгкое орудие, как правило, переносное; промежуточный тип между осадными и ручными пушками. Ствол, как правило, большого удлинения; снаряд – до 1/2 фунта камня или свинцовое ядро.

В том же широком смысле, в каком у французов используются термины «пушка» и «фоглер», у немцев есть своя «пушка» (Büchse) и тот же «фоглер», известный также как «пушка с пороховницей» (Kammerbüchse).


Ранние шланги или тарасницы в арсеналах Максимилиана I. Zeugbuch

Шланг (Schlange; буквально «змея́») – длинноствольное (до 30 калибров и более) орудие на двухколёсном лафете. Под таким названием тип якобы появляется (согласно Вюрдингеру) «около 1440 года» как результат научно-технического поиска в попытках увеличить точность боя. Дальнейший рост размеров шлангов приводит к выделению их полевых (Feldschlange) и осадных (Nothschlange) вариантов. Калибр в рассматриваемый период – 4–5 фунтов свинца. Позже появляются и более крупные шланги.

Скорее всего, шлангами стали называть, подобно фальконам, «новые» бронзовые пушки с особо удлинённым стволом. Например, перечень вооружения города Вюрцбург (1479) говорит о «2 пушках с пороховницами [фоглерах], 8 тарасницах, 16 малых пушках на станках (Bocklein), 3 новых [!] шлангах».


Фоглеры на немецких вариантах полевого лафета. Гравюра фон Мекенена начала XVI века. Essenwein, изображение 66b

Орудия всех вышеназванные типов, особенно старых, могут называться и по типу их установки: четырёхколёска (Wagenbüchse), двуколка (Karrenbüchse), на поворотном щите (Schirmbüchse), на станке (Bockbüchse, Bock).

Многоствольные установки ставятся на четыре (Streitwagen или Wagenbüchse) или на два колеса (Streitkarre или Karrenbüchse), и для них появляется название орга́н (Orgel). Как пишется в рукописи 1488 года, орга́н «есть отец ворот и [всех мест,] где бы враг шел на приступ». Орга́н также «пригождается в вагенбурге». В немецких землях этой поры не редкость 32- и 40-ствольные органы.

Под впечатлением успехов гуситов немцы долгое время строят боевые повозки (Streitwagen). Ещё в середине XVI века Фронспергер отводит отдельный том своего труда «лагерю и вагенбургу». Немецкие повозки снабжаются деревянными щитами и мелкими пушками, иногда на вертлюгах. Тирольские образцы имеют 4–8 пушек, венский инвентарь 1450 года говорит о повозках с двумя, а 1466 года – с десятью стволами.

Пехота немецких земель в XV веке вооружена гаковницами (Hakenbüchse, Hake). Имеются и ручницы – более лёгкие ручные пушки без крюка (Handbüchse).

Итальянские образцы


Бронзовая пушка (спингарда?) без цапф на «предкоробчатом» лафете и станковые лёгкие пушки (сербатаны или кулеврины?). Рисованный реестр неаполитанского арсенала начала 1490‑х годов. Etudes, T. 3, лист 12

Наименования типов лёгких (полевых) орудий в итальянских землях 3-й четверти XV века многочисленны. Главнейшие из них – спингарда и сербатана (серботана, cerbottana). По описаниям ди Джорджио Мартини конца XV века можно понять, что спингарда, как правило, крупнее французской серпентины (каменное ядро 10–15 фунтов). Известны спингарды и меньших размеров (ствол длиной 1,4 м и калибром 41 мм, свинцовое ядро 374 г, т.е. 1–1,5 итальянских фунта). Сербатана примерно соответствует малой серпентине или крупному краподо или кулевре (свинцовое ядро 2–3 фунта). Сообщение 1477 года говорит о перевозке одной сербатаны парой лошадей. Стволы у тех и у других сильно удлинённые, ковано-сварные железные (!) – по описанию ди Джорджио Мартини.

Неаполитанский арсенал, захваченный французами в 1494 году, содержит бронзовое длинноствольное орудие на колёсном лафете, схожем с коробчатым, однако ствол не имеет цапф. Там же обнаруживаются железные и бронзовые станковые «кулеврины», как их определяют французы Фаве и Ларшей. У итальянцев они, скорее всего, назывались сербатанами (или даже спингардами).

После французского вторжения 1490‑х гг. в Италии для лёгких пушек начинают употреблять французские названия «кулеврина» и «серпентина». Ещё позже у французов и итальянцев термин «кулеврина» станет обозначать осадную длинноствольную пушку.

Образцы из других европейских стран

В испанских королевствах, которые в это время имели владения в Италии, используется артиллерийская техника, закупленная в итальянских землях или сделанная по итальянским образцам. В описании Гранадской войны (1482–1492), сделанном Паленсией, с обеих сторон (испанцы и «мавры») имеются осадные бомбарды, они же ломбарды, лёгкие эспингарды (спингарды) и ручные кулебрины (кулеврины).

Земли Руси в это время разделены между двумя крупными феодальными государствами: Великим княжеством Московским (которое к этому времени поглощает Новгород и Псков) и Великим княжеством Литовским, Русским и Жемойтским (в состав которого входят Западная и Южная Русь – современные Беларусь и Украина).

Для земель Западной и Южной Руси непосредственным источником технического прогресса является Польское королевство, в котором, в свою очередь, копируются и закупаются немецкие и (или) итальянские решения. Здесь в конце XV – начале XVI веков известны «серпентины», «гуфницы», «тарасницы» («торасницы»), «фоглеры» и «фоглерики», они же «пушки с пороховницами [съёмными зарядными камерами]», «гаковницы» и «ручницы».

«Незападная» Русь, как полагает Хмыров, в течение XV века приобретает артиллерийскую технику из немецких земель через Псков и Новгород, вплоть до постановки собственного производства в Москве в 1480‑х годах итальянскими мастерами.

Османская империя, которая в это время становится – более чем на 400 лет – «частью Европы», первоначально приобретает значительную часть своей артиллерии, а также серы, селитры, стали и олова, в венецианских и генуэзских владениях. Крупным центром турецких военно-технических закупок ещё с конца XIV века является город Дубровник – многие турецкие пушки, принимавшие участие в битве на Косовом поле (1389) были куплены здесь. Впрочем, торговлю стратегическими материалами с Турцией ведут (и будут вести) все крупные (христианские) страны Европы, кроме Испании и Португалии. В XV веке, кроме знаменитого Урбана, на османов работают немецкие мастера-пушечники Йорг из Нюрнберга (пленный) и Георг из Франкфурта (добровольно). При султане Мехмеде II в 1470-х гг. организуется крупнейшее в Европе пушечно-литейное предприятие («Тофане-и-Амире»), куда за большие деньги приглашаются мастера-пушечники из Европы.

Таким образом, на протяжении бо́льшей части XV века турецкие лёгкие орудия если и производятся, то, скорее всего, по отработанным итальянским и немецким образцам. Литые бронзовые орудия начинают преобладать здесь, как и в других странах Европы, после середины XV века.

Продолжение тут.

Предыдущее тут.

Источник


Tags: Европа, Средневековье, артиллерия, историческое
Subscribe

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments