Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

Россия смывает кровь с африканских алмазов

Любовь Глазунова о борьбе России за легализацию экспорта алмазов из ЦАР



В 2020 году Россия председательствует в Кимберлийском процессе — организации, регулирующей рынок алмазов. Еще в прошлом году российские чиновники заявляли, что 2020 год будет использован в том числе для борьбы за легализацию экспорта алмазов из Центральноафриканской Республики (ЦАР). Свои намерения Россия оправдывает гуманитарными причинами, однако сложно не заметить активизации контактов Москвы и Банги в последние три года. Очевидно, что когда и если легализации экспорта из ЦАР удастся добиться, российские компании будут стоять первыми в очереди на природные богатства страны.

Конфликт в ЦАР


Кимберлийскй процесс — международная организация, созданная в 2000 году и объединяющая 82 страны. Ее задача состоит в том, чтобы не допускать на мировой рынок так называемые «кровавые алмазы», то есть те камни, доходы от продажи которых могут пойти на финансирование вооруженных конфликтов и террористических группировок. В 2013 году организация объявила все алмазы, добытые в ЦАР, «кровавыми». Легальный экспорт из страны остановился, но существуют вполне обоснованные подозрения, что алмазы продолжили переправлять в другие страны обходными путями.

Запрет на вывоз алмазов из ЦАР последовал вслед за захватом столицы государства Банги коалицией вооруженных мусульманских группировок «Селека» и низложением президента Франсуа Бозизе. В ответ на насилие со стороны мусульман была сформирована христианская группировка «Антибалака», их столкновения переросли в погромы и убийства мирных жителей. В 2014 году «Селека» покинула столицу под давлением международных миротворцев, а в 2016 году в стране прошли президентские выборы, в которых победил Фостен-Арканж Туадера. Этот предлог был использован Францией для того, чтобы вывести свои войска из страны, объявив, что в их присутствии больше нет необходимости.

В действительности власть новоизбранного президента ограничивалась столицей Банги и небольшими территориями на юге. Север и восток ЦАР продолжали находиться под контролем вооруженных повстанцев. Кимберлийский процесс в 2015 году частично снял запрет на экспорт алмазов из зон, контролируемых правительством, однако сегодня официальные цифры добычи на этих землях не превышают 40 тысяч карат в год. Для сравнения, до начала конфликта в ЦАР добывалось около 350 тысяч карат в год.

Союз спасения Туадеры

После ухода французских войск президент Туадера оказался в затруднительном положении. Группировки продолжали угрожать столице, а плохо вооруженные правительственные войска и остаточные силы миротворцев ООН мало что могли им противопоставить. Президент нашел решение своих проблем в Сочи, куда он прилетел на переговоры с российской стороной в октябре 2017 года. Несколько недель спустя в Банги была зарегистрирована горнодобывающая компания Lobaye Invest, а чуть позже — частное охранное предприятие Sewa Security Services. Обе компании связывают с российским бизнесменом Евгением Пригожиным, хотя достоверно известно о них только то, что они принадлежат гражданам России.

В декабре 2017 года Россия добилась для себя исключения из оружейного эмбарго, наложенного на ЦАР, получив статус главного поставщика оружия в республику и отправив туда военных специалистов для тренировки местных силовиков. По данным на февраль 2020 года, официальное число российских военных инструкторов в ЦАР составляло 235 человек. Сотрудники Sewa Security Services стали личными телохранителями президента. После саммита «Россия-Африка» президент Туадера заявил, что его страна рассматривает возможность размещения российской военной базы на своей территории.

В июне 2018 года Lobaye Invest, согласно двум соглашениям с правительством ЦАР, получила лицензии на разведку полезных ископаемых на территории площадью 4000 кв. км. В российском МИД в декабре 2019 года признали этот факт, а также уточнили, что данные участки находятся под контролем центрального правительства. Тем не менее, по другой информации, на момент заключения соглашений эти земли были под властью группировки «Антибалака».

Участки на юге страны потому и контролируются правительством, что не представляют особого интереса для других сторон. Залежи алмазов там еще только предстоит обнаружить, и, судя по утечкам в СМИ, российские представители в ЦАР недовольны скудными результатами геологоразведки. Действительно прибыльные месторождения все еще находятся в «красных зонах» по экспорту, поэтому любая горнодобывающая деятельность там незаконна. Впрочем, есть сведения о том, что представители связанной с Пригожиным ЧВК «Вагнер» были замечены на месторождениях в «красных зонах» переправляющими нелегально добытые камни.

Сомнительно, что все российские «ухаживания» за ЦАР, включая мощную информационную кампанию внутри республики, поставки оружия, посредничество в переговорах группировок с центральным правительством, были только ради этих скудных участков. ЦАР — одна из беднейших стран континента, внутренние конфликты раздирают ее с момента обретения независимости в 1960 году. Поэтому маловероятно, что она сможет отплатить за радушие России чем-то кроме собственных природных ресурсов, которые, откровенно говоря, пока даже не вполне контролирует. Москва же со своей стороны не готова идти на широкие жесты в отношении африканских друзей, зная, что не получит ничего взамен. Очевидно, что в стратегию России входит урегулирование конфликта на территории республики или хотя бы видимость урегулирования, которая позволила бы снять с нее санкции и добывать алмазы и другие ресурсы открыто.

В феврале 2019 года между правительством в Банги и повстанцами было заключено мирное соглашение, которое, в теории, должно было закончить многолетний конфликт в стране. Россия не выступала гарантом этой сделки, но активно ее лоббировала, в том числе взаимодействуя с группировками. На самом же деле это далеко не первая попытка легитимных властей договориться с боевиками, и пока мало свидетельств тому, что она радикально отличается от предыдущих. Повстанцы все еще распоряжаются значительными кусками территории ЦАР, а столкновения, в результате которых гибнут мирные жители, не смогла остановить даже пандемия коронавируса.

Кимберлийский сговор

Несмотря на то, что мирный процесс в ЦАР продвигается медленно, уже в конце прошлого года заместитель министра финансов РФ и член наблюдательного совета алмазной компании «АЛРОСА» Алексей Моисеев заявил, что Москва намерена добиваться полного снятия запрета на экспорт алмазов из ЦАР в рамках председательства России в Кимберлийском процессе. Несколько месяцев спустя директор департамента Африки МИД РФ Андрей Кемарский, много лет проработавший в Африке и, очевидно, лучше осведомленный о местных реалиях, уточнил, что речь идет о дорожной карте. То есть вряд ли это удастся уложить в год председательства России в Кимберлийском процессе.

Алексей Моисеев мотивировал либерализацию рынка алмазов в ЦАР тем, что драгоценные камни в стране все равно добываются и нелегально переправляются через границы. Только доходы от этого получает не центральное правительство, а боевики. На фоне пандемии COVID-19 у подобных планов появляется дополнительное моральное обоснование. Республике нужны деньги на борьбу с инфекцией, а какие-то значительные суммы другие государства и международные организации вряд ли ей выделят — все сейчас озабочены разгулом вируса в Европе и США.

Только под лозунгом «запрет на экспорт все равно ничего не решает» можно откланяться и распустить весь Кимберлийский процесс. Вряд ли его участники всерьез верят, что их деятельность полностью останавливает нелегальную добычу и контрабанду. Организация лишь призвана сертифицировать те камни, которые к «кровавой» категории не относятся. То есть предоставить их покупателям уверенность в том, что они не являются соучастниками убийства. Но и эта уверенность зачастую может быть сомнительной. «Кровавыми» признаются те алмазы, которые были добыты на территориях, неподконтрольных легитимному правительству. При этом из вида упускается, что некоторые легитимные правительства в Африке могут дать фору по части жестокости даже вооруженным повстанцам. Так что мотивация, высказанная российским замминистра финансов, ставит под вопрос необходимость существования самой организации.

Тем не менее, все свидетельствует о том, что вопрос ЦАР будет поднят Россией сначала на межсессионном заседании Кимберлийского процесса в июне, а затем на пленарном заседании в ноябре. Оба эти события должны были состояться на территории РФ, но из-за коронавируса, скорее всего, будут перенесены на онлайн-платформы. У российской инициативы есть мощная поддержка со стороны Индии, предыдущего председателя процесса и лидера по обработке алмазов в мире. Кроме того, за снятие эмбарго ранее выступали 13 стран Африканского союза, ОАЭ и Китай. Это уже представляет из себя довольно значительное лобби.

Рискованность российских вложений в ЦАР довольно велика, но она компенсируется их ограниченностью. В случае если свободного экспорта алмазов из страны так и не удастся добиться, Москва в любом случае сохранит свой «форпост» в сердце континента, заставив понервничать потенциальных соперников и конкурентов вроде Китая. Если же ЦАР в ближайшее время снова сможет экспортировать алмазы без ограничений, Россия за все прошлые услуги и широкие жесты получит если не эксклюзивные права на добычу, то хотя бы существенные привилегии.

Источник (там множество сопутствующих ссылок)


Tags: Африка
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments