Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Category:

Индо-пакистанская война 1965 года. От Сиалкота до Ташкента



В тот же день, когда пакистанские танки вошли в Хем-Каран, на севере Пенджаба началось главное индийское наступление. Продвижение крупных индийских сил с большим количеством танков на юго-запад вызвало панику в пакистанских штабах, но индийцы не смогли воспользоваться плодами своих первоначальных побед. В итоге под давлением международного сообщества, в первую очередь СССР и США, Индия и Пакистан согласились на мирные переговоры.


Силы сторон

Индийское наступление в секторе Сиалкот, носившее кодовое имя «Операция «Непал», разворачивалось на плоской равнине с развитым сельским хозяйством. Перед индийской армией ставилась задача перерезать железную и автомобильную дороги Сиалкот-Пасрур – основные магистрали, связывающие юг Пакистана с севером и Кашмиром. Именно участок железной дороги между Чавиндой и Пасруром связывал воедино всю железнодорожную сеть Западного Пакистана.


Карта операции «Непал» из официальной индийской истории войны

Готовилась операция в большой спешке. Штаб 1-го корпуса во главе с генерал-лейтенантом П. О. Данном (командовавшим индийскими войсками в ходе весенних боёв в Качском Ранне) прибыл на место операции 4 сентября 1965 года. В подчинении корпуса находились четыре дивизии – 1-я бронетанковая, 14-я и 26-я пехотные и 6-я горная.

Ударной силой наступления было элитное соединение индийской армии – 1-я бронетанковая дивизия, известная под неофициальными прозвищами «Фахр-э-Хинд» и «Чёрный Слон». Ею командовал генерал-майор Раджиндер Сингх, имевший прозвище «Спэрроу». В состав 1-й бронетанковой бригады из состава 1-й дивизии входили два танковых полка, оснащённых «Центурионами» – 16-й лёгкокавалерийский и 17-й конный (Пунская конница), и батальон мотопехоты (9-й Догрского полка).


«Центурион» командира 1-й индийской бронетанковой дивизии. Иллюстрация из «Centurion Universal Tank» (Osprey Publishing, 2003)

43-я моторизованная бригада 1-й бронетанковой дивизии включала танковый полк с модернизированными «Шерманами» (2-й уланский) и три батальона мотопехоты (5-й Джатского полка, 8-й Гархвальских стрелков и 5-й 9-го полка гуркхских стрелков). В резерве дивизии находились 4-й конный полк (Ходсонская конница) и 62-й кавалерийский полк, оснащённые «Центурионами» и старыми «Шерманами» соответственно. Артиллерия дивизии была представлена двумя полками САУ и полком средней артиллерии.

1-му корпусу также были приданы 18-й кавалерийский полк, вооружённый «Шерманами», и 7-й лёгкокавалерийский полк с АМХ-13. Всего к операции «Непал» привлекалось 315 танков – почти половина всех, имевшихся у Индии на тот момент. Непосредственно поддерживала наступление танковых частей 6-я горная дивизия в составе 69-й и 99-й горных бригад.

С пакистанской стороны в секторе Сиалкот размещался 1-й корпус под командованием генерал-лейтенанта Бахтияра Раны. В состав корпуса входили 15-я пехотная и 6-я бронетанковая дивизии. О развёртывании последней летом 1965-го доложила индийская разведка, но командование ей не поверило.

15-я пехотная дивизия под командованием генерал-майора Сардара Мохаммеда Исмаил Хана состояла из 3 пехотных бригад и 4 артиллерийских полков. 6-я бронетанковая дивизия состояла из 4 танковых полков (11-й, 22-й, 25-й кавалерийские и Следопытская кавалерия), оснащённых «Паттонами», из которых 11-й полк был передан для операции «Большой шлем».


М-48 25-го кавалерийского полка

Дивизии были приданы батальон мотопехоты (9-й батальон Фронтир Форс), полк САУ и полк средней артиллерии. В резерве 1-го корпуса находился 20-й уланский полк с «Шерманами».

Таким образом, пакистанцы могли противопоставить индийцам сопоставимое количество танков – 308, среди которых было 132 М-47 и 44 М-48. При этом индийское командование полагало, что в секторе Сиалкот им противостоит от силы два пакистанских танковых полка.

Индийцы начинают... и останавливаются

В ночь с 7 на 8 сентября индийцы предприняли серию отвлекающих атак на всём протяжении границы в северной части Пенджаба. Более всего переполошила пакистанцев атака на стратегический железнодорожный мост через реку Рави в Джасаре. После мощной артподготовки 29-я индийская бригада атаковала мост и захватила к полуночи одну его сторону.

Командир 115-й пакистанской бригады бригадир Музаффаруддин отдал приказ о подрыве моста. Взрывом было разрушено несколько пролётов, а оборонявший мост 3-й батальон Пенджабского полка остался на другой стороне, и его солдаты вынуждены были сдаваться индийцам либо, бросив оружие, переплывать реку.

Перепуганный бригадир Музаффаруддин отправил в штаб 15-й дивизии паническую телеграмму о концентрации у моста минимум индийской танковой бригады. Так как пакистанский штаб ещё ранее предполагал высокую вероятность индийского наступления через Джасар, командир дивизии, решив, что это и есть главный индийский удар, приказал 24-й бригаде и 25-му кавполку срочно направляться к мосту.

Они добрались до моста к 5 часам утра и обнаружили на другом берегу от силы батальон индийской пехоты, не предпринимавший никаких действий. После переговоров со штабом 24-я бригада и танкисты получили приказ возвращаться на исходные позиции.

А в это время, в 6 утра 8 сентября 1965 года, 1-я индийская бронетанковая дивизия пересекла границу двумя колоннами. Слева 1-я бронетанковая бригада наступала на Филору, справа 43-я мотобригада – на Гат и Баговал. Танковые полки 1-й бригады двигались параллельными курсами на расстоянии в 3–4 километра друг от друга – 16-й лёгкокавалерийский справа, Пунская конница слева.


«Центурион» 16-го лёгкокавалерийского полка пылит по дорогам Пенджаба

Из-за ситуации вокруг моста в Джасаре в тот момент пакистанскую границу в этом месте защищала всего одна рота 3-го батальона полка Фронтир Форс. Индийцы прошли позиции роты, не заметив их – её бойцы потом ещё пару суток выбирались к своим.К 8 утра 8 сентября 24-я бригада и 25-й кавполк вернулись на базу в Пасрур, где узнали, что на них наступают индийские танки. Командир 24-й бригады бригадир Абдул Али Малик отдал командиру 25-го кавполка подполковнику Нишару Ахмад Хану ёмкий приказ: «Сделай что-нибудь».

Так как было неясно, где конкретно наступают индийцы, подполковник Нишар двинулся на северо-восток, развернув свои танки в «тонкую стальную линию». Около 10 часов сразу в трёх местах пакистанские «Паттоны» столкнулись с «Центурионами» 1-й бронетанковой бригады индийцев. После короткой, но интенсивной перестрелки пакистанцы отступили, потеряв 2 танка (ещё несколько танков к тому времени 25-й кавполк потерял на ночных переходах из-за технических проблем). Индийцы, потерявшие 4 танка, остановились.

Одновременно на правом фланге индийского наступления эскадрон 62-го кавполка, поддерживавший одну из ночных отвлекающих атак, при возвращении к своим заблудился и попал под огонь собственных артиллеристов у Рангре. Решив, что его силы столкнулись минимумом с двумя полками «Паттонов» (а с юга ещё подходят какие-то пакистанские танки), около часа дня бригадир К. К. Сингх отдал приказ остановиться и занять оборону. К этому времени индийцы углубились в пакистанскую территорию на 12 километров.

Как написал позднее глава индийского Западного командования Харбакш Сингх, «Мимолётный шанс, что выпал нам, на поразительный успех был потерян навсегда». Во второй половине дня 8 сентября на пакистанской стороне царила паника. По словам главкома сухопутных сил Мусы, командование 15-й дивизии весь тот день «бредило наяву». В итоге штаб 15-й дивизии бежал из Сиалкота из-за слухов о проникших в город индийских коммандос.

После этого президент Айюб отстранил от командования генерал-майора Хуссейна и начальника штаба полковника Махди с немедленным лишением чинов и увольнением в отставку. Новым командиром 15-й дивизии был назначен генерал-майор Тикка Хан, хорошо проявивший себя в весенних боях в Качском Ранне. Следующие двое суток в секторе Сиалкот происходили обмены артиллерийскими ударами, перестрелки выдвигавшихся на разведку пехотных частей, периодические авианалёты.

Обе стороны подтягивали резервы.

Второй удар

К 10 сентября пакистанцы подготовили линию обороны вдоль дороги Филора-Баговал. Её удерживали части 24-й пехотной бригады, усиленные 7-м батальоном полка Фронтир Форс, при поддержке 11-го и 22-го кавалерийских полков; в тылу в качестве резерва находились Следопытская кавалерия и 14-й батальон полка Фронтир Форс. 25-й кавалерийский полк, в котором после первого дня боёв и долгих переходов осталось на ходу 30 танков, был отведён на доукомплектование.

Новый этап индийского наступления начался на рассвете 11 сентября, после продолжавшегося всю ночь сильного дождя.


Карта боёв 11 сентября 1965 года

Прямо на Филору наступал 17-й конный полк, справа в обход заходил 4-й конный, слева – 16-й лёгкокавалерийский. Поддерживали наступающие танковые части 5-го батальона 9-го полка гуркхских стрелков и 5-й батальон Джатского полка. Фланги наступления прикрывали 2-й уланский и 62-й кавалерийский полки. Индийский удар пришёлся на позиции 9-го батальона Фронтир Форс и 11-го кавалерийского полка, уже потрёпанного в ходе «Большого шлема» и прибывшего в данный район только прошлым вечером после 130-километрового марша. В его составе на ходу оставалось 23 «Паттона».

Уже через несколько часов пакистанская оборона была прорвана в нескольких местах. Около 11 часов дня пакистанское командование бросило в атаку на наступавший 16-й лёгкокавалерийский полк индийцев Следопытскую кавалерию и 14-й батальон Фронтир Форс. Несколько часов на плоских равнинах вокруг Филоры кипел бой. Около 3 часов дня остатки пакистанских частей стали отступать к Чавинде. В 15:30 11 сентября танки Пунской конницы вошли в Филору.

В результате боёв этого дня были полностью уничтожены 11-й кавполк и 9-й батальон Фронтир Форс, Следопытская кавалерия потеряла 2/3 своих танков – в сумме пакистанские потери достигли около 50 танков. У индийцев было подбито 28 танков, в том числе «Центурионы» командиров 4-го и 17-го конного полков. Поле боя осталось за ними.

В следующие дни на фронте опять наступило затишье. Индийцы сосредотачивали силы для новой атаки. На помощь танкистам была переброшена 69-я горная бригада. Пакистанцы готовили линию обороны вдоль железной дороги Чавинда-Бадиан, которую прозвали «Чёрной линией».


Пакистанские солдаты в обороне

Оборону занимали 24-я пехотная бригада (в составе которой осталось два батальона) и 14-й батальон Фронтир Форс при поддержке 22-го, 25-го кавалерийских полков и Следопытской кавалерии. Последний танковый резерв Пакистана – так и не принявшая участие в битве у Асал-Утара 3-я бронетанковая бригада – перебрасывался к месту индийского наступления и в ночь на 13 сентября прибыл в Сиалкот.

Оборона «Чёрной линии»

На рассвете 14 сентября 1-я индийская бронетанковая дивизия после массированной артподготовки начала атаку. 17-й конный полк с 43-й мотобригадой наступал прямо на Чавинду, 4-й конный заходил справа, а 16-й лёгкокавалерийский с 69-й горной бригадой – слева. Бои 14 сентября повторили сценарий 11 сентября, вылившись во фронтальные танковые столкновения. Индийцы смогли продвинуться вперёд, захватить ряд селений, в том числе и лежащий у самой железной дороги Алар, но до Чавинды не дошли и с наступлением темноты отошли к Филоре. С обеих сторон были потеряны десятки танков.

15 сентября обе стороны снова занимались перегруппировкой сил. На помощь индийским войскам была переброшена 99-я горная бригада, а к пакистанцам прибыли 19-й уланский полк и 14-й батальон Белуджского полка. Продолжались артиллерийские дуэли и авианалёты.


Карта последних боёв в секторе Сиалкот

С рассветом 16 сентября индийцы начали очередное наступление. Теперь удар направлялся западнее Чавинды, Пунская конница с 18-м батальоном Гархвальских стрелков успешно пересекла железную дорогу и к 16 часам захватила селения Джасориан и Бутур-Догранди западнее Чавинды, отрезав оборонявшие город части 24-й пакистанской бригады от своих. 4-й конный полк западнее также пересёк железную дорогу и вышел на автодорогу к городку Бедиан южнее Сиалкота, что вызвало новый переполох в пакистанском штабе.

3-й батальон Фронтир Форс с танками 25-го кавполка контратаковал Бутур-Догранди, но этот удар был отбит индийцами. При этом в бою погиб командир 17-го конного полка подполковник Ардешир Бурсаджи Тарапор, посмертно награждённый Парамвир Чакрой – высшей боевой наградой Индии.


Подполковник А. Б. Тарапор

Ночью 17 сентября индийцы отступили из Бутур-Догранди в Джасориан. Около полудня Джасориан был атакован свежим 19-м уланским полком. После короткого боя индийцы, понёсшие ранее большие потери от артиллерийского огня противника (погиб, в том числе, и командир 8-го батальона Гархвальских стрелков подполковник Джирад), отступили за железную дорогу.

Хотя танковые части 1-й бронетанковой дивизии и были серьёзно потрёпаны, индийское командование предприняло ещё одну попытку взять Чавинду – теперь преимущественно силами пехоты. В ночь на 19 сентября 20-й батальон Раджпутского полка внезапной атакой снова захватил Джасориан. После этого около 4 утра в атаку на Чавинду пошли 6-й батальон Маратхского полка и 5-й батальон Джамму-и-Кашмирских стрелков при поддержке двух эскадронов 4-го конного полка. С севера одновременно должны были атаковать 14-й батальон Раджпутского полка и 4-й батальон Джамму-и-Кашмирских стрелков, но из-за массированного вражеского артобстрела командиры не смогли поднять солдат в атаку.

На рассвете маратхам при поддержке «Центурионов» 4-го конного удалось прорваться к железнодорожной станции Чавинды. Однако после контратаки 2-го батальона Пенджабского полка с танками 25-го кавполка индийцы отступили.


Пакистанские танкисты изучают брошенный индийский «Центурион»

После этого индийские силы отошли на исходные позиции по линии Филора-Баговал. 20 сентября индийское Западное командование издало директиву о переходе к обороне в секторе Сиалкот. Битва при Чавинде в Пакистане стала пропагандистским мифом о великом триумфе ислама над индуизмом, о разгроме несметных орд врагов, при котором пакистанцы массово проявляли чудеса героизма, бросаясь под индийские танки со связками гранат.


Битва при Чавинде глазами современных пакистанских баталистов

В реальности ценой громадных потерь и за счёт подавляющего перевеса в артиллерии пакистанцам удалось остановить индийское наступление в секторе Сиалкот и не допустить перерезания железнодорожного сообщения между частями Западного Пакистана. Как индийцы, так и пакистанцы потеряли примерно по сотне танков в сражении, названном «величайшей танковой битвой со времён Второй мировой войны».

Бои на дипломатическом фронте

К тому времени, когда было остановлено индийское наступление в секторе Сиалкот, всё большую роль в войне стал играть внешнеполитический фактор. 8 сентября США, Великобритания и Канада объявили о полном эмбарго на поставку оружия и боеприпасов обеим странам до прекращения войны. Через несколько дней к эмбарго присоединились Франция и Швеция. Позиция Вашингтона стала шоком для пакистанского руководства. «Американцы нас предали!» – такими были настроения в обществе.

СССР поддержал призывы ООН к немедленному прекращению огня, но к оружейному эмбарго не присоединился. Стоит пояснить, что в тот период времени советское оружие ещё не господствовало в индийской армии. Самолёты, артиллерия и танки у индийцев в войне 1965 года были преимущественно британскими и французскими, СССР поставил Индии только небольшое количество танков ПТ-76, истребителей МиГ-21 и военно-транспортных Ан-12.

Возможность китайского вмешательства в конфликт на стороне Пакистана беспокоила как Индию, так и США. Из-за этого Дели отказался от проведения операций против Восточного Пакистана. В Вашингтоне переживали, что вмешательство КНР может повлечь вмешательство СССР и его союзников. Президент Джонсон в частных беседах повторял, что «мы не можем допустить, чтобы это стало Третьей мировой».

15 сентября в Варшаве посол США в Польше Джон Кэбот передал послу КНР Ван Кечюню предупреждение, чтобы Китай не вмешивался в индо-пакистанский конфликт во избежание «серьёзных ответных шагов» со стороны Штатов. Видимо, данные предупреждения вкупе с ухудшением внутриполитической ситуации в КНР, где всего через полгода разразится «культурная революция», и повлияли на то, что позиция Пекина оказалась не столь решительной, как того ожидали (и боялись) во всём мире.

16 сентября, через 10 дней после начала горячей фазы войны, в МИД КНР послу Индии была вручена нота, в которой в самых резких выражениях осуждалась «неспровоцированная индийская агрессия против Пакистана», в связи с чем КНР «не прекратит поддержку Пакистана в его справедливой борьбе». Далее заявлялся протест против создания индийской армией поста на перевале Натху Ла на сиккимско-тибетской границе и содержалось требование в трёхдневный срок убрать пост, а также вернуть 800 овец и 59 яков, якобы похищенных индийцами в этом районе.

«Грозное китайское предупреждение» вызвало бурное веселье во всём мире. Получилось почти как у известного русского сатирика – от них злодейств ждали, чуть ли не с атомной бомбой, а они про овец и яков. В Нью-Дели индийские шутники пригнали к посольству КНР отару из сотен овец. Стало очевидно, что КНР не пойдёт на активное вмешательство в конфликт. Власти Индии начали перебрасывать подразделения армии и ВВС с Востока на Запад, а пакистанские лидеры поняли, что войну надо быстро заканчивать.


Президент Пакистана Айюб Хан на фронте

Перемирие и итоги

19 сентября главкомы пакистанских армии и ВВС Муса и Нур Хан предупредили президента Айюб Хана, что боеприпасы у вооружённых сил на исходе, поэтому необходимо скорейшее подписание перемирия. Ещё начиная с весны американские союзники тщательно лимитировали поставку боеприпасов Пакистану, дабы запасов у него имелось не более чем на 2–3 недели войны. И вот теперь они заканчивались. Впрочем, у Индии с боеприпасами было не намного лучше, и Чаудхури также предупреждал руководство, что они заканчиваются.

После суток напряжённых переговоров в ночь с 21 на 22 сентября сначала Индия, а потом Пакистан известили генерального секретаря ООН о согласии на безоговорочное прекращение огня. По техническим причинам его срок несколько раз переносился. В итоге перемирие вступило в силу в 3:30 индийского или 3:00 пакистанского времени 23 сентября 1965 года.

Война окончилась.


Рукопожатие вчерашних врагов

В ходе боевых действий противоборствующими сторонами было захвачено 1840 квадратных километров пакистанской территории и 545 квадратных километров индийской. Индия потеряла около 3 тысяч солдат, 190 танков, 75 самолётов. Пакистан – около 3800 солдат, 250 танков и более 20 самолётов.

Ташкентский финал

После провала попытки мирного урегулирования в рамках ООН в ноябре 1965 года Индия и Пакистан согласились на проведение мирных переговоров при посредничестве СССР. 4 января 1966 года они начались в Ташкенте.

10 января 1966 года была подписана Ташкентская декларация. Силы сторон отводились на международно-признанную границу и линию прекращения огня 1949 года, восстанавливались в полном объёме дипломатические отношения, происходил обмен пленными, прекращалась враждебная пропаганда с обеих сторон.


Премьер-министр Индии Шастри, президент Пакистана Айюб Хан и председатель Совета Министров СССР Косыгин на подписании Ташкентской декларации

Война завершилась восстановлением статуса-кво, не удовлетворявшего ни одну из сторон. Вести из Ташкента вызвали взрыв возмущения в Пакистане, по городам прокатились массовые беспорядки, а министр иностранных дел Бхутто в знак протеста подал в отставку. Пакистанская пропаганда уверяла население, что «мы уже почти победили», а тут Айюб сдался под нажимом англосаксов.

В Индии многие сильно возмущались тем, что пришлось отдать стратегический перевал Хаджипир, не обеспечив гарантий от повторения «Гибралтара». Правда, премьер-министр Шастри умер на следующий день после подписания, так что на его политической карьере Ташкент никак не отразился.

С обеих сторон по итогам войны были сделаны серьёзные выводы.

Индия решительно встала на путь широкомасштабного военно-технического сотрудничества с СССР, были ускорены программы модернизации вооружённых сил. Опрометчивое предложение Чаудхури о роспуске танковых частей в пользу лёгких танков, придаваемых пехоте, было отброшено. Неудачи разведки привели к масштабной реформе, разделению внешних и внутренних спецслужб и созданию современной индийской внешней разведки – Отдела информации и анализа (ОИА). Была проведена масштабная реконструкция авиабаз, создана сеть современных радаров.

В отношении Пакистана Индия во главе с новым премьер-министром Индирой Ганди отошла от принятой со времён Неру политики невмешательства во внутренние дела соседа и начала активно поддерживать сепаратистов, прежде всего бенгальских и белуджистанских.

Пакистан в поставках оружия переориентировался на КНР. Был ликвидирован ранний перекос в сторону танковых частей, активно формировались новые пехотные части. Преемник Айюба на посту президента Яхья Хан попытался преодолеть отчуждение восточной части страны, резко расширив долю бенгальцев в офицерском корпусе и правительственном аппарате, несмотря на сопротивление всегда презиравших бенгальцев западных пакистанцев.

Но всего этого было слишком мало. Все эти запоздалые шаги никак не могли компенсировать как глубокий раскол в политической элите страны, явившейся следствием войны 1965 года, так и захлестнувший Пакистан девятый вал «ультрапатриотической истерии». Индо-пакистанская война 1965 года закончилась ничьёй. Но ничьёй, заложившей фундамент индийской победы и пакистанского поражения в 1971 году.

Предыдущее тут.

Источник


Tags: Индия, Пакистан, война, историческое
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments