?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Английский путешественник Лоренс Олифант побывал во многих частях европейской части России перед Крымской войной и оставил актуальные заметки о России: ее экономике, политическом и социальном устройстве и состоянии армии и флота...


Английский путешественник Лоренс Олифант побывал во многих частях
европейской части России перед Крымской войной и оставил актуальные заметки о России: ее экономике, политическом и социальном устройстве и состоянии армии и флота...



Лоренс Олифант (Laurence Oliphant, 1829, Южная Африка – 1888, Англия)
http://www.findagrave.com/cgi-bin/fg.cgi?page=gr&GRid=28188965




Лоренс Олифант (Laurence Oliphant, 1829, Южная Африка – 1888, Англия) – неутомимый путешественник, дипломат, писатель и журналист – был широко известен в Британской империи в Викторианскую эпоху. В 1853 г. опубликовал книгу The Russian Shores of the Black Sea (Российские Берега Черного Моря) с путевыми заметками о своем продолжительном путешествии по Российской империи, которую он совместно с соотечественником по имени Освальд Смит (Oswald Smith) посетил в 1850–51 гг. Этот молодой человек проехал от Петербурга до Одессы через Москву, Новгород, Поволжье, Донской и Приазовский края и Крым. Надо отдать ему должное: это был наблюдательный человек, и многие его записи и комментарии относительно российской действительности в эпоху конца правления Николая I перекликаются с тем, что мы знаем о России тех лет из русской классической литературы и публицистики. Олифант неоднократно отмечает в своей книге то, каким тяжелым бременем лежат на экономике страны крепостное право, устаревшее законодательство, препятствующее развитию внешней торговли, запреты, ограничения и большие налоги, затрудняющие развитие промышленности, повсеместная коррупция. Не ушли от его внимания привычка российских граждан повсеместно обманывать свое государство и широкое распространение нечистоплотности в бизнесе, чванство и взяточничество чиновников, и много другое. Олифант не был очарован Россией, и слова варварство и варварская страна встречаются в его книге не один раз.

Большой интерес представляют его наблюдения, касающиеся состояния российской армии и флота в преддверии войны с европейскими государствами, неизбежность которой была для Олифанта очевидна.

Первые комментарии относительно боеспособности российской армии появляются в книге в описании Донского края. Олифант отмечает, что донские казаки являются особым этносом и к русским и относятся безо всякой симпатии. Есть у них и многочисленные претензии к центральной власти, постепенно отобравшей у них большое количество свобод, которыми они пользовались в прошлом. Вместе с тем казаки считаются наиболее боеспособной частью российской армии, в том числе за их необыкновенную храбрость. Говоря об этом, Олифант приводит слова одного венгерского офицера, участвовавшего во многих сражениях на Кавказе (из текста непонятно, на какой стороне воевал венгерский офицер – ВК). Это офицер рассказал Олифанту, что невероятная храбрость казаков – один из популярных мифов, поддерживаемых самим правительством для удовлетворения тщеславия казаков и поддержания у них довольно высокомерного отношения к другим народам империи. Черкесы, по словам, офицера, в постоянных боях с казаками реально оценили их боеспособность и теперь относятся к казакам почти с таким же презрением, как и к обычным русским солдатам. В кавказских компаниях казаки действительно проявили себя намного лучше, чем российские солдаты, хотя в наибольшей степени это относится к варварской жестокости, которую они проявляют, преследуя отступающего противника.

Одновременно с цитированием этих малоприятных для русского человека высказываний наблюдательный Олифант разглядел, что несмотря на тяжелое бремя военной службы для значительной части мужского населения Донского края, это довольно зажиточная и экономически развитая область, а донские казаки – наиболее энергичный, трудолюбивый и предприимчивый народ среди субъектов его императорского величества...

Посетив Севастополь, Олифант занес в свои путевые заметки множество фактов, касающихся состояния Черноморского флота. Он отметил, что настоящим бичом для сделанных из сырой еловой и сосновой древесины боевых кораблей стал червь, проникающий в бухту из Черной Речки. По мнению Олифанта гниения дерева можно было бы избежать за счет покрытия днищ кораблей медными листами. Однако военно-морские чиновники более заинтересованы в «атаках на правительственные финансовые средства, чем атаках на червя-древоточца». Интересно, что Олифант противопоставляет Черноморскому флоту гораздо лучшее состояние Балтийского флота и связывает это с тем, что Балтика находится гораздо ближе к центральному штабу. По мнению Олифанта коррупция и казнокрадство пронизывали все флотские службы снизу доверху и всю цепь поставок материалов для флота. В итоге сырой лес приходит в Севастополь из Центральной России за цену, которой хватило бы на покупку мореного дуба. Воровство из казенных мастерских и складов достигло, вместе с тем, такой степени, что торговым судам просто запретили входить в Севастопольскую бухту. В итоге, пишет Олифант, на весь флот осталось только два корабля, которые могли бы осуществить плавание вокруг южной оконечности Африки.

Вообще, в книге несколько раз звучат критические замечания в адрес русских как неважных моряков. Олифант, в частности, заметил, что значительная часть корабельных команд проводит большую долю времени на берегу, в казармах, что негативно сказывается на боевой подготовке. Большая часть флотского состава дальше Босфора никуда не ходила, и, «по злостным слухам, стоит подняться шторму, как большая часть моряков и офицеров валятся от морской боезни...». По-видимому, справедливо отмечает автор книги, Черноморский флот может быть достойным соперником только турецкому флоту...

Англичанин невысоко оценил качество оборонительных фортов Севастополя. Он подметил, что ничего не будет в состоянии помешать вражеской армии высадиться всего в нескольких милях от города и осуществить марш на город. Быстрой концентрации российских сухопутных сил вокруг Севастополя, пишет англичанин, помешает неразвитость железнодорожного сообщения в России и недостаточное развитие пароходного сообщения по основным рекам.

Олифант плавно переходит к общей оценке состояния российской армии. Главнейшей проблемой армейской организации он считает разлагающие ее коррупцию и казнокрадство. Опираясь на информацию о ходе боевых действий на Кавказе (правда, источники не указаны), англичанин пишет о тяжелейших потерях – почти 20 000 человек в год, которые несет русская армия от голода и болезней, являющихся следствием воровства среди офицеров и интендантов, наживающих астрономические суммы сверх обычного содержания. В целом реальное состояние русской армии, несмотря на колоссальные людские и материальные ресурсы империи, довольно плачевное. Оно совершенно не соответствует тому блеску, который может ослепить человека, наблюдающего за военными играми, развернутыми для императора и его свиты в Красном Селе (Олифанту довелось наблюдать это на раннем этапе своего путешествия), и тем завышенным оценкам, которые были распространены, как пишет автор, в британском обществе накануне Крымской войны. Достаточно сказать, по его мнению, что российская армия уже 22 года не может добиться каких-либо успехов на Кавказе, где отряды свободолюбивых горцев сдерживают двухсоттысячную армию...

Автор не устает осыпать похвалами храбрых горцев, но при этом упоминает, что ими часто командуют офицеры из европейских стран, многие из которых – поляки. Более того, один из иностранцев, путешествовавших по России, уверял Олифанта, что на одном из сибирских рудников говорил с двумя сосланными на вечную каторгу англичанами, захваченными русскими в плен в боях на Кавказе.

Заслуживает внимания еще один комментарий англичанина, появившийся на основе бесед с русскими: российская армия вполне в состоянии быстро разбить горцев, но империи нужна постоянная война для поддержания боевого духа у войск. Олифант оспаривает эти высказывания и считает, что война обходится стране непомерно дорого и России крайне необходимо окончательно подавить сопротивление горцев как можно быстрее...

Заключительные главы книги, описывающие Одессу и провинции нижнего течения Дуная, наполнены рассуждениями о ненасытном желании Российской империи подчинять себе новые и новые земли и народы. Олифант с фантазией и в красках описывает тяжелейшие последствия от возможного присоединения к России земель к югу от Кавказа, захвата Босфора и продвижения в Европу за счет аннексии турецких владений в Европе. Очевидно, что автор видит в этом угрозу торговым путям Британской и Французской империй. Кроме того, англичанин считает, что российская экспансия не несет ничего хорошего соседним народам. Он неоднократно приводит в пример Крым, который, по его мнению, пришел в упадок после присоединения к России, да и причерноморские народы живут в значительно более цивилизованных условиях, чем большая часть населения Российской империи.

Заключительные страницы книги посвящены общим рассуждениям о путях развития российского государства. Олифант отмечает, что военная мощь России существует в ущерб цивилизованности и развитию коммерции в стране. Он признает, что восточноевропейский (антитурецкий – ВК) вектор в российской политике носит, в существенной степени, религиозный характер, характер крестового похода (crusade). Однако он напоминает, что российская внешняя политика всегда отличалась осторожными подходами и редко подводила самодержцев. В частности, тот факт, что около четверти тогдашнего населения империи составляют люди, исповедующие магометанскую веру, должен был бы послужить царю серьезным предостережением перед началом новой антитурецкой войны.

В целом перспективы России в надвигающейся войне Олифант оценивает невысоко...

В послесловии к книге Майкл Халс (Michael Halse) написал о том, что благодаря знакомству Олифанта с Россией его знания и опыт оказались востребованными в самом начале Крымской войны. В первые ее дни он был приглашен в штаб Лорда Рэглана (Lord Raglan, 1788–1855, командующий британскими войсками в Крыму в 1854–1855) для беседы. Молодой человек незамедлительно набросал план военных действий, который учитывал слабую защищенность Севастополя с суши (о чем он ранее написал в своей книге). При этом Олифант подчеркнул, что его план нужно осуществить как можно быстрее, пока русские не укрепили город должным образом. Позднее Олифант вновь побывал в Крыму, на этот раз – военным корреспондентом. Здесь в беседе с Сэром Джоном Бургойном (Sir John Burgoyne, 1782–1871, фельдмаршал Британской Армии, во время Крымской войны – советник Рэглана), который присутствовал на встрече Олифанта со штабными офицерами, он услышал о том, что его мнение, к сожалению, не было принято во внимание.

Книга Лоренса Олифанта о его путешествии по Российской империи представляет большой исторический интерес и заслуживает перевода на русский язык. Она не потеряла своей актуальности и по сей день.

Laurence Oliphant. THE RUSSIAN SHORES OF THE BLACK SEA and A JORNEY TO KATMANDU. 1998

Könemann Verlagsgesellschaft mbH. Bonner Straße 126. D-50968 Köln

Источник


Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

greenchelman_3
greenchelman_3

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Статистика


Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel