Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

Индо-пакистанская война 1965 года. Пролог



Случившаяся полвека назад война между Индией и Пакистаном стала рубежом для всей истории Южной Азии XX столетия. Её результаты и ныне сказываются на отношениях в регионе. Противоречия между сильнейшими государствами региона накапливались с момента провозглашения независимости, и кровавая развязка была практически неизбежна.


Общая обстановка

К середине 60-х две страны, родившиеся в результате раздела Британской Индии в 1947 году, подошли с разными итогами. Пакистан, управляемый после первого в своей истории военного переворота 1958 года военно-бюрократическим режимом президента Мухаммеда Айюб Хана, добился определённых успехов в социально-экономической модернизации, развитии собственной промышленности и проведении аграрной реформы.


Президент Пакистана Айюб Хан с президентом США Д. Ф. Кеннеди. 1962 год

На внешнеполитической арене министру иностранных дел Зульфикару Али Бхутто удалось укрепить самостоятельность и престиж страны, ослабить её зависимость от западных держав. Был заложен фундамент крепкой дружбы Пакистана с КНР. Серьёзные подвижки произошли даже в отношениях с традиционным индийским союзником – СССР, символом чего стал государственный визит президента Айюб Хана в Москву в апреле 1965 года.

Ускоренное экономическое развитие страны и укрепление самостоятельности Пакистана на международной арене не только укрепили правящий режим, но и способствовали росту его внешнеполитических амбиций. И прежде всего, в отношениях с Индией. Подкрепляло амбиции пакистанской верхушки и то, что состояние Индии к середине 60-х годов не внушало оптимизма. Её экономическое положение оставалось достаточно тяжёлым, и на этой почве обострялись социально-экономические противоречия и конфликты, нередко принимавшие форму сепаратизма и религиозного коммунализма. Дравидский юг страны поднялся против попыток заменить английский на хинди в качестве официального языка, а толпы мусульман на улицах индийских городов скандировали «Пакистан зиндабад!» («Да здравствует Пакистан!»).

Поражение в войне с КНР в 1962 году и смерть бессменного премьер-министра Джавахарлара Неру в мае 1964 года погрузили правящую партию Индийский национальный конгресс в серьёзный политический и организационный кризис, приведший через несколько лет к его расколу. Правительство Лала Бахадура Шастри раздирали противоречия.


Премьер-министр Индии Л. Б. Шастри. 1965 год

Внешнеполитическое положение Индии в середине 60-х оставалась довольно сложным. КНР – враг, СССР – отношения только-только восстанавливаются после серьёзного охлаждения, вызванного позицией Москвы в ходе Гималайской войны 1962 года. С США, Британией и Западом в целом после Гималайской войны отношения вроде как понемногу улучшались, но сохранялись серьёзные проблемы.

Силы сторон

Вооружённые силы Пакистана за счёт активно шедшего с 1958 года военного сотрудничества с США в тот период качественно превосходили индийские, начавшие перевооружение только после поражения в войне 1962 года. Индия имела явный перевес лишь в количестве пехотных батальонов – 628 против 352.

Качественное преимущество в танках было у Пакистана. Основу его танковых сил составляли 432 новейших американских «Паттона» (230 М-47 и 202 М-48). Также имелось около 200 «Шерманов» с 76-мм орудиями послевоенных модификаций М4А1Е1 и М4А3Е4, 96 лёгких танков М-24 «Чаффи» и несколько десятков противотанковых САУ М-36Б1 «Джексон». Пакистанские танки были сосредоточены в 17 кавалерийских полках по 44 танка, разделённых на три эскадрона.

Основу индийских бронетанковых сил составляли оставшиеся в наследство от британской Индийской армии «Шерманы» М4А2 времён Второй мировой. Всего их было от 332 до 346 единиц, часть которых в 50-е годы была перевооружена французскими высокоскоростными орудиями СN-75–50, но на большинстве сохранились старые 76-мм пушки М3L40. Также в индийской армии имелось 188 британских «Центурионов» Мк.7 со 105-мм орудиями L-7 и большое количество лёгких танков (что связано с позицией начштаба сухопутных войск Джаянатха Чаудхури) – 164 АМХ-13, 90 ПТ-76 и несколько десятков М-3 «Стюарт». Индийские танковые полки сохраняли структуру британской Индийской армии – 45 танков в трёх эскадронах. Всего у индийцев было 15 кавалерийских полков.

Ещё более явным был перевес Пакистана в артиллерии. Пакистанская армия имела 756 стволов, в том числе 72 105-мм американских гаубицы М-101, 126 155-мм американских гаубиц М-114 и 48 новейших американских 203-мм САУ М-110.

Основу индийской артиллерии (450 из 608 стволов) составляли 25-фунтовые 87,6-мм полевые пушки-гаубицы QF-25. Имелось также крайне небольшое количество орудий больших калибров времён Второй мировой войны.

К началу 1965 года в высшем пакистанском руководстве сложилась группировка, члены которой были убеждены в том, что настал тот момент, когда Пакистан может с позиции силы разрешить спор с Индией из-за Кашмира и вернуть себе «наш Эльзас с Лотарингией».


Министр иностранных дел Пакистана З. А. Бхутто, «главный пакистанский ястреб» в ООН. 1965 год

В неё входили как гражданские во главе с министром иностранных дел Бхутто, так и военные – начальник оперативного управления министерства обороны бригадир Гуль Хасан Хан, глава военной разведки бригадир Иршад Ахмед Хан, командир размещённой на линии прекращения огня в Кашмире 12-й дивизии генерал-майор Ахтар Хуссейн Малик.

Они считали, что ситуация в индийской части Кашмира находится на грани восстания. Эта точка зрения подтверждалась беспорядками в Сринагаре в декабре 1963-го после исчезновения из местной святыни, святилища Хазрат-Бал, Волоса Пророка и протестами против попыток правительства Шастри осенью 1964 года изменить Конституцию Индии, лишив Кашмир особого статуса. Выходило, что Пакистану надо только организовать и поддержать восстание алжирского типа в Кашмире и устроить индийцам «Вьетнам». Индийцы в нынешней ситуации, считали пакистанские «ястребы», не рискнут пойти на полномасштабную войну и будут вынуждены договариваться.

На первых порах президент Айюб Хан отнёсся к подобным планам отрицательно. Но весной 1965 года мнение президента резко поменялось. Причиной стал пограничный конфликт в Качском Ранне.

Битва за солончак

На границе пакистанской провинции Синд и индийского штата Гуджарат расположен Качский Ранн – солончаки площадью свыше 20 тысяч квадратных километров, «осушённое море, чью заброшенную пустоту не нарушают никакие признаки жизни, кроме редких птиц и случайных караванов».

При разграничении территории Индии и Пакистана в 1947 году демаркация границы на этом участке проведена не была. Индия считала весь Ранн своей территорией. Однако Пакистан предъявил претензии на северную часть Ранна на том основании, что Качский Ранн является продолжением Аравийского моря, и, соответственно, граница между странами должна быть проведена посередине данной области.


Карта Качского Ранна с предполагаемыми линиями разграничения

Ситуация вокруг Качского Ранна обострилась в начале 1960-х, когда американская нефтяная компания «Сокони» предположила наличие в северной части Качского Ранна больших запасов нефти.

С января 1965 года подразделение Индских рейнджеров (формирования МВД Пакистана, осуществляющие охрану границы) начали патрулирование спорной территории. В марте 1965 года части индийской Центральной резервной полиции (индийский аналог наших внутренних войск), чтобы пресечь такие действия, установили пост Сардар около руин старинного форта Канджаркот на северо-западном краю Качского Ранна.

В ответ пакистанская армия провела операцию «Десерт Хоук». На рассвете 9 апреля 1965 года 51-й пехотная бригада под командованием бригадира Мухаммеда Азхара при поддержке артиллерии атаковала пост Сардар, и после короткой перестрелки индийцы отступили.


Пакистанцы поднимают флаг над фортом Канджаркот. 1965 год

С обеих сторон в спорный район перебрасывались подкрепления, происходили артиллерийские дуэли и перестрелки пехотных частей. В конце апреля части 6-й пакистанской бригады под командованием бригадира Ифтикара атаковали посты, установленные восточнее Канджаркота индийскими парашютистами. 24 апреля был взят пост Сера Бет, а 26 апреля – пост Биар Бет. В обоих случаях после коротких перестрелок индийцы отступили.

В этих боях поддержку атакующей пакистанской пехоте оказывали два эскадрона 24-го кавалерийского полка, оснащённые танками М-48. «Паттоны» впервые в своей истории вступили в бой. Из 13 танков три вышли из строя по техническим причинам, а два увязли в солончаках. Боевых потерь среди них не было.


Фотография пакистанских «Паттонов» в Качском Ранне, обошедшая мировую прессу весной 1965 года

Использование в бою «Паттонов» вызвало резкую реакцию Вашингтона. Все предшествующие годы официальные представители США вплоть до президента Кеннеди, отвечая на беспокойство индийской стороны массированными поставками американского оружия Пакистану, неоднократно заверяли индийцев, что поставляемое Пакистану американское оружие никогда не будет использовано против Индии, а «только против коммунистов».

30 апреля 1965 года американский посол Уолтер Макконахью посетил президента Айюба Хана и проинформировал его о «глубочайшей обеспокоенности» Белого дома фактами использования американского оружия в Ранне, предупредив, что у США «имеются достаточно эффективные механизмы», дабы не допустить дальнейшего применения оружия американского производства «в диспутах между Индией и Пакистаном». После данного разговора Айюб Хан согласился на немедленное прекращение огня и посредничество британского премьер-министра Гарольда Вилсона.

30 июня 1965 года в Лондоне было подписано соглашении о мирном урегулировании пограничного спора. Он передавался на рассмотрение международной арбитражной комиссии во главе со шведским юристом Гуннаром Легергреном. Арбитраж закончился 19 февраля 1968 года. Пакистан получил 530 квадратных километров спорной территории, в том числе и Канджаркот. Но Сардар, Биар Бет и Сера Бет остались за Индией. Демаркация границы была закончена к июлю 1969-го.

«Гибралтар» в горах Кашмира

Конфликт в Качском Ранне был остановлен благодаря международному вмешательству. Но он же дал толчок к дальнейшему обострению индо-пакистанских отношений. В Индии царило глубочайшее разочарование. Правительство подверглось жёсткой критике, и ему с трудом удалось провести утверждение соглашения об арбитраже через парламент.

К середине лета в индийском военно-политическом руководстве утвердилось мнение, что в случае новых пакистанских провокаций необходим максимально жёсткий ответ. Считалось, что Пакистан успокоится, только если увидит «индийскую армию, марширующую на Лахор и Карачи». Индийские министры неоднократно делали заявления типа: «Некоторые страны понимают только язык силы. Пакистан – одна из них!»


Карта театра боевых действий войны 1965 года

В свою очередь, политиков и военных Пакистана столкновения в Качском Ранне убедили в несомненном военном превосходстве. В стране царила эйфория по поводу «победы над индусами». Президент Айюб и высшее командование ещё больше утвердились в расистской («истинные арийцы-пакистанцы» vs «индусские недочеловеки») точке зрения, что «индусы слишком трусливы, чтобы сражаться».

Весной 1965-го Айюб расказал одному американскому бизнесмену в частной беседе, что

«всегда считал, что одна пакистанская дивизия стоит трёх индийских, но после бесед с премьером Чжоу [премьер Госсовета КНР Чжоу Эньлай] уверен, что одна пакистанская дивизия стоит пяти индийских».

13 мая 1965 года Айюб Хан утвердил подготовленный генералом Ахтаром Маликом план операции по организации вооружённого восстания в Кашмире силами проникших на индийскую территорию пакистанских военных. План получил название «Гибралтар», в честь скалы, с которой началось завоевание арабами всего Иберийского полуострова в VIII веке.

В соответствии с планом, должны были быть подготовлены 9 отрядов, получившие имена великих полководцев исламской истории. Каждый отряд должен был включать пять рот. Рота состояла из трёх взводов в составе офицера, младшего офицера, двух сержантов и 30 рядовых, и штаба роты из 7 человек.

Отряды комплектовались преимущественно офицерами и солдатами из состава Азад-Кашмирских батальонов (данные подразделения формально не входили в состав пакистанской армии), Пограничного корпуса и скаутских частей Северных территорий. Из-за различных бюрократических проволочек и технических трудностей вместо заявленного числа в 6 с лишним тысяч боевиков к началу августа 1965 года удалось подготовить не более 3 тысяч, реально же на индийскую территорию успели перейти чуть более тысячи человек. Проникновение пакистанских военных через линию прекращения огня в индийскую часть Кашмира началось в ночь на 1 августа.


Карта операции «Гибралтар» из официальной индийской истории войны

Боевики были одеты в типичную кашмирскую одежду – тюрбаны, тёмно-зелёные шальвар-камизы и обычные башмаки. Вооружены они были пистолетами-пулемётами «Стэн», четырьмя гранатами и имели при себе одеяло, воду и продукты на 5 дней. На взвод полагались ещё ручной пулемёт «Браунинг М1918», 83-мм гранатомёт RL-83, 2- и 3-дюймовые миномёты, но на практике не все части получили это оружие. Также каждый взвод имел некоторое количество противопехотных мин и несколько килограмм пластиковой взрывчатки. Полноценная радиостанция полагалась только командиру отряда, а транзисторный приёмник – только командирам рот. Карт местности, где предстояло действовать, не было даже у многих командиров рот. Зато командиры рот получили деньги – по 5 тысяч пакистанских и индийских рупий.

Во второй половине дня 5 августа из разных мест Кашмирской долины поступили сообщения о замеченных местными жителями группах странных людей. В ночь на 6 августа произошли первые перестрелки боевиков с индийскими военными. В следующие дни один за другим произошли атаки армейских постов, взрывы мостов и повреждения телефонных линий на всей территории Кашмира. К вечеру 8 августа большие группы боевиков были зафиксированы в предместьях кашмирской столицы Сринагара. Произошло несколько перестрелок с полицией.

Согласно плану операции «Гибралтар», боевики должны были 8 августа под видом паломников проникнуть в город, а на другой день, смешавшись с участниками антиправительственной демонстрации, захватить правительственные объекты, местную радиостанцию и аэропорт.

С наступлением темноты 8 августа рота 8-го батальона Джамму-и-Кашмирской милиции вместе с двумя танковыми взводами Центральноиндийской кавалерии заняла круговую оборону в аэропорту Сринагара, а две другие роты 8-го батальона Джамму-и-Кашмирской милиции и три взвода Пенджабской полиции взяли под охрану основные объекты в городе. 9 августа воздухом в Сринагар была переброшена из Ладакха 163-я пехотная бригада.


Индийские солдаты маршируют по Кашмиру, 1965 год

Пакистанцы в такой обстановке отказались от атаки на аэропорт и прочие объекты в городе, но в следующие несколько ночей в Сринагаре регулярно вспыхивали перестрелки, но к 12 августа индийцы смогли переловить, уничтожить или вытеснить из кашмирской столицы всех боевиков. Взрывы, нападения на посты и перестрелки происходили и в других частях Кашмира. Количество инцидентов достигло пика в ночь с 11 на 12 августа, когда было атаковано 6 постов индийской армии и ещё около двух десятков иных объектов. На рассвете 13 августа боевики атаковали штаб 8-го батальона Кумаонского полка в Наугаме, где в двухчасовом тяжёлом бою погиб командир батальона подполковник М. В. Гор и 6 солдат.

15 августа в секторе Чамб пакистанская артиллерия по наводке боевиков смогла накрыть мощным огнём пост индийской армии в Дева, когда там находился штаб 191-й пехотной бригады. Погибло 9 человек во главе с командиром бригады бригадиром Б. Ф. Мастерсом.

Хотя в ходе данных операций погибло 56 индийских военных и полицейских, главной задачи пакистанским боевикам добиться не удалось – население Кашмира не восстало. Более того, местные жители активно помогали индийской армии вылавливать самозваных борцов за их освобождение. Уже 8 августа в руки индийцев попали первые боевики, оказавшиеся военнослужащими Азад-Кашмирских батальонов. Вечером Всеиндийское радио передало запись их допроса.

9 августа руководитель миссии военных наблюдателей ООН генерал-лейтенант Ниммо сообщил генеральному секретарю У Тану, что никакого восстания в Кашмире нет, но есть проникновение с пакистанской стороны «неизвестных вооружённых людей без формы и знаков различия», атакующих индийских военных. Данные сведения были подтверждены и иностранными журналистами. Для всего мира было очевидно, что за событиями в Кашмире стоит Пакистан.

К 23 августа индийцы фактически покончили с главными силами, проникшими в Кашмир, хотя отдельные стычки происходили до начала сентября. Индийское руководство приняло решение об уничтожении баз боевиков на территории пакистанской части Кашмира. В конце августа индийские подразделения захватывают ряд перевалов и городок Мирпур в долине Нилам, ведущей на запад к столице пакистанского Кашмира, Музаффарабаду. Утром 28 августа 1965 года 1-й батальон индийских парашютистов внезапной атакой захватывает стратегический перевал Хаджипир (высота 2637 метров) на старой дороге из Ури в Пунч.


Индийские солдаты поднимают флаг над Хаджипиром, 1965 год

Сражение за мост

Возникшая угроза потери уже своей части Кашмира заставила пакистанское руководство начать операцию «Большой шлем» – наступление в долине Чамб на самом юге Кашмира по направлению к городку Ахнур, где располагался стратегически важный мост через Ченаб на единственной дороге из Джамму в Кашмирскую долину. Захват этого моста, расположенного всего в 18 километрах от границы, разрывал наземную связь Кашмира с остальной Индией.

Для наступления Пакистан сосредоточил в районе три пехотные бригады, 11-й кавалерийский и 13-й уланский полки, оснащённые «Паттонами», а также сильную артиллерийскую группировку – две тяжёлые батареи 155-мм и 203-мм орудий, по три полка средней и полевой артиллерии, лёгкую батарею ПВО и два полка артиллерийско-инструментальной разведки.

С индийской стороны им противостояла 191-я отдельная пехотная бригада, поддерживаемая 14-м полком полевой артиллерии и эскадроном 20-го уланского полка с 15-ю лёгкими танками АМХ-13, из которых три к 1 сентября находились в ремонте.


Индийские АМХ-13 в Чамбе

На данном участке пакистанцы имели почти троекратный перевес в пехоте и шестикратный перевес в танках и артиллерии, причём в технике количественный перевес умножался на громадный качественный: «Паттоны» против АМХ-13 и 203-мм гаубицы М-115 против 25-фунтовых британских полевых орудий QF 25.

Индийское командование до последнего пребывало в уверенности, что пакистанцы не осмелятся перейти в наступление в долине Чамб, ведь для этого требовалось пересечь уже не линию прекращения огня, а международно-признанную границу между двумя государствами.

На рассвете 1 сентября, после полуторачасовой артподготовки, пакистанцы перешли в наступление в долине. Пограничные посты были смяты с ходу, и индийские части отходили на восток. Около 4 часов дня индийское руководство приняло решение об использовании ВВС в попытке остановить пакистанское наступление. Вечером 1 сентября индийские «Вампиры» и «Мистэры» нанесли удары по наступающим пакистанским частям.


«Мистэр» ВВС Индии. 1965 год

С наступлением темноты индийцы отступили на другой берег реки Тави, а в Ахнур спешно перебрасывались подкрепления – 28-я пехотная и 41-я горная бригады, оставшиеся два эскадрона 20-го уланского полка и 10-я артиллерийская бригада.

Но 2 сентября 1965 года пакистанское наступление было внезапно остановлено. Из-за интриг в руководстве командовавший наступлением генерал-майор Ахтар Малик был внезапно отстранён и заменён генерал-майором Яхье Ханом, любимчиком президента Айюба. Эта пауза дала возможность индийцам подготовить две линии обороны по грядам холмов Джауриан и Фатвал в 10 и 4 километрах западнее Ахнура соответственно.


Пакистанский М-48 в Чамбе

В продолжавшихся весь день 4 сентября тяжёлых боях пакистанцы смогли прорвать первую линию обороны, потеряв 10 «Паттонов». Но дальнейшее наступление в долине Чамб пришлось остановить в связи с тем, что Индия развернула наступление в Пенджабе.

6 сентября 1965 года началась полномасштабная война между Индией и Пакистаном.


Продолжение тут.


Источник


Tags: Индия, Пакистан, война, историческое
Subscribe

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments