Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Грандиозная рейдерская война, развязанная Францией против англо-голландского союза в конце XVII века в рамках войны Аугсбургской лиги, не оправдала надежд французского короля и его министров. Несмотря на отдельные громкие успехи, в стратегическом плане она была провальной. Тем не менее, в начавшейся через несколько лет Войне за испанское наследство Франция вновь сделала ставку на корсаров.




Первый этап: тотальная крейсерская война (1702–1705 гг.)

1 ноября 1700 года умер последний испанский Габсбург – Карл II, а уже 24 ноября внук Людовика XIV Филипп Анжуйский был провозглашён королём Испании. Это прямо нарушало Лондонское соглашение, подписанное Англией, Голландией и Францией в 1700 году, согласно которому испанский трон должен был наследовать австрийский эрцгерцог Карл. В феврале 1701 года французский Король-Солнце объявил Филиппа своим наследником и стал напрмямую управлять Испанией и её владениями, однако под дипломатическим нажимом с неохотой признал Филиппа королём в апреле 1701 года.

В свою очередь английский король Вильгельм III в сентябре 1701 года заключил с Республикой Соединённых Провинций Нидерландов (штатгальтером которой он также являлся) и Австрией Гаагское соглашение, по которому Филипп V всё ещё признавался королём Испании, однако Австрия получала желанные испанские владения в Италии. Также австрийцы брали под контроль Испанские Нидерланды, тем самым становясь на защиту региона от контроля Франции. Англия и Голландия получали в соответствии с договором назад свои коммерческие права в Испании и её владениях.

Основные боевые действия линейных флотов в ходе начавшейся войны развернулись у берегов Испании и в Средиземном море. Англичане и голландцы активно готовились к высадке войск на Пиренейском полуострове, Хоум Флит был озабочен охраной загружающихся на транспорта войск. Большая часть Ройал Неви ушла в воды Леванта. Этим не преминули воспользоваться корсары.


Французский флот у Гибралтара, 1704 год

Дюгэ-Труэн, выйдя из Бреста на 38-пушечном фрегате «Беллон» вместе с 24-пушечным «Райёз», отправился к берегам Шотландии. Недалеко от Глазго он захватил 4 голландских торговых судна, в том числе и 38-пушечный корабль Ост-Индской компании «Синт Якес».

4 июля 1702 года 6 галер, пришедшие в Дюнкерк из Рошфора под командованием капитана Ла Паллетье, атаковали и захватили голландский 56-пушечный линейный корабль «Зеланд» из эскадры вице-адмирала Г. Эвертсена. За это командир французов был произведён в начальники эскадры галер.

В это время Ройал Неви пытался подкараулить «серебряный флот», шедший из Гаваны. Это был большой груженый серебром конвой из испанской Америки, который сопровождал адмирал Шато-Рено с 18 кораблями. Однако робкие и нерешительные действия англичан способствовали тому, что конвой без потерь пришёл в Виго 27 сентября 1702 года. Хоум Флит послал на помощь эскадру вице-адмирала Клаудисли Шовелля, дабы попытаться захватить испанские транспорты с серебром, что ещё более ослабило соединения английского флота в водах Метрополии. В связи с уходом Шовелля в Канале осталось всего 35 английских кораблей под командованием вице-адмирала Фэйрборна и 11 голландских линкоров, однако большая часть из них занимались эскортированием конвоев. Для блокады Сен-Мало, Дюнкерка, Шербура и Бреста кораблей практически не осталось.


Атака англо-голландского флота в бухте Виго

Пользуясь ослаблением Хоум Флита, корсары вышли в море. Дюгэ-Труэн с эскадрой из 58-пушечного «Эклятэн», 56-пушечного «Фюрье» и 30-пушечного «Бьенвеню» (все корабли имели уменьшенное количество артиллерии, но увеличенную команду) вышел из Бреста и отправился Датским проливом к Шпицбергену, где полностью сжёг голландский китобойный флот из 32 судов. Эскадра шаутбенахта Ван дер Дуссена с 15 кораблями пыталась защитить китобоев, но Дюгэ-Труэн смог прорваться через заслон, повредив при этом новый, построенный в этом же году 64-пушечный «Зеланд» и 56-пушечный «Оверэйзель».

28 января 1703 года Сен-Поль вышел из Дюнкерка с тремя фрегатами. В районе Дувра он соединился с каперами – 40-пушечным «Рейна де Эспанья», 10-пушечным тендером «Нотр-Дам», 16-пушечным «Пальме Коронн» и 20-пушечным «Эсперанс». Затем он напал на английский войсковой конвой, идущий в Испанию, и захватил 52-пушечный «Салсбери» и 34-пушечный «Ладлоу» с солдатами на борту, а также торговый 36-пушечный «Московиа Мерчант» с грузом провианта.

В июне этого же года Сен-Поль вновь вышел в море с захваченными и переоборудованными в каперы «Салсбери» и «Ладлоу», имея ещё два 40-пушечных фрегата. В районе Текселя он захватил и, перегрузив себе все товары, сжёг 4 судна голландской Ост-Индской компании. В июле эскадра Сен-Поля взяла на абордаж фрегат «Заамслаг» (30 орудий). В сентябре, когда к нему присоединился капитан Ла Люзерн из Бреста с 50-пушечным «Эмфитрит», 44-пушечным «Жерсей» и 36-пушечным «Жьё», Сен-Поль разгромил богатый голландский караван, груженный пряностями, захватил три судна, а ещё 17 – сжёг, предварительно сняв груз.

15 июля 1704 года у островов Силли капитан Керр на 70-пушечном «Ривендже» столкнулся с Дюгэ-Труэном на 54-пушечном «Ясоне». После двухчасового боя на помощь французу подошли 54-пушечный «Аугуст», 28-пушечный «Валё», 16-пушечный корвет «Муш» и 2 корсара из Сен-Мало. Испуганный таким поворотом событий, Керр увёл свой линейный корабль в Плимут. Дюгэ-Труэн в своих мемуарах обвинил англичанина в трусости, однако суд под председательством Фэйрборна оправдал командира «Ривенджа». Как бы там ни было, но уход Керра оказался роковым – Дюгэ-Труэн всеми силами напал на караван из 12 судов под охраной корабля «Ковентри», идущий из Дувра, и захватил и торговые суда, и их эскорт.


Рейд испанской Картахены

20 июля Керр на «Ривендже» вместе с 54-пушечным «Фалмутом» вышел из Плимута с большим караваном торговых судов, идущим в Вирджинию. Через три дня при попытке напасть на конвой был взят на абордаж французский корвет «Муш», а фрегат «Валё» смог сбежать. Керр погнался за фрегатом, однако 27 июля у мыса Лизард встретился с эскадрой Дюгэ-Труэна из шести кораблей. Три дня противники стояли друг против друга, но ни французы, ни англичане не решились напасть. Несмотря на очередные обвинения Дюгэ-Труэна в трусости, Керр, по-видимому, поступил правильно – ему нужно было защитить конвой.

Хоум Флит, следуя привычной схеме, пытался блокировать порты корсаров, но неудачно: в апреле Ла Люзерн сумел вырваться из Дюнкерка с двумя линейными кораблями и флейтом.

20 июля Сен-Поль с эскадрой из трёх кораблей, трёх фрегатов и нескольких флейтов также прорвал блокаду из 12 линкоров союзников и вышел на охоту.

Несколькими днями позже в Атлантике столкнулись нос к носу два конвоя: английский, из Вирджинии, в составе ста торговых судов с сильным охранением – 64-пушечным «Дредноутом», 50-пушечным «Фолклендом», 50-пушечным «Оксфордом» и 32-пушченым фрегатом «Фоуэй», и французский из двадцати торговых судов под охраной 36-пушечных флейтов «Сэн» и «Луар». После упорного четырёхчасового боя французский эскорт был взят на абордаж, причём «Сэн» успешно отбивался от двух линкоров и одного вооружённого торгового судна. Лишь подошедший «Дредноут» подавил сопротивление флейта.

Ночью к английскому конвою попытался подойти Сен-Поль, однако был отогнан эскортом. В результате караван из Вирджинии удачно дошёл до Англии – 10 судов под прикрытием линейного корабля «Гастингс» были проведены в Плимут, а 90 – в Даунс. Сильный эскорт полностью снял угрозу с конвоя, и англичане запомнили этот урок.


Корсары в борделе – одном из мест, где тратились заработанные деньги

2 августа Дюгэ-Труэн опять вышел из Бреста с 54-пушечными «Ясоном» и «Аугустом». К нему присоединились корсары на фрегатах «Нимфе» и «Маркиз д’О». В районе Западных подходов он взял на абордаж три торговых судна, шедших в Англию с Барбадоса. Обеспокоенные этим, англичане прислали в Саундингс кэптена Ламли с 64-пушечными «Модерейт» и «Глостер». Он встретился с Керром, однако офицеры разругались «как извозчики» и разошлись в разные стороны. 4 августа Керр столкнулся с эскадрой Сен-Поля и еле отбился, потеряв 54-пушечный «Фалмут», который два фрегата французов засыпали картечью и взяли на абордаж. На головном корабле корсаров – 50-пушечном «Эмфитрит» –из всей команды в 350 человек было убито и ранено 48. Комизм ситуации заключался в том, что во время боя в пределах видимости находился Ламли с двумя 64-пушечниками, однако на помощь Керру он не пошёл.

6 августа Сен-Поль вернулся в Брест. Ламли напал на «Ясон» Дюге-Труэна, когда тот брал приз и ссадил со своего корабля уже 60 человек, однако атака была нерешительной, и корсар смог уйти. Причиной этому были вялые действия командира соединения — если кэптен Мидс быстро повёл свой «Глостер» на сближение, то сам Ламли на «Модерейт», напротив, сближаться не стал, и Дюгэ-Труэну удалось оторваться от англичан. После боя оба 64-пушечника пришли в Плимут, так же как и соединение Керра.


Английский флот обстреливает Гибралтар

Сен-Поль, пользуясь тем, что основные силы англичан ушли, захватил у берегов Ирландии четыре торговых судна с сукном и спокойно привёл призы в Брест. 26 октября корсар опять вышел в море с тремя кораблями («Солсбери», «Эмфитрит» и «Эроэн»), прорвав блокаду. Фэйрборн с четырьмя линкорами устремился в погоню за Сен-Полем, от которой капер спокойно ушёл, прошёл мимо Ирландии, далее проследовал Датским проливом и навёл шорох у берегов Восточной Англии, захватив два линейных корабля, два «охотника на рейдеров» и двенадцать торговых судов. Со всеми призами Сен-Поль благополучно вернулся в Дюнкерк.

Дюгэ-Труэн в сентябре-октябре караулил у берегов Ирландии богатый конвой с Ямайки, но разминулся с караваном. 12 ноября у островов Силли корсар на 54-пушечном «Ясоне» атаковал и заставил сдаться 70-пушечный корабль «Элизабэт» под командованием кэптена Кросса. Кросс поднял белый флаг, поскольку из 300 человек экипажа 100 были больными. Второй корабль Дюгэ-Труэна, 54-пушечный «Аугуст», атаковал 50-пушечный «Чатэм», однако тот смог отбиться. Кэптен Кросс был осуждён военным трибуналом за сдачу линкора, лишён всех званий и получил пожизненный срок.

19 мая 1705 года Сен-Поль на 52-пушечном «Солсбери» и Рокфёйль на 48-пушечном «Проте» столкнулись с голландской поисково-ударной группой в составе кораблей «Вулверхорст» (50 орудий) и «Раадхус ван Харлем» (44 орудия), однако бой не принёс победы ни одной из сторон. А 31 октября произошло последнее сражение Сен-Поля. Эскадра корсара — «Солсбери» (52 орудия), «Проте» (48 орудий), «Жерсей» (30 орудий), «Тритон» (50 орудий) и 20-пушечный «Эроэн» (им командовал Франсуа Бар – сын знаменитого Жана Бара), а также ещё 6 корсарских кораблей, имевших от 16 до 30 орудий, атаковала у Доггер-Банки конвой с лесом, идущий из Таллинна, с эскортом из 6 английских судов.

Флагман французов «Солсбери» смело пошёл на абордаж 34-пушечного «Пендениса» и через 30 минут на англичанине взвился флаг с лилиями, однако Сен-Поль был застрелен одним из королевских стрелков. Мателот Сен-Поля «Проте» атаковал и захватил «Блэкуолл», «Жерсей» взял «Сорлингс». Вскоре подошёл «Тритон» и с его помощью были захвачены остальные английские корабли, а корсары тем временем взяли 10 из 11 торговых судов. Потеря смелого и предприимчивого Сен-Поля была тяжёлым ударом для французов. По приходу в Дюнкерк он был с почестями похоронен, а командующим дюнкеркской эскадрой был назначен Форбэн.


Сражение французского и английского флотов у Гибралтара в марте 1705 года

Второй этап: сражение при Уэссане и новая английская тактика (1706–1708 гг.)

В 1705 году маршал Вобан в своём труде «Mémoire concernant la caprerie» предложил королю идею неограниченной крейсерской войны. Он говорил, что атаки конвоев надо систематизировать и усилить. Именно торговые караваны должны стать целью флота. Для успешных атак конвоев с сильным охранением предлагалось посылать группы из 4–6 линейных кораблей и 6–8 фрегатов с сильным вооружением и многочисленной командой, постоянные же атаки отдельных приватиров должны были парализовать прибрежную торговлю Англии.

Результатом таких действий, по мысли Вобана, должен был стать выход Англии и Голландии из войны вследствие разорения государств, живущих на привозных товарах и морских перевозках. При этом впервые была озвучена идея, что необязательно захватывать торговые суда противника: их гибель также ослабляла Англию и Голландию и усиливала Францию. Конвойная война должна была вестись по всему миру, дабы распылить силы союзников, заставив их отправить большую часть кораблей подальше от вод Метрополии. По мысли Вобана, это, во-первых, предохраняло Францию от вторжения с моря, а во-вторых – развязывало руки частным корсарам. Маршал считал, что через три года после начала неограниченной крейсерской войны Англия и Голландия встанут на колени и будут вынуждены пойти на мировую.

Это предложение начало воплощаться в жизнь с 1706 года. Многие известные корсары усилили свои эскадры кораблями регулярного флота. По сути, весь флот Океана был поделен между Средиземным морем (где проходили основные операции регулярных флотов) и корсарами.

2 октября 1706 года Форбэн, вышедший из Дюнкерка с эскадрой из трёх линейных кораблей, пяти корсаров и четырёх фрегатов, у Доггер-Банки столкнулся с голландским конвоем из шестидесяти судов и шести кораблей охранения – 40-пушечного «Грэйпскерке», 44-пушечного «Эдама», «Раафа», «Гронингена» и «Кампена», а также 50-пушечного «Харденбрёк». Бой был очень жарким: Форбэн на флагманском «Марсе» изрешетил ядрами «Гронинген» так, что корабль в конце концов затонул. «Драйяд» вёл активный огонь по «Раафу», и после прямого попадания в крюйт-камеру голландец взорвался у всех на глазах. Спаслось только 12 человек. Остальные корабли и суда потеряли волю к сопротивлению и были взяты.

Кроме соединения Форбэна, в Северном море активно действовали вышедшие из Дюнкерка 56-пушечные «Дофин», «Фидель», «Контэн», «Гриффон», 48-пушечный «Меркюр», 40-пушечный «Проте», 16-пушечный «Дриад» и 30-пушечный «Тигр».

24 марта 1707 года 54-пушечный «Бурбон» атаковал у берегов Португалии голландский караван и его эскорт – 40-пушечный «Нептунус» и 28-пушечный «Конкордиа», однако охранение не только отразило нападение, но и захватило самого корсара, который позже вошёл в состав флота Соединённых провинций.

11 мая из Дюнкерка вырвался Форбэн с той же эскадрой, что и в прошлом году. На следующий день к нему присоединился отряд Зауса, а 13 мая соединение корсаров атаковало конвой из пятидесяти транспортов с эскортом под командованием Клементса из 70-пушечных «Хэмптон Корт» (флагман) и «Графтон», а также 76-пушечного «Ройал Оак». Французский «Блэкуолл» хотел взять на абордаж «Графтон», но промахнулся и прошёл за кормой корабля. «Марс» схватился с «Хэмптон Корт», на англичанина была уже высажена призовая партия, а Форбэн с марсов собственноручно застрелил Клементса, но абордажные крюки не выдержали, и корабли разошлись. Французы, оставшиеся на «Хэмптон Корте», были перебиты все до одного.

Однако на помощь «Марсу» пришли «Фидель» и «Блэкуолл», и через два часа флагман англичан был захвачен. «Дофин» и «Гриффон» тем временем взяли на абордаж «Графтон». «Ройал Оак», хотя и получил ядро ниже ватерлинии, смог сбежать. Ночью он приткнулся к мели, заделал течь, а 14-го вошёл в Даунс. Хотя два линейных корабля охранения были захвачены, Клементс выполнил главную задачу – прикрыл конвой, и торговые суда смогли уйти от корсаров. Потери французов составили более 200 человек ранеными и убитыми. Форбэн за этот бой был произведён в шефы д’эскадрэ.


Флот Англии и её союзников у Барселоны

В июне капитан Ричард Хэддок с 54-пушечными кораблями «Уорвик» и «Суолоу», а также с тремя фрегатами, занимался охраной большого угольного конвоя из 70 судов в Архангельск. Узнав о выходе Форбэна, эскорт получил сильное подкрепление в составе 10 линкоров, 1 фрегата и 3 бригов. Охранение сопровождало караван до самого Архангельска, смогло отбить несколько призов Форбэна, а 11 июля у острова Кильдин встретило дивизион Форбэна в составе 5 кораблей и 2 призов. Француз благоразумно скрылся и последовал в отдалении за конвоем, надеясь, что некоторые суда отстанут. 16 июля караван вошёл в устье Северной Двины, а Форбэну таки удалось захватить 12 отставших транспортов. Двигавшиеся же отдельно голландцы в составе 30 торговых судов и 3 фрегатов смогли избежать столкновения с корсаром и благополучно пришли в Архангельск.

Дюгэ-Труэн вышел из Бреста с 64-пушечными «Ли» и «Ашиль», 54-пушечным «Ясон», 38-пушечными «Глуар» и «Амазон», а также 22-пушечным «Астре», но за месяц рейдерства сумел взять всего 1 приз. Разочарованный, он пошёл к берегам Португалии, пытаясь поймать «бразильский флот», но и здесь ему сопутствовала неудача, и в середине августа корсар вернулся в Канал. Дюгэ-Труэн недоумевал – в чём же дело? Меж тем по настоянию Лика все суда, идущие в Англию и из Англии, были сведены в конвои. Тем самым торговым кораблям было обеспечено охранение, и моря сразу опустели – ведь караваны ходили реже, чем одиночные суда, и обнаружить их было тяжелее. Пока Дюгэ-Труэн рыскал по морям, из Метрополии были отправлены следующие конвои:

В Португалию – 30 войсковых транспортов в охранении 2 линейных кораблей и 1 фрегата.
На Ньюфаундленд – 20 судов с 2 фрегатами эскорта.
В Новую Англию – 40 судов с охранением из 1 линкора и 2 вооружённых приватиров.
В Вест-Индию – порядка 100 судов с эскортом из 1 линкора, 1 фрегата и 1 брандера.


Скульптура Жана Бара

В 1707 году произошла самая знаменитая конвойная битва – бой у мыса Лизард (французский вариант – сражение у Уэссана). Английский караван из ста войсковых транспортов с охранением из 50-пушечного «Руби» и 54-пушечного «Честера» должен был отплыть в Португалию в октябре. С ним решили отправить и 30 торговых судов из Вирджинии, идущих в Средиземное море с товарами.

Таким образом, количество судов достигло 130, а охранение увеличилось на два 80-пушечных корабля «Кумберленд» и «Девоншир» и один 76-пушечный «Ройал Оак». Командиром эскорта был назначен кэптен Эдвардс. 10 октября конвой был обнаружен эскадрами Дюгэ-Труэна в составе 4 линейных кораблей и 2 фрегатов, и Форбэна, насчитывавшей 5 линкоров и 1 фрегат. Дюгэ-Труэн сразу же повёл свой «Лис» на флагман конвоя – 80-пушечный «Кумберленд». Буквально протаранив его, он схватился с англичанином на абордаж. «Ашиль» был направлен на «Ройал Оак», «Мор» – на «Честер», а «Ясон» — на «Руби». Фрегаты корсар оставил в резерве, надеясь что 80-пушечный «Девоншир» возьмёт на себя Форбэн.

Форбэн, в свою очередь, задержался, приняв колонну английских торговых судов на вторую линию кораблей эскорта. «Ашиль» не смог справиться с «Честером», шальное ядро попало с крюйт-камеру француза, но по счастливой случайности взорвалась только часть пороховых зарядов, хотя и от этого взрыва погибло 120 человек. «Кумберленд» смог наконец освободиться от «Лис», хотя уже потерял 100 человек команды, однако вскоре подошли «Блэкуолл» и «Глуар», и на флагмане английского эскорта взвился белый флаг — британские моряки отказались сражаться дальше. «Марс» подошёл к «Руби» с другой стороны, и они вместе с «Мор» взяли англичанина на абордаж.

«Солсбери», «Гриффон» и «Проте» тем временем атаковали «Девоншир». Освободившись, к ним на подмогу подошли также «Лис» и «Марс», но английский корабль в течение часа не допускал абордажа. В конце концов на его корме вспыхнул пожар, и вскоре «Девоншир» горел от киля до клотика. Последовал взрыв крюйт-камеры, и горящие обломки разлетелись в радиусе 300 метров. Спасти удалось только трёх человек. «Ройал Оак» ещё в начале боя последовательно отступал, сначала он отошёл подальше от «Руби», позже – не оказал помощи «Девонширу» и, наконец, просто сбежал с поля боя. Оставшиеся корабли эскорта французы взяли на абордаж, а также захватили 10–12 торговых судов. Остальные успели рассеяться благодаря мужеству экипажа «Девоншира». Потери французов в людях были велики – к примеру «Лис» потерял от огня «Девоншира» более 300 человек убитыми и ранеными.


Сражение у Уэссана, 1707 год

Победа при Уэссане вызвала во Франции национальный подъём. Пленные англичане были с позором проведены по улицам Бреста, а толпа кричала: «Смотрите, вот они, владыки морей!». Дюгэ-Труэн был представлен в Версале королю, который пожаловал корсару ежегодный пенсион в 1000 ливров. Эту пенсию корсар тут же отдал своему первому помощнику, раненому в бою у Уэссана, чем привёл Людовика в восхищение. Особенно поразил короля тот факт, что Дюгэ-Труэн очень хлопотал о наградах и повышениях своим офицерам. Людовик тотчас же возвёл капера в дворянство вместе со всем его потомством.

Впрочем, если подводить итоги 1707 года, то он оказался явно неудачным для корсаров. Да, бой при Уэссане был выигран Дюгэ-Труэном и Форбэном, однако все основные конвои были прикрыты сильным эскортом, и потери торговых судов были минимальны. Во многом это заслуга вице-адмирала Лика, грамотно распределившего силы Хоум Флита.

В 1708 году король Франции попытался помочь претенденту на английский престол Джеймсу Стюарту (сыну Якова II) и приказал Форбэну высадить в Шотландии 12 батальонов общей численностью в 6000 человек. У корсара было 5 линейных кораблей, 9 фрегатов и 23 транспорта с войсками. Капитан Заус прикрывал экспедицию с 4 кораблями. 13 марта соединение французов около Фёрт-оф-Форт нагнал адмирал Бинг с 40 линкорами. Форбэн шёл в следующей линии – «Блэкуолл», «Марс» (флагман), «Гриффон», «Аугуст» и «Солсбери». Флагман Бинга «Медуэй» открыл огонь с дальней дистанции, примеру головного корабля последовали «Антилоуп» и «Дувр».

Форбэн был вынужден отвернуть в море и решил идти обратно в Дюнкерк. Кэптен Уолкер с 66-пушечным «Свифтшур», 70-пушечным «Орфорд», 64-пушечным «Ноттингэм» и 54-пушечными «Суоллоу» и «Вэймут» попытался перехватить корсара на траверзе эстуария Хамбера, но Форбэну удалось избежать нежелательной встречи. Корсар вернулся в Дюнкерк и с 5 мая по 24 августа стоял на рейде с 5 линкорами. Английский флот плотно обложил корсарскую столицу, у Форбэна не хватало экипажей, особенно – офицеров. Блокаду Дюнкерка осуществляли 10 линейных кораблей, 3 фрегата и 2 флейта, флагманом эскадры был 60-пушечный «Ноттингэм» под командованием контр-адмирала Бейкера.

Форбэн, не сумевший выйти из Дюнкерка, впал в немилость и был сменён в конце 1708 года капитаном Турувром, который сумел 16 сентября выйти в море с кораблями «Марс», «Аугуст», «Блэкуолл», «Проте» и «Гриффон». Эскадра вышла с неполными экипажами. 17 октября соединение зашло в Брест, где был оставлен «Гриффон», у которого появились опасные течи в корпусе, а его команду растасовали по другим кораблям. 5 декабря, ничего не обнаружив, Турувр был принуждён повернуть обратно, 29 декабря от него отделился «Аугуст», а 2 января – «Проте», которые ушли в Брест. 9 января 1709 года Турувра перехватил Бинг с девятью линейными кораблями, но корсар сумел ускользнуть и вернуться в Дюнкерк.


Осада Остенде, 1708 год

Этим и закончилась для каперов кампания 1708 года. Если подробно разобрать действия на море за этот год – становится ясно, что надежды на корсаров не оправдались. Регулярный флот союзников плотно обложил базы французских приватиров, свёл торговые суда в конвои, исключил по возможности переходы одиночных судов, наладил сильное охранение для воинских и торговых караванов. Победа при Уэссане не должна вводить в заблуждение: Дюгэ-Труэну и Форбэну повезло. Они смогли обнаружить конвой, сильное волнение не дало возможности англичанам ввести в бой свои тяжёлые орудия, а позорное бегство «Ройал Оак» сильно уменьшило боевую ценность эскорта.

Закономерный итог (1709–1712 гг.)

В новый 1709 год корсары входили с мрачными чувствами – количество призов за последние два года сильно уменьшилось. Блокады портов усилились, система конвоев у союзников была отлажена, и караваны шли с сильным охранением. Однако каперы были полны решимости снова выйти в море и сразиться с врагом.

12 марта 1709 года Дюгэ-Труэн вышел из Бреста с 60-пушечным «Ашиль» и тремя фрегатами. У мыса Лизард он обнаружил конвой из пятидесяти торговых судов, эскортировавшихся пятью линейными кораблями с вооружением от 50 пушек и выше. Дважды корсар пытался взять на абордаж 66-пушечный «Эйшуренс», но был отбит. Фрегаты Дюгэ-Труэна смогли захватить лишь 5 торговых судов, 2 из которых были сразу же отбиты подошедшими 50-пушечными «Хэмпшир» и «Ассистенс».

К Бресту была послана английская эскадра вице-адмирала Дурслея из 10 линкоров и 2 фрегатов. Дурслей отвёл на юг «португальский конвой», вернулся к Бресту и 20 апреля столкнулся с Дюгэ-Труэном. Французский корсар только что на «Ашиль» и «Глуар» после упорного боя захватил 50-пушечный «Бристоль». Дурслей ринулся в погоню, «Бристоль», получив несколько попаданий под ватерлинию, пошёл ко дну, однако англичане сумели спасти большую часть экипажа корабля. «Ашиль» с трудом отбился от 70-пушечного «Кента», а вот 50-пушечному «Честеру» удалось захватить «Глуар».

В Канале сосредоточились большие силы английского флота. У Дюнкерка находилась эскадра Джона Лика в составе 13 кораблей и 3 фрегатов, соединение Норриса из 10 линкоров обеспечивало проход англо-голландских конвоев в проливе. Эскадра же контр-адмирала Бейкера у Ирландии в составе 7 линкоров и 2 фрегатов встречала и провожала американские и вест-индские конвои.

Англичане нанесли французам ряд чувствительных ударов. 70-пушечный «Бреда» и 66-пушечный «Уорспайт» захватили 60-пушечный «Мор». «Кент», «Йорк» и «Эйшуранс» разгромили французский конвой, идущий в Брест, и взяли его эскорт. «Саффолк» захватил 38-пушечный корсар «Гайар». Центр тяжести корсарской войны был перенесён в отдалённые воды – в 1711 году французские каперские отряды отправлялись в Вест-Индию и Левант, к берегами Кубы и в Индийский океан.

Корсарскую эскадру Дюгэ-Труэна было решено отослать к берегам Бразилии, что можно расценивать как поражение рейдеров. Тем самым руководство французского морского министерства признало, что воды вокруг английской метрополии надёжно защищены, а крейсерская война переносится с главного театра военных действий на периферию.

Контр-адмирал Харди продолжал блокаду Дюнкерка, однако большая часть из его 12 линкоров была отдана на эскорт конвоев, поэтому Заус сумел вырваться с 70-пушечным «Графтоном», 56-пушечным «Аугустом», 50-пушечным «Блэкуоллом», 48-пушечным «Проте» и двумя 26-пушечными фрегатами. Он направился к берегам Португалии, где 25 августа разгромил голландский конвой из Леванта с грузом пряностей. В Канале кэптен Дуфус на 46-пушечном корабле «Дувр» принудил к бою и уничтожил корсаров, сумевших вырваться из тисков Дюнкеркской блокады — 28-пушечные фрегаты «Фидель», «Мютин» и 36-пушечный «Юпитер».


Эскадра Дюгэ-Труэна в море

Побед у каперов становилось всё меньше. В 1712 году их вообще можно было пересчитать по пальцам. Эта ситуация сильно напоминает то, что пришлось пережить немецким подводникам 230 лет спустя. Списки погибших увеличивались, а число призов очень скоро приблизилось к нулю. Одним из последних у берегов Ирландии был уничтожен вырвавшийся из Сен-Мало 40-пушечный фрегат «Комт де Жиральден», взятый на абордаж 16-пушечным английским «Саламандре», уступавшим французу в численности экипажа в два с лишним раза.

Крейсерская война была проиграна. В море теперь безраздельно господствовали эскадры Ройал Неви и флота Соединённых Провинций.

Эффективные методы противодействия каперам

Почему же союзники выиграли крейсерскую войну?

За время «корсарских баталий» Войны за испанское наследство (1702–1712 г.г.) Англия и Голландия потеряли 6663 торговых судна и около 70 военных кораблей (не считая потерь в линейных сражениях).

Потери англичан и их союзников в торговом тоннаже по годам представлены в таблице:


(данные взяты из книги Bromley, J. S. «Corsairs and navies, 1660–1760», London, Hambledon Press, 1987)

Несмотря на рост числа захватов после 1706 года, совокупный тоннаж призов постоянно уменьшался. Так, в 1704 году среднее захваченное судно имело тоннаж 370 тонн, а в 1711 году – 120 тонн. Большее количество захватов в последние годы крейсерской войны происходило за счёт мелких судов.

Большую роль в провале рейдерств сыграли потери. За описываемый период эскадры союзников уничтожили и захватили не менее 430 рейдеров, задействованных в каперских действиях. Большинство опытных капитанов к 1711 году было либо на том свете, либо в плену у англичан и голландцев. Заменить их было некем.

Важным звеном защиты английской морской торговли стала система организованных конвоев. К тому времени она была уже не нова – она использовалась и испанцами, и португальцами, и голландцами, да и самими британцами ещё с XVI века. Тем не менее, именно с начала XVIII века появились новые приёмы защиты торговых караванов, а само движение конвоев было упорядочено.

В 1700 году Уильямом Маунтейном были опубликованы рекомендации к организации передвижения и охраны торговых судов. В книгу входило более 20 флажных сигналов, 16 передаваемых огнями и 8 пушечных. В зависимости от количества судов и кораблей эскорта конвои рекомендовалось вести тремя или более колоннами. Ордер охранения впереди и сзади торговых судов должен был держаться в линии фронта, а с боков – в кильватерной колонне. В 1708 году в Англии вышел «Крейсерский и конвойный Акт» под редакцией супруга королевы Анны – Георга Датского. В инструкции насчитывалось уже 23 дневных и 24 ночных сигнала.

Судя по мемуарам того времени, найти общий язык с капитанами торговых судов командирам эскорта было очень сложно, особенно если эти суда принадлежали британской Ост-Индской компании. Строптивые капитаны, иной раз оскорблённые строгими сигналами и письменными предписаниями, покидали конвой и следовали к месту прибытия самостоятельно, рискуя нарваться на корсаров. Поэтому довольно часто командир охранения должен был быть не только грамотным и умелым моряком, но и хорошим дипломатом, дабы найти общий язык с капитанами торговых судов. Начиная с 1708 года была создана должность коммодора конвоя – на эту должность приглашался наиболее уважаемый из числа капитанов торговых судов, который являлся главным помощником начальника эскорта.

Вторым действенным средством против корсаров стала блокада каперских портов. Сосредоточив в Канале большие силы и организовав поисково-ударные группы, англичане в итоге практически полностью закрыли каперам выход в море. Те же, кто прорывался, иногда месяцами безрезультатно бороздили моря — с повсеместным введением конвоев найти одиночное торговое судно противника было очень нелегко, а все более-менее значимые конвои были прикрыты сильными эскортами из военных кораблей. В результате каперы были просто выметены из вод Европы, а крейсерская война была перенесена на периферию. После 1708 года потери союзников постоянно снижались, и к 1712 году приблизились к нулю.

Сама природа крейсерской войны – это, как правило, борьба слабого против сильного. Каперы не смогли уничтожить морскую торговлю Англии и Голландии. Успехи первых лет не должны обманывать: да, пока союзники не навели порядок со своими торговыми караванами, пока английский флот большей частью сражался в Средиземном море – корсары добились значительных результатов. Но стоило англичанам и голландцам заняться серьёзной борьбой с рейдерами, как сразу же потери в торговых судах значительно уменьшились, а потом и вовсе приблизились к нулю.


Памятник Рене Дюгэ-Труэну в Сен-Мало

Не уничтожив торговлю противника, корсары также не смогли защитить и свою: в ходе войны за Испанское наследство торговый оборот Франции с обеими Америками и Индией сократился в три раза. Было уничтожено и захвачено более 200 французских судов, крупные торговые порты (Шербур, Дюнкерк, Брест, Сен-Мало, Рошфор) были блокированы. Часть арматоров и предпринимателей отошла от мирной коммерции и получала свои дивиденды от каперских операций – то есть паразитировала на узаконенном грабеже кораблей других государств и не была заинтересована в развитии собственной торговли.

Самым результативным рейдером по итогам обеих войн оказался Дюгэ-Труэн, уничтоживший или захвативший 20 военных кораблей и 300 судов противника. На втором месте идёт Форбэн с 10 кораблями и 150 судами. Такого количества побед больше не одержал никто, в том числе и асы подводной войны ХХ века – фон Арно де ля Перьер и Кречмер.

Источник


Tags: Франция, историческое, флот
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments