Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

«Поло» в Хайдарабаде



Оба государства, созданные на территории британских владений в Индии, неоднократно сталкивались с проблемами сепаратизма. Это и не удивительно — пёстрый этнический, языковой и религиозный состав населения в совокупности со сложными взаимоотношениями между элитами различных регионов индийского субконтинента изрядно осложнял задачу сохранения территориальной целостности стран региона с их искусственными границами. Если Пакистан в конце концов таки распался, Индия осталась единой, на корню погасив стремление отдельных своих частей — таких, как княжество Хайдарабад — к независимости.


Раздел Британской Индии

Раздел Британской Индии на два независимых государства в 1947 году был очень непростым. Антагонизм между индуистской и исламской частями индийского общества к середине 40-х годов стал настолько большим, что не оставлял никаких надежд на мирное сосуществование этих групп населения в рамках одного государства. С другой стороны, проведение границы между новыми государствами, производимое правительственной комиссией сэра Сирила Рэдклиффа, было крайне сложной задачей.

Никогда раньше не бывавший в Индии, сэр Рэдклифф был назначен руководителем комиссии во многом из-за своей непредвзятости: он не был лично знаком ни с кем из индусов. В помощь ему поровну были делегированы местные судьи из Индийского национального конгресса и Мусульманской лиги. Представителей Конгресса возглавлял будущий премьер-министр Индии Джавахарлал Неру, главой мусульманской делегации был президент лиги Мухаммад Али Джинна, которого в современном Пакистане считают отцом-основателем государства. Буквально пары дней в обществе этих «коллег» хватило Рэдклиффу для того, чтобы чётко осознать две вещи. Во-первых, Лига и Конгресс не смогут договориться ни по какому вопросу, так как искренне ненавидят друг друга. Во-вторых, острая нехватка времени (а на проведение границы между двумя государствами ему отводилось всего 5 недель) приведёт к тому, что любое решение, каким бы оно ни было, не устроит какую-то из сторон.

Поэтому он, засучив рукава, принялся за работу, фактически единолично принимая решения о прохождении будущей границы, ведь конструктивной помощи от аборигенов ожидать не приходилось. В расчёт Рэдклиффом принимались преимущественно демографические факторы: области, где большинство населения составляли индусы, должны были войти в состав Индийского Союза, а регионы с преимущественно мусульманским населением – в состав Пакистана.


Раздел Британской Индии

Сама работа комиссии проводилась в тайне, и с её результатами общественность была ознакомлена только 17 августа 1947 года, уже через два дня после провозглашения независимости новоиспечённых государств. Эта секретность привела к тому, что после 15 августа в течение нескольких дней отдельные регионы управлялись администрациями «не того» государства, как, например, бенгальский округ Малда. Над этим районом с преимущественно мусульманским населением, но отошедшим по результатам работы Рэдклиффа к Индии, несколько дней развевался пакистанский флаг.

Разумеется, разделение по религиозному признаку практически на всех участках границы было очень условным. В каждой местности был какой-то процент меньшинства. Представители некоторых народов, например пенджабцы и бенгальцы, исповедовали разные религии – и в результате Пенджаб и Бенгалия были разделены государственной границей. В ряде случаев религиозный принцип по непонятным причинам был вовсе нарушен, как, например, в населённом преимущественно мусульманами городе Малда, отошедшем к Индии.

Кроме того, в огромной густонаселённой Индии были и другие религии. Интересы их адептов практически не учитывались, и это привело к таким коллизиям, как у сикхов. Большинство сикхов оказалось на территории Индийского Союза, а их священный город Лахор – в Пакистане. Всё это стало причиной массовых столкновений на религиозной почве, сотен тысяч жертв и беспрецедентного числа беженцев (до 25 миллионов!). Впоследствии оказалось, что этнические разногласия между общинами (которые практически не учитывались при разделе) часто превосходили религиозные, что привело в итоге к распаду Пакистана.

Свои среди чужих, чужие среди своих

Но была и ещё одна проблема.

Британская колониальная администрация не обладала полнотой власти на всей территории Британской Индии. Отдельные её регионы входили в более чем 600 княжеств, различных по площади и и численности населения, и эти государства имели значительную степень суверенитета. Как правило, их отношения с правительством в Дели строились на субсидиарных договорах, по которым княжества передавали метрополии свои права на внешнюю политику и оборону, но сохраняли независимость в вопросах внутренней политики.

Эти княжества получили возможность делать выбор, к какому из государств присоединиться. В подавляющем большинстве случаев здесь всё было достаточно просто. В населённых индуистами княжествах правили раджи-индуисты, и они вошли в состав Индии. В населённых мусульманами уделах правили исламские монархи, и эти княжества присоединились к Пакистану. Но в нескольких из таких монархий конфессиональная принадлежность большинства населения и правящей верхушки не совпадала. Самыми крупными и известными были княжества Кашмир и Хайдерабад.

В Кашмире, населённом преимущественно мусульманами, правила индуистская династия, которая склонялась к присоединению к Индии. Мусульманское большинство Кашмира, а также правительство Пакистана с таким решением не согласились. Эти разногласия привели к нескольким полномасштабным войнам между двумя южноазиатскими государствами, и конфликт не разрешён до сих пор. Де-факто Кашмир разделён между Индией и Пакистаном. Эта «горячая точка» является потенциально одной из самых опасных в мире: обе стороны конфликта обладают ядерным оружием и полны решимости его применить при неблагоприятном стечении обстоятельств.


Последний низам Хайдарабада Осман Али Хан – один из богатейших людей мира своего времени по информации американского журнала «Тайм»

Зеркально противоположная ситуация сложилась к 1947 году в одном из княжеств Южной Индии – Хайдарабаде. Примерно 85% из 18-миллионного населения княжества были индуистами (и только 12% — мусульманами), но правил Хайдарабадом мусульманский низам Осман Али Хан.

Государство Хайдарабад

Среди сотен индийских туземных княжеств Хайдарабад выглядел довольно примечательно. Площадь этого крупнейшего в Индии государственного образования составляла 214 190 квадратных километров – больше, например, чем современная Беларусь (207 600 квадратных километров). Валовой национальный продукт княжества превышал ВНП Бельгии, а низам Хайдарабада Осман Али Хан в 1937 году был назван журналом «Тайм» одним из самых богатых людей мира. У государства была своя армия (22 000 человек), свои железнодорожная система и авиакомпания.

Единственный из числа княжеств в составе Британской Индии, Хайдарабад имел даже собственный банк и выпускал свою валюту – хайдарабадскую рупию.


Городская ратуша в городе Хайдарабаде, столице княжества

Во время восстания сипаев в 1857 году Хайдарабад выполнил свои обязательства по договору перед Британией и не поддержал повстанцев, за что получил особый официальный статус «верного союзника». Свою репутацию надёжного союзника Британии княжество оправдало и в годы Второй мировой войны, когда Осман Али Хан подарил британскому и австралийскому флотам несколько эсминцев, в том числе эсминец «Низам».

Как уже указывалось выше, многоязычное население Хайдарабада было преимущественно индуистским. Однако и сам низам, и подавляющее число высших чиновников в стране было мусульманами. Как и более 70% офицеров в хайдарабадской армии.


Эсминец «Низам» австралийского военно-морского флота в мае 1945 года

Ещё одной примечательной особенностью Хайдарабада было большое количество площадок для игры в поло. Их в стране было 17 – больше, чем в любом другом регионе Индии.

Операция «Поло»

Имея под своим управлением крупную и достаточно сильную страну, низам Осман решил, что ему не по пути ни с Индией, ни с Пакистаном. Ещё до предоставления Британией независимости этим государствам низам попросил у Лондона признать его княжество суверенной монархией в составе Содружества, но эта просьба была отвергнута.

15 августа 1947 года, в день провозглашения независимости Индии, собственную независимость провозгласил и Хайдарабад. С этого момента началась череда переговоров между Индией и Хайдарабадом при посредничестве Великобритании, однако обе стороны одновременно с переговорами втихаря готовились к силовому решению. Индия сооружала баррикады на въездах в княжество, готовя экономическую блокаду — несмотря на крупные размеры, Хайдарабад был анклавом внутри индийской территории и не имел выхода к морю. Со своей стороны, Хайдарабад передал Пакистану 200 миллионов рупий для закупки крупной партии оружия и организовал там свою бомбардировочную эскадрилью.

Все планы, ограничивающие суверенитет Хайдарабада, его делегациями отвергались. Низам требовал полной независимости либо, как вариант, самостоятельного членства в Британском Содружестве наций. Он даже попробовал привлечь к решению вопроса в качестве арбитра президента США Трумэна, но безуспешно. Для противодействия значительной индуистской оппозиции внутри страны низам Осман организовал многочисленные, но плохо вооружённые отряды мусульманского ополчения — разакаров.


Разакары

Вооружённые столкновения между разакарами и индуистами проходили по всей стране и даже за её пределами, перекинувшись на территорию сопредельных областей Индийского Союза. При этом различные оппозиционные политические партии внутри княжества также предприняли различные меры, направленные на свержение власти низама. Если Хайдарабадский национальный конгресс практиковал ненасильственный протест, то вездесущие коммунисты организовали восстание крестьян в Теленгане против землевладельца-мусульманина. При этом коммунисты, восстав против низама, сами лелеяли идею создания независимого коммунистического государства в Хайдарабаде.

В некоторых источниках даже указывается, что в 1948 году они обратились за помощью к Сталину. Впрочем, одного взгляда на карту лидеру СССР хватило, чтобы дать ответ хайдарабадским коммунистам о невозможности поддержки вооружённого восстания на территории, не имеющей прямого выхода к морю, и им был дан совет искать другие способы прихода к власти. Дальше всех пошли националисты из индуистской организации «Арья Самадж»: 4 декабря 1947 года их человек попытался убить самого правителя княжества.

Хайдарабад готовился к большой войне. Армия княжества (3 танковых и 1 кавалерийский полк, 11 пехотных батальонов, артиллерийские части) была укомплектована наёмниками, многие из которых имели боевой опыт. 200 тысяч вооружённых холодным оружием и древними дульнозарядными ружьями разакаров в качестве военной силы могли приниматься во внимание главным образом благодаря своей многочисленности . Военную помощь Хайдарабад получал от Пакистана и из португальской колонии Гоа.


Подразделения армии Хайдарабада

В этой ситуации индийское руководство посчитало независимый Хайдарабад «язвой в сердце Индии, которая должна быть устранена хирургическим путём». Такой оценке сильно способствовало и заявление Лаика Али, премьер-министра Хайдарабада: «Индия считает, что если Пакистан атакует её, то Хайдарабад вонзит ей нож в спину. Я не уверен, что мы так не поступим». По финальному плану урегулирования конфликта, подписанному Индией, она уже не требовала входа княжества в свой состав, а требовала закрепить его дружественную позицию к себе гарантированным отказом от вхождения в состав Пакистана. Но низам отверг эти встречные уступки и настаивал на полном и ничем не ограниченном суверенитете.

После того как 6 сентября 1948 года в деревне Чиллакаллу индийский полицейский пост был подвергнут сильному обстрелу со стороны разакаров, танки и подразделения гуркхов индийской армии отбросили мусульманскую милицию на территорию Хайдарабада и заняли после столкновения с бронечастями княжества город Кодар. Индийская армия приступила к окончательному решению хайдарабадского вопроса. Операция получила кодовое название «Поло» в честь площадок для этой игры, широко распространённых во владениях низама.


Индийские «Шерманы» в Хайдарабаде

13 сентября 1948 года по плану командующего Южным командованием индийской армии генерал-лейтенанта Э. Н. Годдарда началось полномасштабное индийское военное вторжение в Хайдарабад. Последовавшая за этим пятидневная война показала, что низам Осман очень сильно переоценил возможности своего княжества.

Наступление проводилось по двум главным направлениям — от Виджаявады с востока и от Солапура с запада. При этом отдельные подразделения атаковали по всей протяжённости границы, не давая обороняющимся сосредоточить основные силы на направлениях главных ударов. Всего индийская армия, вынужденная держать значительные силы на границах с Пакистаном, выделила для участия в операции 35 000 человек.


Индийские «Шерманы» в Хайдарабаде

Первое столкновение на западном направлении произошло на укреплениях у города Налдург. Здесь 7-я бригада индийской армии успешно атаковала позиции 1-го Хайдарабадского пехотного полка. Захватив важный мост через р. Бори, индийская пехота обеспечила возможность безопасного прорыва 1-й бронетанковой бригады, которая к исходу дня углубилась более чем на 60 километров в хайдарабадскую территорию, без особого труда преодолевая сопротивление многочисленных разакаров. К северо-западу от Налдурга успешно наступала ещё одна колонна индийских войск, в результате двухчасового боя захватившая г. Тулджапур.

На востоке индийские войска натолкнулись на упорное сопротивление вооружённых бронеавтомобилями «Стегхаунд» и «Хамбер» хайдарабадских частей. В результате двухчасового боя последние были разбиты, и индийцы продолжили движение на запад, заняв к исходу дня города Хоспет и Тунгабхадра.


Британский бронеавтомобиль «Хамбер»

14 сентября западная группировка индийских войск продолжила наступление, поддержанное ударом эскадрильи «Хоукеров Темпест» по укреплённым районам противника. Наступление восточной группировки было задержано противотанковым рвом и сильным огнём с возвышенных позиций в районе Сурьяпета. Ветераны Бирманской кампании против Японии, бойцы 5-го полка гуркхских стрелков отбили возвышенность у хайдарабадцев, нанеся им большие потери. 11-й полк гуркхов с эскадроном 8-го кавалерийского полка одновременно занял город Османабад.

И только в городе Джална индийская армия не смогла с ходу преодолеть упорного сопротивления хайдарабадской армии. Джалну не смогли взять 2 пехотных полка, усиленные танками, и на следующий день город оставили осаждать 11-й гуркхский полк, а остальные части устремились дальше.

В дальнейшем индийская армия наступала стремительно, часто сталкиваясь лишь с символическим сопротивлением войск низама. Там, где не получалось взять населённые пункты с ходу, в дело вступала индийская авиация, как, например, в городе Сурриапет. В горных районах, используя преимущества местности, разакары ещё могли организовывать засады и использовать тактику партизанской борьбы, но индийская артиллерия быстро заставляла их отходить.

К утру 17 сентября индийская армия находилась в 60 километрах от столицы княжества. Стало понятно, что все боеспособные подразделения армии Хайдарабада уже разгромлены и понесли очень тяжёлые потери. Низам по радио на английском языке обратился к индийским войскам, сообщив о капитуляции. В 16 часов индийский генерал-майор Чаудхури принял капитуляцию у командующего армией Хайдарабада генерал-майора Эль-Эдрооса.


Генерал-майор Чаудхури (слева) принимает капитуляцию у командующего армией Хайдерабада генерал-майора Эль-Эдрооса

Последствия

Поражение Хайдарабада было сокрушительным. Если индийская армия потеряла 32 человека убитыми, армия низама потеряла 807 человек. Погибло так же 1373 разакара. Но в целом жертв конфликта было гораздо больше – в недельных волнениях, охвативших Хайдарабад после оккупации, погибло, по разным данным, от 27 000 до 200 000 человек.

Хайдарабад был включён в состав Индии на правах штата, а низам Осман был лишён реальной власти и получил церемониальный пост «раджпрамукх». Многие лица из числа его окружения бежали в Пакистан. Дальнейшая возможность хайдарабадского сепаратизма была пресечена в 1956 году, когда в Индии произошла административно-территориальная реформа, и многоязычный Хайдарабад был разделён между соседними штатами, границы которых проводились по лингвистическому принципу.

Несмотря на кровопролитность, для современного индийского государства вторжение в Хайдарабад сыграло положительную роль. Кашмир, ситуацию в котором не получилось радикально решить в сжатые сроки, тлеет, периодически взрываясь, уже седьмой десяток лет, и конца конфликту в этом спорном районе не видно. Южная же Индия по внутрииндийским меркам – регион достаточно спокойный. Вполне возможно, что наличие в центре государства враждебного анклава под властью мусульманской династии могло бы стать катализатором распада Индийского Союза. В реальности же Индия, несмотря на все противоречия между представителями различных народов, религий и каст, выстояла, а распался ее оппонент – мусульманский Пакистан.

Источник


Tags: Великобритания/Англия, Индия, Пакистан, историческое, колониализм, религия
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments