Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

Кельты: Римское завоевание Цизальпинской Галлии



После несчастного для бойев сражения у Вадимонского озера в северной Италии почти на полстолетия установилось мирное затишье. Римляне оказались вовлечены сначала в тяжёлую войну с эпирским царём Пирром за господство в южной Италии, а сразу после её окончания столкнулись в Сицилии с Карфагеном. Галлы всё это время хранили верность заключённому с Римом договору. Но за это время выросло новое поколение, ещё не знавшее горечи поражений, и галлы вновь решили испытать военную удачу.


Галльское вторжение 238 года до н.э.

В 238 году до н.э. вожди бойев Атис и Галатас пригласили трансальпинских галлов принять участие в совместном набеге на италийские земли. На этот призыв явилась огромная масса наёмников. Галльская армия, какой уже давно не видели в Италии, подступила к стенам Аримина. Римляне оказались застигнуты врасплох. Сенат отправил к галлам посольство с вопросом, что заставило их покинуть родину.


Галльские воины шокировали римлян обычаем сражаться нагишом. Их главным оружием был меч. От врага они закрывались большим щитом, на поясе воины носили железную цепь, а на шее – золотое ожерелье. Терракотовый фриз святилища в Сассоферрато, II в. до н.э.

Пока обе стороны обсуждали условия соглашения, в дело вмешался случай: бойи поссорились с трансальпинскими галлами из-за добычи. От упрёков дело перешло к оскорблениям, и обе стороны взялись за оружие. Вожди бойев, заключавшие союз с трансальпинами, были убиты, и наёмники вернулись домой. Отряды, оставшиеся у Аримина, простояли несколько дней без дела и сняли осаду. Так счастливое стечение обстоятельств без борьбы доставило римлянам победу.

Стремясь поскорее залечить тяжёлые раны, нанесённые только что окончившейся I Пунической войной, римляне не стали предпринимать ответного вторжения, а удовлетворились получением дани и уступкой со стороны галлов незначительных территорий.

Галльское вторжение 225 года до н.э.

Прошло ещё 12 лет, пока галлам опять надоело бездействие. В 225 году до н.э. бойи, инсубры и тавриски заключили между собой союз, к которому вновь примкнули заальпийские галлы, выставившие, как и в прошлый раз, многочисленные отряды искателей добычи – гезатов. Для участия в походе собралась армия, насчитывавшая примерно 50 тысяч пехотинцев и 20 тысяч всадников и колесничих.

Как только римляне узнали о переходе гезатов через Альпы, они отправили к Аримину 25-тысячную армию, которой командовал консул Луций Эмилий Пап, а также начали собирать вспомогательные отряды и припасы по всей Италии. Галлы не стали переносить свои планы на более поздние сроки, но, зная, что их ожидают у Аримина, решили воспользоваться другой дорогой. Через слабо охраняемые проходы в Апеннинах они вторглись в Этрурию, богатые земли которой оказались совершенно беззащитными.

Известие о том, что галлы находятся лишь в нескольких дневных переходах от Рима, повергло город в ужас. Сенат отозвал обоих консулов с армиями, приказав им двигаться на защиту столицы.

Тем временем галлы, обогатившиеся добычей, медленно продвигались на юг. На безопасном расстоянии за ними следовало этрусское ополчение, ещё дальше – армия консула Луция Эмилия Папа, также перевалившая через Апеннины. По зажжённым преследователями лагерным огням галлы догадались об их близости. У Фезулы они внезапно остановились и, повернув вспять, неожиданно напали на этрусков. Потеряв в бою около 6 тысяч человек убитыми и раненными, этруски отступили на какую-то возвышенность и здесь отбивались до тех пор, пока не появилась консульская армия.


Кампания 225 года до н.э.
1. Консул Гай Атилий Регул со своей армией на Сардинии.
2. Отряды этрусков и сабинов под командованием претора стерегут проходы в Апеннинах.
3. Консул Луций Эмилий Пап со своей армией находится у Аримина.
4. Резервные силы в Риме.
5. Галлы направляются к Аримину, но затем поворачивают на юг и через проходы в Апеннинах вторгаются в Этрурию.
6. У Фезулы галлы наносят поражение ополчению этрусков, остатки которого спасены консулом Папом. Галлы поворачивают на запад и выходят к морскому побережью. Консул идёт за ними.
7. Регул тем временем высаживается со своей армией в Пизе и по Аврелиевой дороге идёт навстречу галлам.
8. Все три армии встречаются у Теламона.


Теперь путь на юг, к Риму, для галлов оказался перекрыт. Впрочем, они и без того награбили достаточно и сейчас беспокоились только о том, как сохранить добычу. Отыскивая самый удобный путь домой, они вышли к морскому побережью и здесь, у Теламона, внезапно наткнулись на преградившую им путь римскую армию. Это были два легиона консула Гая Атилия Регула, спешно переброшенные морем из Сардинии и высадившиеся в Пизе.

Галлы оказались в ловушке. Прямо перед ними стояла одна римская армия, а с тыла тем временем приближалась другая. Впрочем, до окончательной победы римлянам было ещё очень далеко. По численности они уступали противнику. Против 70 тысяч галльских воинов стояли две консульские армии, включавшие по два римских легиона каждая, а также отряды союзников и кавалерии – всего около 50 тысяч пехотинцев и несколько тысяч всадников. Кроме того, римляне были разобщены и не успели договориться о координации действий.

Галлы также поначалу не имели возможности оценить обстановку. Увидев кавалерию, занявшую возвышенность над равниной, и строй пехоты, перекрывший им дорогу на север, они вообразили, что Луций Эмилий обошёл их ночью с частью своих войск. Однако пленные рассказали им о высадке римской армии с моря, и тогда, прежде чем обе консульских армии могли бы соединиться, галлы решили начать сражение, чтобы успеть разбить их по частям.

Битва при Теламоне

Поле будущего сражения представляло собой коридор между двумя параллельными линиями холмов длиной примерно 6 км и шириной 2,5 км. Северный выход из этого коридора был перекрыт армией консула Гая Атилия. Пехота выстроилась сомкнутым строем на равнине. Кавалерию, состоявшую примерно из 3 тысяч всадников, консул отрядил на холм, господствовавший над полем боя.

Галлы решили разделить свои силы, чтобы сражаться одновременно на два фронта. Бойи и тавриски должны были атаковать армию Гая Атилия, инсубры и гезаты стали против Луция Эмилия. Повозки и колесницы галлы поставили на флангах строя, а захваченную добычу, пленных и скот оставили в лагере посередине.

Полибий пишет, что вид галльского войска, приготовившегося к бою, внушал их противникам ужас:

«...число трубачей и свирельщиков было у них невообразимо велико, а когда всё войско разом исполняло боевую песню, поднимался столь сильный и необыкновенный шум, что не только слышались звуки свирелей и голоса воинов, но звучащими казались самые окрестности, повторявшие эхо. Ужасны были также вид и движения нагих людей, стоявших в первом ряду, блиставших цветущим здоровьем и высоким ростом. В первых рядах не было ни одного воина, который бы не имел на себе золотого ожерелья или браслетов».


Сражение при Теламоне было последним в Западной Европе опытом массового применения колесниц на поле боя. Рельеф IV века до н.э. с изображением галльской колесницы, музей Падуи

Сражение началось яростной атакой бойев на армию Гая Атилия. Их кавалерия попыталась сбить римских всадников с занимаемой теми позиции на левом фланге. Галльские конники значительно превосходили числом римских. В отчаянной схватке пал, сражаясь в первых рядах, консул Гай Атилий. Его голова была отнесена в качестве трофея галльским вождям. На равнине галлы также завязали рукопашную схватку с легионами. Римляне понесли тяжёлые потери и подались назад, однако прорвать их строй галлам не удалось.

В эту решающую минуту на поле сражения появился со своей армией Луций Эмилий. Увидев издали яростную схватку за холм, он отослал всю свою кавалерию вперёд, и благодаря своевременному прибытию этой помощи римлянам удалось здесь отбить галльский натиск.

Затем вперёд выступили римские легковооружённые метатели дротиков. Галлы стояли, сгрудившись в тесном строю, и часто падавшие копья и дротики нанесли им тяжёлые потери ещё до начала рукопашной схватки. Полибий пишет:

«Дело в том, что галльский щит не может полностью прикрыть воина, а при большом росте галлов дротики тем вернее попадали в неприкрытые части тела».

Определённую роль сыграло и то, что галлы шли в сражение лишь в штанах и лёгких плащах, или даже полностью обнажёнными, в то время как римляне были защищены доспехами.


Сражение при Теламоне.
1. Начало сражения. Римская и галльская кавалерия сражаются за холм, гибель консула Гая Атилия.
2. Римская армия Гая Атилия.
3. Тавриски и бойи.
4. Галльский обоз с трофеями и добычей.
5. Инсубры и гезаты.
6. Римская армия консула Луция Эмилия Папа.


Окружённые со всех сторон, галлы уже не могли надеяться на победу, но продолжали сражаться с прежней яростью. Их глубокий строй не поддавался натиску со стороны легионов. Только когда римская кавалерия, одолев, наконец, своего противника, врубилась в строй с фланга, галлы подались назад. Остатки их конницы сбежали с поля боя, а пехота была изрублена на месте.

Пало свыше 40 тысяч галлов, среди которых оказался король Анероест. Другой король, Конколитан, был взят в плен вместе с десятью тысячами своих соплеменников. Собрав пленных и добычу, консул Луций Эмилий возвратился с легионами в Рим. Так окончилось это вторжение.

Ответный удар

Одержав победу в битве при Теламоне, в следующем, 224 году до н.э., римляне сами вторглись в долину реки По. Консул Тит Манлий Торкват принял капитуляцию бойев и лингонов, сложивших оружие без сопротивления. Инсубры приняли решение сражаться в одиночку.

В 223 году до н.э. консул Гай Фламиний перешёл через По и вторгся в их владения. Борьба здесь долго шла с переменным успехом. Столкнувшись с упорным сопротивлением и понеся значительные потери, консул запросил перемирия для свободного отступления. Однако, едва выйдя из-под удара, Фламиний тотчас же нарушил перемирие и снова вторгся к инсубрам через область римских союзников кеноманов.

Инсубры собрали 50 тысячную армию и предложили консулу назначить время и место для битвы. Фламиний уступал противнику числом своих воинов. Кроме того, он имел основания не доверять союзника-кеноманам. Чтобы обезопасить себя от возможной измены, он приказал галльским отрядам переправиться через реку, протекавшую в тылу римских позиций. Когда это было исполнено, Фламиний разрушил мост и, заперев союзные отряды на другом берегу, повёл свою армию в бой.

Хотя римляне сражались на невыгодных позициях, в ожесточённой схватке они одержали верх. Успех им принесла военная хитрость. Зная, что галльские мечи выкованы из плохого железа и годятся лишь для первого удара, консул приказал раздать солдатам в первых рядах строя копья. Подставляя их древки под удары галлов, римляне вывели их оружие из строя, а затем сами пошли врукопашную и положили на поле боя большую часть вражеского войска.


В противовес описанию Полибия и других античных авторов, археологические находки галльских мечей отличаются высоким качеством клинка, результатом профессионального мастерства изготовивших их мастеров-оружейников

В 222 году до н.э. инсубры пытались продолжать сопротивление, опираясь на ещё оставшиеся у них силы и на приглашённых из-за Альп наёмников – гезатов. Произошло несколько сражений, успех в которых был большей частью на стороне римлян.

Во время одной из схваток римский консул Марк Клавдий Марцелл с небольшим конным отрядом одержал верх над гезатами у Кластидия, а их царя Вирудомара сразил в личном поединке. Другой консул, Гней Сципион Кальв, в это время разгромил инсубров на подступах к их столице Медиолану, после чего осадил и взял город. Этот удар положил конец галльскому сопротивлению.

Одержав победу, римляне отняли у кельтов часть их земель и, разделив их между гражданами, в 219 году до н.э. вывели колонии Плаценцию на правом и Кремону на левом берегу реки По. Этим крепостям придавалось значение пограничной заставы и укреплённого форпоста для вторжения в страну галлов.


Покорение римлянами Цизальпинской Галлии в 224–222 и в 200–191 годах до н.э.

Цизальпинская Галлия во время Ганнибаловой войны

Мир, за которой было заплачено столь высокой ценой, продержался не более года. Получив известие о продвижении карфагенской армии Ганнибала к границам Италии, галлы вновь подняли восстание, разорили земли римских колонистов, а их самих осадили в Мутине. Претор Луций Манлий, которого сенат отправил на помощь осаждённым с десятью тысячами воинов, попал в расставленную ему засаду. Понеся большие потери, он вынужден был вернуться восвояси.

Ганнибалу бойи послали проводников, которые перевели его войско через Альпы в Италию. В ноябре 218 года до н.э. карфагенский полководец одержал победу в сражении у Тицина над римской армией консула Публия Корнелия Сципиона, а в декабре того же года разбил на Треббии армию его коллеги, Тиберия Семпрония Лонга. После этого все галльские племена уже в открытую подняли восстание против римлян и перешли на его сторону. Ганнибал получил от них столь необходимые запасы продовольствия, а также смог пополнить свою армию новыми воинами.


Римский воин сражается с галлами. Фреска из гробницы Статилиев Тавров на Эсквилине, I век до н.э. Национальный музей Рима

В дальнейшем галлы неизменно поддерживали Ганнибала и других карфагенских полководцев. Даже в самые напряжённые времена II Пунической войны римлянам приходилось держать на севере Италии значительные силы, чтобы обезопасить себя от угрозы галльского нашествия.

Окончательное завоевание Цизальпинской Галлии

После окончания II Пунической войны военные действия в Цизальпинской Галлии не прекратились. В 200 году до н.э. галлы собрали 40-тысячную армию и заключили союз с лигурами. Восставшие взяли штурмом римскую колонию Плаценцию и двинулись к Кремоне. На помощь городу подошёл претор Луций Фурий Пурпулеон, который перебил массу нападавших и отогнал их от стен города. Следующие два года прошли в непрерывных галльских набегах, которые стоили римлянам больших потерь.

Окончание II-й Македонской войны и победа, одержанная над царём Филиппом V, позволили римлянам перебросить в северную Италию освободившиеся резервы. В 197 году до н.э. консул Квинт Минуций, расправившись с лигурами, напал на бойев и разорил их земли. В это же время другой консул, Гай Корнелий Цетег, нанёс тяжёлое поражение инсубрам и их союзникам кеноманам. В 195 году до н.э. консул Луций Валерий Флакк разбил бойев у Литанского леса. В следующем году инсубры и бойи вновь потерпели от него поражение в битве у Медиолана, в котором мёртвыми пало 10 тысяч галлов.


Терракотовая статуэтка II века до н.э., изображающая сражающихся галлов. Античное собрание, Берлин

Инсубры после этого согласились сложить оружие, но бойи решили продолжать борьбу в одиночестве. В 193 году до н.э. консул Луций Корнелий Мерула сразился с ними у Мутины и одержал крупную победу, уничтожив на поле боя 14 тысяч человек. В 191 году до н.э. бойи вновь были разбиты консулом Публием Сципионом Назикой. Этим поражением их воля к сопротивлению была окончательно сломлена. Вслед за инсубрами бойи сложили оружие и вынуждены были отдать победителям половину своих земель. В 189 году до н.э. римляне вывели на земли инсубров колонию Мутина, а на земли бойев – колонию Бонония.

Многие из непримиримых противников римлян после поражения были вынуждены покинуть страну. Часть бойев ушла из Италии в Паннонию и Среднюю Чехию, где ещё в IV веке до н.э. обосновались их соплеменники. Оставшиеся в Италии быстро романизировались, перенимая у победителей их образ жизни, культуру, язык и обычаи. В 89 году до н.э. римляне предоставили местным галльским общинам права латинского гражданства, а в 49 году до н.э. – также и римского гражданства.

Продолжение следует...

Источник


Tags: Античность, Рим, историческое, кельты/галлы
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments