Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Category:

Кельты: появление на исторической арене



Античная цивилизация зародилась в прибрежных областях Средиземного моря. В географическом плане Средиземноморье представляет собой единый ландшафт, который состоит из зажатых горами прибрежных долин, являвшихся центрами земледелия и городского образа жизни. От центральной части Европейского континента оно отделено естественными барьерами в виде горных систем — Балканами, Альпами, Пиренеями.

Имея довольно полное представление о других народах Средиземноморья, греки и римляне слабо представляли себе мир за его пределами. Его обитателей они считали дикими варварами и обычно не удостаивали своим интересом. Будучи плохо информированными о том, что происходит в землях варваров, они оказались застигнутыми врасплох, когда оттуда на них надвинулась военная угроза в лице многочисленных кельтских племен. О том, откуда и зачем пришли в Средиземноморье кельты, рассказывает первая статья нового цикла.


Кельты глазами древних греков

Одним из первых среди греческих авторов об обитателях центральной и западной части Европы упоминает Геродот (485–425 годы до н.э.). Рассказывая в своём повествовании об истоках Истра (Дуная), он сообщает, что верховья реки находятся у подножия гор, где живут кельты, самый западный народ Европы. Согласно Геродоту, кельты живут также в Иберии за Геракловыми столбами по соседству с лигурами-кинетами.


Карта мира, каким видели его Геродот и другие греческие авторы в середине V века до н. э.

Такая картина расселения кельтов характерна также и для более поздних греческих авторов. Эфор (405–330 годы до до н.э.) упоминает страну кельтов «Кельтику» на дальнем западе континента. Тимей (350–250 годы до н.э.) пишет о том, что кельты живут на берегу Океана и что в него впадают стекающие с гор реки Кельтики. Он также впервые упоминает о кельтиберах, народе, возникшем в результате смешивания кельтов и иберов. В целом, греки в это время считали кельтов крупнейшим варварским народом, жившим в области, простиравшейся от северных склонов Альп и истоков Дуная до западного окончания континента.

Одним из первых греческих авторов, сообщивших о военных походах кельтов, стал Гераклид Понтийский (388–310 годы до н.э.). В своём сочинении, не сохранившемся до нашего времени и известном нам лишь из упоминания о нём Плутарха (50–120 годы до н.э.), он сообщал о том, как варварское войско, явившееся из страны гипербореев, захватило и разрушило греческий город Рим, лежащий где-то на Великом море. Это сообщение, в котором правда и выдумка сливаются самым непостижимым образом, является хорошим отражением того, как слабо греки в это время представляли себе мир, лежавший за пределами их собственного.

Аристотель (384–322 годы до н.э.), по словам того же Плутарха, также имел сведения о взятии Рима кельтами. Кроме того, Феопомп (376–315 годы до н.э.) упоминал о кельтах в Подунавье, которые в 359–358 годах до н.э. одолели живших здесь иллирийцев, отравив им еду. Известен также факт кельтского посольства к Александру Македонскому в 335 году до н.э., если, конечно, он не является выдумкой более поздних авторов.

Появление кельтов в Италии

Для римлян первым опытом знакомства с кельтами, или галлами, как называли их жители Вечного города, стало галльское вторжение в северную Италию и взятие самого Рима. Из-за утраты более ранних рассказывавших об этом событии источников определяющим дату этого события является указание Полибия (200–118 годы до н.э.), который датирует его девятнадцатым годом после битвы при Эгоспотамах. Это соответствует 387 или 386 годам до н.э.


Культовая повозка VII века до нашей эры, найденная в богатом погребении у Стреттвег, Австрия. Многофигурная композиция, возможно, изображает ритуал плодородия

Римский историк Тит Ливий (59 год до н.э. – 17 год н.э.) придерживается датировки этого события 390 годом до н.э. Однако современные авторы считают это результатом допущенной Ливием ошибки хронологии и обычно придерживаются полибиевой датировки.

Рассказывая об этих драматических событиях, Полибий исходит из того, что галлы появились в северной Италии лишь незадолго до этого времени. Прежде чем напасть на Рим, они нанесли поражение этрускам и захватили их владения в долине Пада (По).

Той же хронологии придерживались Диодор Сицилийский (90–30 годы до н.э.), Аппиан (100–180 годы до н.э.) и другие греческие и римские авторы. Корнелий Непот (99–24 годы до н.э.), которого цитирует Плиний Старший (23–79 годы н.э.), даже датирует победу галлов над этрусками и последовавшее за ней разрушение богатого города Мельпума тем же самым днём и годом, когда римляне захватили Вейи, т.е. 396 годом до н.э.

Иной точки зрения на последовательность событий придерживается Тит Ливий. Победу галлов над этрусками и последовавшее за ней нападение на Рим он считает лишь очередным эпизодом в длительном процессе галльского проникновения за Альпы. Ему предшествовали более ранние контакты и, возможно, более ранние миграции. О первом появлении галлов в Италии он пишет:

«Совершенно ясно, что осаждавшие Клузий не были первыми, кто перешел через Альпы. Ведь галлы пришли в Италию еще за двести лет до осады Клузия и взятия Рима; воинства же галльские сражались сперва не с этими этрусками, но еще много прежде они нередко сталкивались с теми из них, что жили между Апеннинами и Альпами».

Далее Ливий рассказывает следующую историю:

«Когда в Риме царствовал Тарквиний Древний, высшая власть у кельтов, занимавших треть Галлии, принадлежала битуригам, которые давали кельтскому миру царя. В доблестное правление Амбигата и сам он, и государство разбогатели, а Галлия стала так изобильна плодами и людьми, что невозможно оказалось ею управлять. Поскольку население стремительно увеличивалось, Амбигат решил избавить свое царство от избытка людей. Беловезу и Сеговезу, сыновьям своей сестры, он решил назначить для обживания те места, на какие боги укажут в гаданиях. Они могли взять с собой столько людей, сколько хотели, дабы ни одно племя не было в состоянии помешать переселенцам. Тогда Сеговезу достались лесистые Герцинские горы, а Беловезу, к огромной его радости, боги указали путь в Италию. Он повел за собой всех, кому не хватало места среди своего народа, выбрав таких людей из битуригов, арвернов, сенонов, эдуев, амбарров, карнутов и аулерков».


Кельтский воин, бронзовая статуэтка из южной Франции, V век до н.э.

Некоторое время кельты находились в стране трикастинов между Альпами и Пиренеями, а затем через западноальпийские перевалы перешли горы и оказались в туринской области в Италии. Здесь они сразились с этрусками на реке Тицине, разбили их войско и изгнали из занимаемой ими страны.

Развитие археологии

Историки-классики XIX – начала ХХ веков., в том числе великий Теодор Моммзен, при изложении римской истории V–IV веков до н.э. были вынуждены опираться на данные античной повествовательной традиции, в этом вопросе зачастую фрагментарные и, увы, далеко не всегда достоверные.

Поскольку археология в это время делала лишь свои первые шаги, проверить достоверность свидетельств античных источников было попросту нечем. Благодаря её бурному развитию в середине – второй половине ХХ века наши знания о древнейшем прошлом европейского континента значительно увеличились.

Неуверенные поиски и первоначальные догадки постепенно уступили место систематическому изучению, в процессе которого были сделаны попытки восстановить утерянную доисторию западной и центральной Европы в древности. Полученная таким образом информация позволяет нам в числе прочего корректировать некоторые старые выводы, сделанные преимущественно на основе толкования античных текстов.

Галльштаттская культура

Время, когда кельты попадают в поле зрения античной исторической традиции, совпадает со значительными изменениями, происходившими в их обществе и культуре. Согласно оценкам археологов, период между 650 и 475 годами до н.э. связан с последней стадией развития Галльштаттской культуры раннего Железного века.


Галльштаттское оружие: бронзовые и железные мечи, наконечник копья и щиты

Своё название она получила от могильника близ Галльштатта в Юго-Западной Австрии, где в середине XIX века были проведены первые крупномасштабные раскопки, ознаменовавшиеся обнаружением более 2 тысяч погребений с богатыми приношениями, датируемые VIII–V веками до н.э. Сходные погребальные практики и материальные артефакты впоследствии были обнаружены в других частях европейского континента, что позволило исследователям объединить их под общим названием Галльштаттской культуры.

В период максимального расцвета её ареал распространялся на огромном пространстве центральной и западной Европы, включая юг Германии, Швейцарию, Францию, северную часть Балканского полуострова, значительную часть Испании и Британии. Исследователи выделяют внутри ареала Галльштаттской культуры ряд географических регионов, где её развитие протекало с местными особенностями. С исторической точки зрения важно различать две главные области: восточно-галльштаттскую (от восточных предгорий Альп до Карпатской котловины и берегов Адриатики) и западно-галльштаттскую (южно-немецкую, швейцарскую и западно-французскую). Поскольку основные центры Галльштаттской культуры находятся в тех местах, где античные авторы размещали кельтов, современные исследователи сходятся в том, что её основными носителями в западно-галльштатском ареале являлись кельты или, по крайней мере, протокельты, а на Балканах — также иллирийцы и фракийцы.


Ареал Галльштаттской культуры с выделением западного и восточного её частей

Галыштаттская эпоха характеризуется высоким уровнем развития металлургии с постепенным ростом применения железа, из которого изготавливались оружие и основные ремесленные инструменты. Среди наиболее характерных находок встречаются железные мечи с клинком, расширяющимся в средней части, и рукоятью с антенновидным навершием. Такая форма подражает более ранним моделям, отливавшимся из бронзы. Также найдено много кинжалов, топоров, ножей, железных и медных наконечников копий.

К числу украшений относятся фибулы – очкообразные, арбалетовидные, змеевидные, украшенные фигурками зверей или плоскими привесками в виде треугольников, – бронзовые накладки на пояса с выбитыми изнутри выпуклыми узорами, а также шейные гривны и браслеты. Большинство украшений сделано из бронзы, но изредка встречаются вещи из золота, стекла, янтаря и слоновой кости. Серебро встречается очень редко.

Галльштаттская керамика довольно однообразна в различных регионах. Большинство сосудов изготавливалось вручную, без помощи гончарного круга. Поверхность сосудов имеет характерный черный блеск и украшена характерным геометрическим орнаментом в виде перевёрнутых треугольников, заштрихованных косыми клетками ромбов, и рядов очень сложных меандров, сделанных белой, красной и чёрной красками.


Реконструкция княжеского погребения галльштаттской эпохи. Тело покойника уложено на погребальной повозке рядом с оружием и богатыми приношениями. Археологический музей, Бонн

Характерной чертой погребального обряда становится распространение курганных захоронений, через юг Германии и северо-запад Швейцарии постепенно доходящих до восточной Франции. Курганные насыпи, которые иногда достигают огромных размеров, сооружались кельтами над просторными погребальными камерами со стенками, обложенными деревом. Вместе с телом покойного внутри камеры обычно находят остатки четырёхколёсных повозок, а также роскошную конскую упряжь с бронзовыми накладками, меч в бронзовых ножнах и пиршественные принадлежности (столовая утварь и приборы, рога для питья, котлы, керамические сосуды).

Инвентарь роскошных «княжеских» погребений свидетельствует о далеко зашедшей социальной дифференциации и необычайной роскоши, которой при жизни окружала себя знать. Эти погребения содержат множество золотых изделий: широкие браслеты со штампованным орнаментом, височные подвески, шейные гривны. Золотом украшались эфесы мечей и антенны кинжалов, и даже на самом железном клинке выполнялась инкрустация в виде золотых кружков.

Многие вещи из кельтских погребений являются драгоценными импортами, прибывшими издалека в результате торговых сношений, в которые была вовлечена захоронённая в курганах галльштаттская знать. Таковы различной формы фибулы, браслеты, подвески и т.п. Среди импортных материалов, кроме янтаря, встречаются слоновая кость (для бус, колец и украшения рукоятей мечей и кинжалов), средиземноморские кораллы (для бус и вставок в металлические изделия) и стекло.

Торговые связи и галльштаттские элиты

В поздний период центром Галльштатской культуры были южная Германия наряду с восточно-альпийским регионом, Чехия и, со временем во всё большей и большей мере, земли к западу от Рейна на территории современной северо-восточной Франции. Здесь находятся остатки наиболее крупных городищ, являвшихся центрами прилегающих территорий, а также укреплённые наподобие замков резиденции знати и примыкающие к ним курганные могильники, в которых с большой роскошью хоронили их хозяев.


Кельтские вожди с оружием и снаряжением галльштаттской и ранне-латенской эпохи

Одним из наиболее известных памятников северо-альпийской зоны является городище Хохен Асперг, возле которого было обнаружено богатое погребение князя из Хохдорфа; западной зоны – городище в Мон Лассу в истоках Сены с примыкающим к нему княжеским могильником в Виксе. В территориальном плане этот регион располагался на водоразделе речных систем Роны, Соны, Сены, верхнего Рейна и Дуная, вдоль которых осуществлялась торговля между богатыми месторождениями золота, серебра, олова, свинца и меди регионами атлантического побережья и потребляющими их во всё более возрастающих количествах средиземноморскими промышленными центрами.

Помимо слитков драгоценных металлов и бронзы в число перевозимых товаров входили также соль, кожи, меха, шерсть и рабы. За эти товары греческие и этрусские торговцы главным образом расплачивались вином. Остатки средиземноморской керамики, найденной как на городищах, так и в составе инвентаря княжеских погребений, подтверждают слова греческих и римских авторов о слабости, которую кельты питали к этому плоду средиземноморской цивилизации. Резкое увеличение количества находок свидетельствуют о значительном расширении такого рода контактов со второй четверти – середины VI века до н.э.


Одним из наиболее роскошных галльштаттских погребений является захоронение «княгини из Викса» около 500 года до н.э. из департамента Кот-д’Ор, северо-восточная Бургундия. Она содержит богатые находки, в том числе большое количество ювелирных изделий и бронзовый кратер греческого происхождения 1,63 м в высоту

В хронологическом плане этот процесс совпадает с основанием греками-фокейцами колонии Массалии (Марсель) около 600 года до н.э., после которого коридор Рона – Сона стал важнейшей осью коммуникации между средиземноморским и внутренним регионами европейского континента. Помимо греческих, им пользовались также и этрусские торговцы, о чём свидетельствует большое число находок бронзовых сосудов этрусского производства, датируемых временем между 540 и 480 годами до н.э.

Эти находки следует отличать от, собственно, этрусской торговли, которая расцвела в самом конце галльштаттского периода между 480 и 450 годами до н.э. и стала результатом начала колонизации этрусками долины По в северной Италии и появления там этрусских поселений. Эта торговля осуществлялась преимущественно через область западно-альпийских перевалов (Сен-Готард, Монженевр, Большой и Малый Сен-Бернар). Посредниками в ней служили лигуры, носители археологической культуры Голасекка на востоке Ломбардии, Пьемонта и швейцарского кантона Тичино. О связях жителей этих территорий с населением трансальпийских регионов свидетельствуют предметы материальной культуры, такие как оружие и украшения, а также обычай использования погребальных повозок в захоронениях местной знати в Сесто Календе и Каса Морта.

Конструктивные элементы повозки из последнего погребения имеют сходство с несколько более ранней по времени повозкой из Викса. С другой стороны, женщина из княжеского погребения Викса, по мнению антропологов, сама происходила откуда-то из альпийской области северной Италии. Эти и другие признаки свидетельствуют о наличии постоянных культурных контактов между населением по обе стороны Альп в течении длительного периода. Наличие соответствующих связей, с одной стороны, облегчило этрусское торговое проникновение в трансальпийский регион после 480 года до н.э., а с другой стороны –обусловило движение в обратном направлении, которое в итоге привело к появлению кельтов на севере Италии.

Конец галльштаттской эпохи и ранний Латен

Во второй четверти V века до н.э. на территории европейского континента к северу от Альп произошёл ряд кардинальных изменений, связанных с переходом от Галльштаттского к Латенскому периоду Железного века. Этот переход хорошо заметен на примере эволюции предметов материальной культуры и изменения художественного стиля, однако связанные с ним социальные и политические трансформации остаются не вполне понятными до сих пор.

В территориальном плане политические центры Латенского времени смещаются ещё далее на северо-запад к среднему течению Рейна, Марны, Мозеля, Майна и Неккара. При этом старые центры, расположенные в верхнем течении Дуная, в это время не просто приходят в упадок, но явно оказываются разрушенными. Значительно сокращается зона пышных захоронений знати, которые сменяются относительно бедными грунтовыми могильниками.

Количество средиземноморских импортов в составе погребальных комплексов также значительно уменьшается. Вместо предметов демонстративного потребления и драгоценных украшений в могильники помещается оружие (меч, копьё, иногда щит), вместо четырехколёсной погребальной повозки – двухколёсная боевая колесница. К настоящему времени обнаружено более 200 подобных погребений с колесницами. Эти изменения, которые одновременно прослеживаются от Шампани по всей северной Франции до самого Рейна, отражают возросшую милитаризацию общества и фрагментацию традиционной политической структуры.


Поздний Галльштатт, ранний Латен с направлениями будущих кельтских миграций

По поводу причин и характера происходящих в это время изменений высказывались разные мнения. Некоторое время назад они объяснялись проникновением на территорию центральной и западной Европы новых групп населения с востока. В наше время эта точка зрения полностью отброшена, ибо сегодня ясно, что переход от раннего к позднему Железному веку связан не с миграциями, а с какими-то внутренними конфликтами и неурядицами.

Поскольку новый тип захоронений впервые появляется в отдалённых районах, мало затронутых средиземноморскими влияниями, и лишь затем проявляется в центре кельтского мира, было высказано предположение о том, что события V века до н. э. представляют собой реванш периферийных обществ, в течение длительного времени находившихся в зависимости от западно-галльштаттских политических центров, но постепенно развивших собственную склонность к южной роскоши.

Во главе этих обществ стояли военные вожди, власть которых основывалась на одержанных на поле боя победах и на захваченной во время набегов добыче. Они могли вовлекать целые племена в разбойничьи походы, что позволяет вспомнить рассказанную Титом Ливием легенду о Беловезе и Сеговезе, беспокойных племянниках царя Амбиката. Их набеги вполне могли вызвать дестабилизацию и разрушение старой политической системы, за которым произошло изменение направлений торговых потоков.

Итогом миграционных процессов, сопровождавших распространение латенской культуры на большую часть европейского континента, стали хорошо документированные вторжения кельтов, затронувшие италийские, а позже также греческие центры античной цивилизации.

Продолжение тут.

Источник


Tags: Античность, историческое, кельты/галлы
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments