Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

Одиссея пяти армий



После мрачных времён крушения Каролингской империи, буйства викингов и кровавых рейдов венгерской конницы, к XI веку Западная Европа перешла в стадию феодальной консолидации и «большого подъёма». Увеличение плодородных земель за счёт вырубки глухих лесов и осушения многочисленных болот, появление новых деревень, городов, рынков и церковных приходов являлись главной чертой эпохи. Процесс внутренней колонизации сопровождался значительным ростом населения — с 30 до 40 млн за XI столетие. Польша, Венгрия, Скандинавия были христианизированы и вовлечены в единый с Западной Европой процесс развития. Действенные системы правосудия, интенсификация экономических связей и усиление престижа церкви создали совокупность взаимозависимостей, позволившей латинскому христианскому миру сосредоточить огромные силы — в виде богатства и людских ресурсов — для реализации общего дела. Таким общим делом стал вооружённый путь покаяния к Гробу Господню — одно из самых удивительных явлений европейской и мировой истории.


Возникновение явления связано с синтезом трёх различных течений западной религиозной жизни — папским авторитетом, паломничествами и «священной войной». Именно соединение воедино всех факторов и послужило спусковым крючком для возникновения того, что позднее историки назовут крестовыми походами. Паломничества к святым местам берут начало с III века (ещё до официального принятия христианства в Римской империи), а к XI веку на Западе они стали достаточно распространены и даже вошли в моду.

«Священная война» за христианскую веру, восходящая к концепции Св.Августина о справедливой войне, впервые была объявлена императором Ираклием в 623 году во время великой византийско-персидской войны VII века, что, отметим, произошло на год раньше, чем первый мусульманский джихад — битва Магомета с язычниками при Бадре. Во второй половине XI века концепция «священной войны» была взята на вооружение католической церковью. Осенью 1095 года паломничество, священная война и патронат папы дали начало Первому крестовому походу.

Клермонская речь папы и формирование крестоносных армий

Папа Урбан II, возможно, и не догадывался, старт какому предприятию он дал. Защита паломничества в Иерусалим и военная помощь Византии от «нечестивых турок», вероятно, с целью последующего подчинения православной церкви Риму — вот каковы были его задачи. Речь Урбана в Клермоне 27 ноября 1095 года, ставшая апофеозом многомесячной подготовительной работы, превзошла самые смелые ожидания. Латинскую Европу охватил настоящий психоз. Энтузиазм приобрёл такие масштабы, что папе приходилось убеждать людей, неспособных к ратному делу, не поднимать крест, а испанских рыцарей обратить внимание на сарацин у собственных границ. Зима 1095–1096 гг. явила миру таких «народных демагогов» как Пётр Пустынник. Его проповеди мести неверным, близкого рая, манны небесной и отпущения грехов разбередили и разожгли души многим простым смертным. Уже в январе 1096 года стали собираться обширные возбуждённые толпы принявших крест простолюдинов.

Индульгенция для принявших крест стала для толп должников, уголовников и бродяг главным мотивом влиться в ряды новой бедняцкой силы, образующейся в надежде на светлую долю вокруг «народных демагогов». Больше всего эта армия оборванцев, плохо вооружённая и малоуправляемая, запомнилась необузданными грабежами и еврейскими погромами в прирейнских городах, умертвив за это время до 4000 иудеев. Главными вождями народной армии, в реальности разделённой на несколько групп, были Пётр Пустынник, священник Готшальк, рыцари Вальтер Неимущий, Вильгельм Плотник и Эмихо Лейзингенский. Общая численность народной армии доходила до 40 000 человек, в том числе около 700 рыцарей.


Альфонс де Невиль. Вожди Первого крестового похода. Готфрид, Раймунд, Боэмунд и Танкред (1865 год)

Главные силы крестоносцев начали формироваться в течение весны и лета 1096 года, когда народные армии уже двинулись на восток. Гораздо лучше вооружённые и обеспеченные, с костяком из опытных рыцарей, возглавляемые могущественными баронами Запада, крестоносные силы составились из четырёх контингентов (армий), условно называемых историками северофранцузской, лотарингской, провансальской и итало-норманнской.

В первой из армий начальствовала группа из четырёх знатнейших феодалов Франции: сына английского короля Вильгельма Завоевателя герцога Нормандского Роберта Куртгёза, брата французского короля Филиппа I и внука Ярослава Мудрого Гуго Великого, графа Вермандуа, графа Фландрского Роберта II и графа Блуасского Стефана II, отца английского короля того же имени. Знатность вождей не соответствовала их талантам, и если два Роберта компенсировали это рыцарской отвагой, то Гуго и Стефан проявили малодушие во время тяжелейших испытаний под Антиохией в 1098 году и дезертировали. Основу северофранцузской армии составляли французы, нормандцы и фламандцы, общая численность доходила до 15 000 человек, в том числе около 1500 рыцарей.

Лотарингская армия состояла, в основном, из валлонов, фризов и немцев. Во главе её стояли три родных брата — Евстахий, Готфрид и Балдуин Бульонские, из которых выделялся средний, гордый и решительный, бывший очень популярным среди крестоносцев и ставший образцовым рыцарем средневековых баллад. Общая численность лотарингской армии доходила до 15 000 человек, в том числе около 1500 рыцарей.

Провансальская армия, состоявшая из провансальцев и ломбардцев, ведомая старым воякой графом Раймундом Тулузским, была самой многочисленной и первоначально рассматривалась римским папой как главный экспедиционный корпус намечающегося предприятия. Именно к ней был «прикреплён» папский легат Адемар Монтейльский, епископ Пюи, назначенный Урбаном II официальным главнокомандующим крестового похода. Но размах похода опрокинул расчёты римского престола, и армия Раймунда составляла едва треть от общего числа воинов. Её численность доходила до 20 000 человек, в том числе 2000 рыцарей.

Наконец, самой малочисленной (до 10 000 человек, в том числе 1000 рыцарей), но при этом самой боеспособной, была итало-норманнская армия Боэмунда Тарентского, сына грозного Роберта Гвискара, бывшего, как и его отец, выдающимся полководцем своего времени.

Численность и вооружение

Численность крестоносных армий была объектом жарких дискуссий. Отказавшись от бесконечных сотен тысяч, являющихся порождением народных фантазий, сознательной дезинформации и обычного бахвальства, учёные, опираясь на достижения демографии, военной логистики и экономической истории, пришли к выводу, что численность крестоносных сил не могла превышать 150 000, включая обоз, женщин и стариков. Современные оценки вооружённой силы крестоносных армий без учёта «народной армии» колеблются в диапазоне от 50 000 до 100 000 человек. Тем не менее, со времён падения Римской империи Европа не выставляла армий такой численности и мощи!

Главной ударной силой крестоносцев была тяжеловооруженная конница, — рыцари и их оруженосцы, — составлявшая примерно 10–15% войска, или от 7000 до 12 000 тяжеловооруженных всадников. Возвышение сословия рыцарей относится к началу XI века, когда Европа покрылась замками. К началу крестовых походов количество рыцарей достигло пика — возможно, до 60 000 или 80 000 человек во всей латинской Европе. С конца XII и, особенно, с середины XIII вв. количество рыцарей в связи со значительным ростом стоимости экипировки быстро стало уменьшаться, но остающиеся приобретали всё больше влияния, богатства и славы.

Могущество рыцарских формирований основывалось на тактике конного тарана, который строился на атаке галопом закованных в броню и вооружённых копьями сомкнутых рядов всадников. Удар копья наносился не рукой, а всей массой мчащейся лошади. Подобная тактика впервые была применена нормандцами в Южной Италии, Сицилии и Англии в середине XI века и, благодаря своей эффективности, быстро распространилась на всю Европу. Можно сказать, что ни один равный по численности отряд того времени не мог устоять в прямом боестолкновении против такой атаки. Рыцари господствовали на полях сражений в течение трёх веков, до середины XIV века, когда усовершенствованные арбалеты, длинные английские луки и зарождающаяся артиллерия не положили этому конец.

Рыцари времён Первого крестового похода были вооружены копьями с древком из ясеня, реже липы или бука, с лепестковым железным наконечником, франкским мечом, а также, нередко, булавой и боевым топором. Особо хорошо владели топорами нормандцы, не раз с успехом применявшие это оружие в пешем бою. Защитное вооружение состояло из железной кольчуги, миндалевидного щита, цельнометаллического или пластинчатого шлема. Боевой конь-дестриер, высокий и большой, мог, мчась во весь опор, нести тяжёлого всадника — правда, не более 1 километра. В походе рыцарю были нужны как минимум три лошади — вьючная, маршевая и боевая. На практике случалось, что рыцари теряли лошадей и вливались в пехоту, цементируя её своей отвагой и боевым опытом.

Пехотные части, составлявшие до 85–90% армии крестоносцев, были особо полезны как вспомогательная военная и рабочая сила в полевых сражениях и при осадах крепостей. Вооружены они были, большей частью, копьями и луками. Новинкой Первого крестового похода, о которой с удивлением упоминает византийская принцесса Анна Комнина, было применение крестоносцами отрядов арбалетчиков.

Планы Запада и планы Византии

Главной целью похода для крестоносцев являлось освобождение от неверных Гроба Господня, для чего было решено собрать все силы воедино в районе Константинополя к пасхе 1097 года, а затем при помощи флота византийского императора Алексея Комнина переправиться в Малую Азию, двинуться вперёд и разбить любого неприятеля.

Планы Византии отличались от вышеизложенных. Потерпев в 1071 году в битве при Манцикерте сокрушительное поражение от сельджуков, стоившее разгрома полевой армии, развала обороны и, в итоге, политического коллапса и потери большей части Малой Азии, Византия переживала тяжелейшие времена. Были утрачены территории с населением до 6 млн человек, откуда преимущественно рекрутировалась солдаты.

Натиск сельджуков с востока дополнился натиском печенегов с севера и нормандцев с запада. Император Алексей Комнин, опираясь на новую наёмную армию и ловко используя дипломатию и помощь Венеции, сумел оттащить страну от края пропасти. Крестоносцев он рассматривал как силу, способствующую отвоеванию потерянных территорий на Востоке. Он требовал вассальной присяги от крестоносцев и передачи ему всех бывших византийских владений, которые смогут захватить франки. Присягу принесли все, кроме Раймунда Тулузского, что не помешало (или, наоборот, помогло) крестоносцам в дальнейшем, ссылаясь на разные причины, считать эту присягу недействительной.

Армии крестоносцев двигались к Константинополю разными путями и пришли туда с большим разбросом по времени между июлем 1096 и маем 1097 гг.

Политика и армии Востока

Малая Азия, Большая Сирия (Сирия, Северный Ирак, Ливан, Палестина) и косвенно Египет были теми регионами, где развернулись кровавые события Первого крестового похода. Пятилетие перед появлением франков стало временем катастроф, дезинтеграции и анархии. Два центра силы — Сельджукский султанат и Фатимидский халифат — были серьёзно ослаблены чередой естественных смертей и политических убийств на самом высоком уровне.

В 1092 году ассасинами был зарезан знаменитый визирь Сельджуков Низам ал-Мульк, следом умер могущественный сельджукский султан Малик-шах. В 1094 году после 58 лет правления скончался фатимидский халиф Египта ал-Мустансир, в том же году не стало его выдающегося визиря Бадра ал-Джамили и багдадского халифа ал-Муктади. «Это время зовётся годом смерти халифов и полководцев», — писал арабский хронист. Борьба претендентов захлестнула Восток. Самостоятельные эмиры и атабеки, засевшие в Антиохии, Алеппо, Мосуле, Дамаске, Хомсе и т.д. сражались за наследие сельджуков, а заодно против религиозных сект, этнических меньшинств и друг друга. Лучшего времени для крестоносцев нельзя было найти.

Основу армий Востока в конце XI века составляли конные тюркские лучники. Вооружённые сложносоставным луком и саблей, мобильные и этнически спаянные отряды являли собой серьёзную боевую силу. Сирийские правители держали при себе регулярные дружины (аскары) численностью от 500 до 5000 человек, а всего в Сирии насчитывалось до 15 000 или 20 000 профессиональных воинов. Кроме того существовали племенные войска кочевых туркменов и арабское ополчение. Суммарно военный потенциал Сирии можно оценить в 100 000 воинов. Малоазиатский Румский султанат не уступал Сирии по потенциалу, а его полевая армия могла доходить до 30 000 или 40 000 человек. Силы Египта были вдвое больше.

Война в Малой Азии 1096–1097 гг.

Легко разгромленная под столицей сельджуков Никеей в октябре 1096 года народная армия оставила у турок ложное впечатление об истинной силе крестоносцев. Поэтому, когда главные силы объединённой армии численностью до 70 000 человек, включая остатки отрядов простолюдинов, в начале мая 1097 года появились под Никеей, сельджукский султан Кылыч-Арслан воевал против анатолийского эмира Малик-Гази Данишменда за город Митилену. Только грозные слухи о величине и силе армии христиан заставили его срочно заключить мир и двинуться на выручку своей столице.

Никея была сильно укреплена как природой, так и крепостными стенами длиной около 7 км по периметру, и казалась неприступной. Но разбив 21 мая армию Кылыч-Арслана, обрушив с помощью минёров угловую башню и заблокировав снабжение через Асканийское озеро, крестоносцы вынудили осаждённых 19 июня выкинуть белый флаг, всего через полтора месяца после начала осады. Энтузиазм переполнял европейскую армию. «Через пять недель мы будем в Иерусалиме, если только не задержимся перед Антиохией», — писал граф Блуасский жене. Никея, согласно договору, была передана византийскому императору. Отсутствие добычи у победителей Алексей Комнин обещал компенсировать выплатами из своей казны.


Осада Никеи 6 мая — 19 июня 1097 г. // Грановский. Крестовые походы

27 июня двумя колоннами крестоносцы двинулись через Малую Азию по направлению к Сирии. На пятый день пути, утром 1 июля, лагерь Боэмунда у Дорилея был внезапно атакован главными силами Кылыч-Арслана численностью до 25 000 воинов. В тяжелейшем положении рыцари смогли организовать оборону, дать знать о происшедшем другой колонне и в жестокой схватке дождаться подмоги. Подошедшие Готфрид Бульонский и Адемар Монтейльский ударили с фронта и тыла.

К вечеру турки были разгромлены, отброшены и в дальнейшем не могли серьёзно угрожать движению крестоносцев вооружённой рукой, перейдя к тактике выжженной земли. Переход через фригийские полупустыни в летний зной вкупе с диверсиями турок заставил христианскую армию страдать, привёл к падежу лошадей, но не смог остановить её движения. 15 августа крестоносцы достигли Икония. Попытка местных эмиров Хасана и Малик-Гази Данишменда ещё раз померяться силой с крестоносцами была в сентябре пресечена Боэмундом под Гераклеей. Путь в Сирию был открыт.

Битва за Антиохию

После освобождения Малой Азии армия крестоносцев разделилась. Большая часть пошла в обход гор Антитавра к городу Мараш на территорию, населённую армянами, которые поддержали крестоносцев, а отдельные отряды лотарингцев Балдуина и нормандцев Танкреда двинулись через горы Тавра на Киликию, где освободили несколько портовых городов, включая Тарс и Мамистру. Появление там фризского флота Жинемера, подданного графа Бульонского, и союзного нормандцам пизанского флота говорит о том, что операция была задумана заранее, а не являлась импровизацией рыцарей — так же, как и последующее движение отряда Балдуина на восток для поддержки восстания армян против турок. Правда, в итоге крестоносцы больше помогли себе, чем новым союзникам. 10 марта 1098 года Балдуин сместил и убил армянского правителя Эдессы и установил франкское господство. Так возникло первое крестоносное государство — графство Эдесское.

Основные силы крестоносцев в октябре 1097 года подошли к главной твердыне Сирии — мощной крепости Антиохия. Её оборонял один из лучших турецких военачальников Яги-Сиян с отрядом численностью около 5000 воинов при таком же количестве городского ополчения. Осада Антиохии длилась более полугода и отличалась крайним ожесточением с обеих сторон. Во время осады крестоносцы шаг за шагом блокировали подходы к городу, но затянувшееся противостояние привело к кризису снабжения и у них самих.


Осада Антиохии, 20 октября 1097 — 3 июня 1098 гг. // Грановский. Крестовые походы

Зимой франки пережили тяжёлые времена: войско захлестнули болезни и голод. Армия таяла, уныние и дезертирство росло даже среди знатных рыцарей. Бежали на Кипр, в Эдессу, в Европу. Осаждённым было не легче. Две деблокадные армии из Дамаска и Алеппо были последовательно разбиты крестоносцами 31 декабря 1097 и 8 февраля 1098 гг. — слава победителя досталась Боэмунду. Зимой крестоносцы овладели морскими портами Сен-Симеон и Латакия, куда вошли пизанские и генуэзские корабли с провиантом, стройматериалами и подкреплением.

Отсутствие единого командования было серьёзной помехой для крестоносцев. Папский легат Адемар Монтейльский выполнял важную миссию примирителя и вдохновителя. Византийский полководец Татикий имел мало реальной власти. Его роль ограничивалась консультациями, логистикой и обещаниями подмоги. Военные планы разрабатывались на совете вождей, где ключевую роль играли Боэмунд и Раймунд, ставшие непримиримыми врагами во время осады. Только сложность обстановки сдерживала их от открытого разрыва. В мае пришли слухи о приближении большой иракской армии эмира Мосула Кербоги численностью до 50 000 человек. Над крестоносцами нависла смертельная угроза, но в критический момент Боэмунду удалось подкупить командира одной из башен, тайком занять её, открыть маленькие боковые ворота и протрубить общий штурм. Антиохия пала 3 июня 1098 года.


Разгром Кербоги 28 июня 1098 года // Грановский. Крестовые походы

На следующий день к Антиохии подошла армия Кербоги, и началась вторая осада, но теперь в качестве осаждённых оказались крестоносцы. Город был лишён запасов продовольствия и не смог бы сопротивляться долго. 28 июня 1098 года в отчаянном встречном бою франки с решимостью решили встретить смерть, но их натиск был так силен, что армия Кербоги дрогнула и развалилась. Это была ошеломительная победа, после которой последовали месяцы затишья.

Иерусалим. Поход

Удивительно, но антиохийская победа парализовала действия не только сирийских эмиров, но и крестоносной армии. Месяцами Раймунд и Боэмунд спорили о статусе Антиохии. О передаче её Византии, как было первоначально оговорено, после того, как Алексей Комнин в тяжелейший момент не пришёл на помощь крестоносцам, не могло быть и речи. В ноябре решением совета вождей Антиохия была передана Боэмунду. Осень и зиму крестоносцы посвятили захвату небольших окрестных сирийских городов и пережиданию вспыхнувшей в Антиохии эпидемии чумы. Только угроза прямого бунта в провансальском войске, когда рядовые воины потребовали начать «паломничество» к Иерусалиму и не останавливаться для захвата других территорий, заставила Раймунда Тулузского и других вождей (Готфрида Бульонского, Роберта Нормандского и Танкреда) согласиться на поход к священному городу.


Театр боевых действий 1097–1099 гг. // The Cambridge Illustrated Atlas of Warfare. The Middle Ages 768–1487

В январе 1099 года армия крестоносцев общей численностью 20 000 воинов, разделившись на две колонны, двинулась «не останавливаясь» к Иерусалиму. Первую колонну вели Раймунд Тулузский, Роберт Нормандский и Танкред, вторую — Готфрид Бульонский и Роберт Фландрский. Крестоносцы задержалась на два с половиной месяца под триполийской крепостью Аркой. Только письмо византийского императора о том, что он готов присоединиться к походу на Иерусалим, заставило крестоносцев продолжить путь — они посчитали, что помощь византийцев им не нужна и даже вредна. 19 мая 1099 года франки пересекли границу Фатимидского халифата у Бейрута, 20 мая прошли мимо Сидона, 23 мая — мимо Тира, 24 мая — мимо Акры, а 30 мая повернули вглубь Палестины к Святому Граду. Во вторник 7 июня 1099 года крестоносцы численностью около 13 000 человек, из них 1300 рыцарей, достигли Иерусалима и начали осаду.

С военной точки зрения Иерусалим был хорошо защищённой крепостью. Город располагался на возвышенном плато, его окружали мощные крепостные стены длиной в 4 километра. С юга стены стояли над крутым оврагом Геенна, с востока над долиной ручья Кедрон. Доступный подход к городу был открыт только с севера. К тому времени в Иерусалиме находилось до 20 000 жителей и гарнизон численностью 3000 человек под командованием Ифтикар ад-Даулы. Ожидался подход главной египетской армии во главе с визирём аль-Афдалем, что придавало осаждённым сил.


Осада Иерусалима, 7 июня — 15 июля 1099 гг. // Грановский. Крестовые походы

Штурм 13 июня закончился неудачей, несмотря на то, что передовые отряды смогли забраться на стены — дело решили нехватка лестниц и, как следствие, нехватка подкреплений на стенах. Крестоносцы приступили к планомерной осаде.

Прибытие шести кораблей с хлебом, вином и стройматериалами, экспедиция в леса Самарии, обнаружение балок и досок, припрятанных с прошлой осады 1098 года, когда египтяне, воспользовавшись событиями под Антиохией, захватили Иерусалим у дамасского эмира, позволили крестоносцам в ближайшие четыре недели возвести три осадные башни и 14 больших камнемётов.

В начале июля слухи о приходе египетской армии подтвердились — она ожидалась через две-три недели. Штурм в ближайшее время становился неизбежным. Не дожидаясь достройки третьей башни, в четверг 14 июля 1099 года крестоносцы начали общий приступ. К вечеру башня Раймунда была придвинута к стене, но крестоносцам не удалось пробиться в город. 15 июля к стене была придвинута башня Готфрида. Со второй попытки лотарингцы пробили оборону и ворвались в город.

Честь первого взошедшего на стены досталась рыцарю Летольду из Турне. Следом за Готфридом в город ворвались нормандцы Танкреда. Были открыты ворота Св.Стефана, и основная часть армии вошла в Иерусалим. Бившийся против Раймунда на южной стене комендант крепости, увидев происходящее, сдался Раймунду и открыл Яффские ворота. Провансальцы присоединились к остальным крестоносцам. До ночи продолжалось яростное сопротивление в районе мечети аль-Акса (храма Соломона). Всего победителями было перебито до 10 000 мусульман и евреев, вместе защищавших город от крестоносцев.


Франконский воин, гасконский арбалетчик, тулузский, северофранцузский, итало-нормандский рыцари, генуэзский моряк. Реконструкция // Osprey — The Crusades

22 июля Готфрид Бульонский был выбран защитником Гроба Господня. 12 августа у Аскалона крестоносцы (9000 пехоты, 1200 рыцарей) выступили в бой с египетской армией численностью около 25 000 человек. Первый же таранный удар рыцарей сокрушил врага, и армия визиря рассыпалась как карточный домик. Избавившись от последней явной угрозы и считая свою миссию выполненной, отряды двух Робертов и Раймунда покинули Палестину и двинулись к гаваням Северной Сирии, чтобы отправиться в Европу. Готфрид со своими рыцарями остался в Иерусалиме. Первый крестовый поход завершился.

Итоги

Первый крестовый поход завершился поразительным триумфом католического Запада. Пройдя за два года 2000 км по вражеской территории, разбив в полевых сражениях лучшие силы малоазийских сельджуков, сирийских атабеков и фатимидского Египта, основав три государства, крестоносцы доказали превосходство своей военной системы. Несмотря на склоки вождей и тяжелейшие невзгоды, крестоносцы достигли своей цели. Боэмунд и Готфрид были не совершенны, но они совершили великое дело, потому что, наперекор всему, верили в него. Конечно, разобщённость Востока сыграла свою немалую роль, но её не хватило бы для победы, если бы не моральный дух, проявленный крестоносцами.

Крестовый поход кардинально изменил политический ландшафт Ближнего Востока. Главную выгоду от него получили папский престол, укрепивший авторитет и влияние, Византийская империя, вернувшая значительные территории, итальянские торговые республики, получившие прямой выход на рынки Леванта, и несколько удачливых феодалов, закрепившихся на Востоке. Большинство же крестоносцев, кроме славы, ничего не приобрели.

Источник


Tags: Ближний Восток, историческое
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments