Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

«Афера Дарьена»: как разрушить экономику Шотландии

Шотландцы мечтали сделать свою страну великой, основать колонию и собирать огромные прибыли — но едва не стали банкротами. Как попытка Эдинбурга обскакать Лондон привела к объединению двух стран, — сейчас расскажем.




Словосочетание Darien Scheme прочно вошло в историю как обозначение неудачной попытки Шотландии создать колонию в Панаме. Дарьен — это бухта к югу от Панамского перешейка, от этого названия получила своё наименование и местность, расположенная между Колумбией и Панамой.

Слово scheme в английском языке многозначное: оно может переводиться и как «схема» (так её переводили русские дореволюционные источники), но имеет также и значения «мошенничество», «интрига», «авантюра», «афера». И вот эти значения гораздо более близки по смыслу к истории, о которой мы поведаем.

Make Scotland great again

К концу XVII века экономика Шотландии была в не особо хорошей форме, особенно если сравнивать с расположенной рядом Англией. Сначала голод 1620–1625 годов, потом конфликт с Англией в 1640-е, таможенная война с Лондоном 1660-х, и, наконец, «семь голодных лет» в начале 1690-х. Всё это было большим ударом для шотландцев и вызывало гнев у Эдинбурга, который с завистью смотрел на успехи своего южного соседа. Особенно в торговле с Азией, где во всю развернулась английская Ост-Индская компания (ОИК).

И вот тут на сцене появился шотландский авантюрист и купец Уильям Паттерсон. Во всеуслышание он заявил, что знает, как Шотландии вернуть богатство и могущество — и посрамить Лондон.


Уильям Паттерсон

Паттерсон был явно не прост — это был человек, по сути, придумавший Банк Англии.

Ситуация на тот момент была следующей: шла война Аугсбургской лиги, англичане терпели обидные поражения на суше и на море, Лондону срочно нужны были деньги на строительство флота, но… взять их было негде. И вот тут появился наш купец, который предложил организовать частный банк. Он соберёт средства вкладчиков под довольно высокий процент по выплатам, которые будут ежегодными до самой смерти, а из полученных средств профинансирует государство. Не безвозмездно, конечно. Под восемь процентов годовых.

Причём в качестве гарантий по оплате новому банку государство занимало у него средства под налоговые поступления.

Правивший тогда Англией Вильгельм III быстро оценил выгоды такого предложения и понял то, чего не поняли все, — даже Паттерсон. С учётом того, что новый банк предлагал вкладчикам тонтину (то есть смесь вклада и страхования), в него толпой побежали клиенты, которые сдавали реальные ценности (серебро, золото, украшения и т. д.) в обмен на… бумагу. Да, понятно, что это были ценные бумаги, но тем не менее. Этим самым английская элита привязывалась к судьбе Англии и инвестировала средства в экономику своей страны.


Вильгельм III

В 1695 году Паттерсон учредил Банк Шотландии, который сильно отличался от Банка Англии. Во-первых, создавался он шотландским правительством, а не «группой частных лиц», и предназначался для государственного кредитования бизнеса. При этом кредиты запрещено было выдавать без одобрения шотландского парламента.

Примерно в это же самое время шотландские власти утвердили основание «Компании Шотландии для торговли в Африке и Индиях», которая по сути была акционерным обществом — своего рода ответом английской ОИК. Только за первый год своего существования Компания собрала средств на 400 тысяч фунтов стерлингов. Управляло ею собрание из 25 директоров (15 шотландских лордов, двое дворян и восемь купцов), оно же отвечало и за распределение прибылей и дивидендов. Одним из 25 директоров стал уже знакомый нам Уильям Паттерсон.

Деньги должны делать деньги

Паттерсон и предложил, куда потратить деньги. Он говорил, что главное сейчас — это торговля между Западом и Востоком. Надо организовать колонию на одном из популярных торговых маршрутов и… просто собирать лут мешками!

Вот, например, — Паттерсон ткнул в карту — Дарьен! Расположен между Тихим и Атлантическим океаном, то есть, если предложить кораблям транзит грузов через эту местность, это избавит их от утомительного огибания Южной Америки и мыса Горн. Или взять сухопутный путь из Колумбии в Панаму — он опять-таки идёт через Дарьен. В общем, дело ясное, что дело верное! Сим победим!



Директора загорелись этой идеей, по всей Шотландии запустили массовую рекламу проекта, упирали на национализм и на возможность утереть нос проклятым англичанам. В колонисты Дарьена записалась целая толпа желающих, счёт шёл на тысячи, и в июле 1698 года из порта Лейт к Вест-Индии отплыли пять шотландских кораблей — Saint Andrew, Caledonia, Unicorn, Dolphin и Endeavour, — которые везли 1200 поселенцев.

колонию Каледония. На перешейке начали строительство форта Сент-Эндрю, который должен был быть вооружён 50 орудиями. Рядом с фортом стали строить ещё одно поселение — Новый Эдинбург. Казалось, великая шотландская мечта близка к исполнению, но…

Хьюстон, у нас проблемы

Оказалось, что гористая земля не особо подходит для выращивания пшеницы и ячменя. Пришлось сажать батат и кукурузу, однако и они тоже «не зашли». Далее начался сезон дождей, потом жара — колонию накрыла эпидемия малярии. Гибло чуть ли не по десять поселенцев в день. Продукты, которые люди привезли с собой, закончились или испортились. По идее, можно было попробовать закупить провиант у испанцев, но те рассматривали эти земли как свои и совершенно не горели желанием снабжать горцев.


Каледонский залив

Был и ещё один вариант — закупиться в английских вест-индских колониях, но тут в схему вмешалась высокая политика. Вильгельм III запретил что-либо продавать шотландцам, чтобы не испортить отношения с Испанией.

В результате через восемь месяцев оставшиеся в живых 300 человек отплыли в Порт-Роял на Ямайку, где попросили о помощи. Им отказали, и они двинулись в Нью-Йорк, которого достигли фактически чудом.

Ну а в июле 1699 года в Каледонию прибыли новые шотландские суда — Olive Branch и Hopeful Beginning с ещё 300 поселенцами на борту. Они увидели вокруг заброшенную землю и как минимум 400 могил. Это как-то не походило на успешную и богатую колонию, о которой они слышали в Шотландии.


Маршруты первой и второй экспедиций

Капитаны собрались на совет — обсудить, что делать дальше. Совет проходил на судне Olive Branch вечером, при свечах и с большим количеством виски. Доподлинно не известно, что произошло дальше, но на корабле начался пожар и все, кто были на борту, в панике начали прыгать в воду. В результате переполненный Hopeful Beginning отплыл от Дарьена и взял курс на Ямайку, где, однако, английские власти запретили шотландцам сходить на землю. На корабле началась эпидемия тифа, многие умерли.

Тридцатого ноября прибыла и третья экспедиция в составе кораблей Rising Sun, Hope of Bo’ness и Hope, которая привезла в Дарьен ещё 1000 человек. Там они обнаружили Томаса Драммонда — одного из первых лидеров поселенцев, который отплыл в Дарьен из Нью-Йорка с несколькими людьми и пытался обжить это проклятое место. Руководитель третьей экспедиции Байрс поссорился с Драммондом, и внутренняя распря усугубилась внешними угрозами — к побережью подошли испанские корабли. Пока они просто наблюдали за колонией. Однако вскоре из Колумбии подтянули и испанские войска, которые начали осаду форта Сент-Эндрю. В стане же поселенцев опять начались болезни, и 30 декабря 1699 года шотландцы под угрозой генерального штурма подписали с испанцами соглашение, по которому они навсегда покидали берега Дарьена.

«Былинный отказ»

В результате дарьенской авантюры Шотландия потеряла 400 тысяч фунтов стерлингов, то есть вообще четверть свои денежных активов. Многие купцы и дворяне оказались разорены, в стране бушевала натуральная англофобия: шотландцы были уверены, что колонизация Дарьена не удалась из-за англичан, что это был заговор против Шотландии.


Здание штаб-картиры Дарьенской компании в Эдинбурге, которое впоследствии было снесено

Но… первым, кто завёл речь об унии с Англией, оказался Уильям Паттерсон. Он вполне логично объяснял, что после катастрофы Дарьена шотландская экономика и финансы уже и так находятся в зависимом от Лондона состоянии. Однако объединение позволит Шотландии хотя бы убрать тарифы и пошлины между двумя странами и присоединиться к английской экономике, которая находится на подъёме. Лучше стать частью успешной и богатой державы, чем независимым банкротом.

В 1707 году так и произошло: Шотландия объединилась с Англией и возникло новое государство — Великобритания. Во многом этому поспособствовала «афера Дарьена», которая фактически уполовинила шотландские активы. Согласно Акту Союза, статья 15, Англия предоставила Шотландии 398085 фунтов и десять шиллингов компенсации за будущие выплаты по долгу Англии. Эта сумма, как мы видим, фактически совпадает с потерями от колониальной «схемки» горцев.

Источник


Tags: Англия, Великобритания, Шотландия, деньги, историческое, колониализм
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment