Гоша из Одессы (greenchelman_3) wrote,
Гоша из Одессы
greenchelman_3

Categories:

Меченосцы и Выборг: история земельного вопроса

В этом блоге уже поднимался вопрос о неких претензиях каких-то убогих на память "крестоносцах". Замок им подавай с землицей понимаешь под Выборгом! Теперь хочется поставить жирную точку в этом вопросе и послать весь этот "орден" в далекое пешее эротическое путешествие, наполненными историческими фактами и подробностями...




Буквально несколько дней назад российское информационное пространство всколыхнула новость о том, что в Законодательное собрание Ленинградской области поступило загадочное послание на латыни.

В этом послании от имени магистра давно несуществующего рыцарского Ордена меченосцев выдвигались требования о возвращении Выборгского замка в орденское владение.

Ситуация на первый взгляд кажется абсурдной — в органы законодательной власти Ленобласти поступает обращение, целиком написанное на латыни, где средневековые рыцари требуют вернуть им Выборгский замок. Какие рыцари — на дворе XXI век. А почему бы, собственно, и нет? Мальтийский орден существует как независимая организация по сей день, то же самое можно сказать и о немецком Тевтонском ордене. Да, нынешние рыцари не носят брони — это степенные и обеспеченные мужчины в костюмах известных марок, а сами ордена давно распрощались со своими военными функциями и являются скорее представительскими организациями, однако война войной, а собственность собственностью. Нынешние ордена владеют активами и недвижимым имуществом в том числе и на основании исторических прав — всем этим владели их далекие предки, те самые рыцари-монахи. И если брать данный факт во внимание, ситуация уже не выглядит такой абсурдной. Но почему именно Выборг, который в послании называется «альма-матер» и «гордостью и твердыней Ордена»? И почему именно сейчас?

Проще и быстрее ответить на последний вопрос — вся ситуация возникла на волне общественного резонанса, вызванного передачей Исаакиевского собора в собственность РПЦ. «Меченосцы» ухватились за информационный повод, справедливо полагая, что именно сейчас, на фоне прецедента с Исаакием, их послание «выстрелит» наиболее громко.

Куда сложнее дела обстоят с самими «меченосцами» и Выборгом, связь между которыми (или отсутствие оной) для человека, неискушенного в исторических штудиях, может быть малопонятной.
Орден братьев меча

Уже при беглом взгляде на историю ордена становится ясно, что загадочное письмо — просто чей-то розыгрыш. Данное рыцарское братство просуществовало недолго — всего 35 лет (1202–1237 гг.), а магистр Фольквин (также известен как Волквин — Volquinus, Wolkquinus) фон Наумбург цу Винтерштеттен, якобы от имени которого составлено письмо, был вторым и последним человеком на этой должности. Впрочем, обо всем по порядку.

Орден меченосцев, он же Орден братьев меча, был основан в 1202 году в Риге католическим миссионером Теодорихом из Турайды для вооруженной помощи распространению христианства в Ливонии. В 1204 году папа римский одобрил существование Ордена, а в 1210 году издал буллу, в которой официально подтверждал его статус. Официальным названием военно-монашеской организации было Fratresmilitiæ ChristideLivonia— Братство воинов Христа в Ливонии. Что же касается неофициального названия «меченосцы», то оно появилось из-за орденской эмблемы, на которой был изображен красный лапчатый крест тамплиеров и красный же меч.

Орден сходу начал экспансию против языческих племен Ливонии и существенно в этом преуспел. Помимо наступления на язычников, у Ордена периодически возникали конфликты с русскими князьями, и эти постоянные войны подтачивали военный потенциал «меченосцев». Наконец в 1231 году, когда стало ясно, что Орден в одиночку более не может вести боевые действия на всех направлениях, его магистр, как раз тот самый Фольквин, обратился к другому немецкому ордену крестоносцев — Тевтонскому — с просьбой об объединении.


Фото: Тевтонские рыцари GLOBALLOOKPRESS.COM

Магистр тевтонцев Герман фон Зальца воспринял идею без особого энтузиазма, и переговоры шли очень медленно — лишь в 1235 году в Ригу были направленны два рыцаря-тевтонца, которые должны были оценить обстановку, царившую в Ордене меченосцев. Посланцы вернулись в 1236 году и привезли с собой неутешительные вести — по их показаниям, среди «меченосцев» царили весьма вольные нравы, недопустимые для морального облика рыцаря-монаха. О том, что творилось в ордене из Ливонии, косвенно может свидетельствовать тот факт, что его первый магистр Венно фон Рорбах в 1209 году был убит другим рыцарем ордена на почве бытового конфликта. Помимо дисциплинарных проблем «меченосцы» были обременены земельными спорами с Данией и папским легатом, а также долгами, вступление с которыми в Тевтонский орден запрещалось его уставом. Тевтонский капитул и великий магистр рассудили, что им ни к чему такие сомнительные товарищи, и отклонили просьбу Фольквина о слиянии. История, однако, рассудила иначе.

В феврале 1236 года папа провозгласил крестовый поход на Литву. В Ригу начали стекаться желающие принять участие со всей Европы, общее количество гостей Ордена оценивалось в 500 человек. Фольквин также привлек к походу отряды эстов, ливов и латгалов. Прислал свой контингент и Псков, который хоть и воевал время от времени с крестоносцами, но поход против язычников был расценен как богоугодное дело, ради которого христианам, пусть и приналежавшим к разным конфессиям, не зазорно было на время забыть о сварах и объединить силы. Новгородская летопись так описывает это: «Того же лета придоша в силе велице немци из замория в Ригу, и ту совкупившеся все, и рижане и вся чудьская земля, и псковичи от себе послаша помощь мужь 200, идоша на безбожную Литву». Необходимо отметить, что литвины своими набегами досаждали не только Ордену, но и Новогороду со Псковом.

Войско выступило в поход осенью 1236 года и на начальном этапе добилось немалых успехов. Ливонская Рифмованная хроника сообщает:

«Лишений множество снеся,
Они в литовский край пришли.
Здесь грабили они и жгли,
Всей силой край опустошая
И за собою оставляя
Повсюду ужас разоренья».

Однако языческая «литва» решила дать бой — на обратном пути из похода крестоносное войско попало в засаду у местечка Сауле (традиционно отождествляется с городом Шауляй) 22 сентября 1236 года и было разгромлено. Погибла большая часть войска (около 200 человек), все высшее орденское командование, включая магистра Фольквина. Что касается псковичей, то новгородская летопись сообщает: «и тако, грех ради наших, безбожными погаными побежени быша, придоша кождо десятый в домы своя». Орден меченосцев получил удар, оправиться от которого самостоятельно он уже не мог.

Когда новость о походе Фольквина достигла Рима, уже сам папа решил вмешаться в вопрос объединения орденов и принудить тевтонцев взять под свою руку остатки «меченосцев». 12 мая 1237 года он издал буллу, в которой обязывал Германа фон Зальца включить в состав Тевтонского ордена «братьев воинства Христова в Ливонии». Магистру не оставалось ничего другого, кроме как согласиться. Через месяц в Марбурге был созван капитул, который утвердил процедуру вхождения ливонских крестоносцев в состав Тевтонского ордена в качестве Ливонского ландмейстерства (отделения). Первым ландмейстером нового Ливонского ордена стал Герман фон Далк. Несмотря на то, что Ливонское ландмейстерство обладало широчайшими автономными привилегиями, оно все же не было полностью независимым образованием, поэтому с этого момента историю Ордена меченосцев можно считать оконченной. Что же касается наследства «меченосцев», то на протяжении своего существования их правопреемником был Ливонский орден. Однако в 1561 году, не имея больше возможности сдерживать натиск русских войск в ходе Ливонской войны Ивана Грозного, магистр Ордена Готтхард Кеттлер в поисках помощи присягнул на верность польскому королю, а территории Ордена на этом основании были поглощены Польшей. В общем, кто там на что имеет права — предмет для долгих юридических споров, однако если мы говорим именно о Выборгском замке, все это не имеет никакого смысла.
Александр Свистунов, «Постфактум»

Меченосцы и Выборг. Часть 2



Продолжение статьи о требовании меченосцев вернуть Выборгский замок.

Выборгская крепость


В ходе рассмотрения истории Ордена меченосцев был сделан вывод, что в настоящее время не осталось ни одного его законного правопреемника, поэтому все притязания авторов послания с требованием вернуть Выборгский замок не имеют под собой никаких юридических оснований. Но даже если бы Орден просуществовал до наших дней, такое требование все равно было бы необоснованным просто в силу того, что Выборгский замок никогда не входил во владения ни «меченосцев», ни Ливонского ордена.

Выборгский замок был основан шведами в 1293 году, во время крестового похода в Карелию. Уже в следующем, 1294 году, замок был осажден новгородцами, которые, однако, успеха не добились. В 1322 году русичи под командованием князя Юрия Даниловича вновь попытали счастья в походе против шведов, однако, простояв под стенами Выборга месяц, они вынуждены были отступить. Не помогли даже «пороки» — камнеметные машины.

Летопись оставила такое описание осады: «биша (город) из шестью пороков, тверд бо бе, и избиша много немец в городе, а иных извешаша, а иных на Низ поведоша 2; и стоявше месяц, приступиша и не взяша его; но за грехи наши неколико муж добрых паде»

В 1442–1448 годах Выборг был перестроен шведским наместником Карлом Бунде, который, согласно хронике, «потратил много средств на строительство крепости… создал красивейшие палаты, покрыл их крышей, заставил построить вокруг стену с зубцами, более красивого замка нельзя найти…». В последующие десятилетия модернизация замка как важнейшего форпоста у Карельского перешейка продолжалась. В 1556 году замок лично проинспектировал шведский король Густав Ваза, после чего Выборгский замок в очередной раз подвергся перепланировке. Стратегическая важность крепости подтверждалась тем маниакальным вниманием, которое шведы уделяли ее постоянным усовершенствованиям. И это приносило плоды — Выборг оставался неприступным вплоть до начала XVIII века.

Взять Выборг русские войска смогли лишь в июне 1710 года, в ходе Великой Северной войны, завершив наконец то, что было начато более трехсот лет назад. Сама осада продолжалась месяц и выдалась очень напряженной — обе стороны сражались с храбростью и отчаянием, и никто не хотел уступать. Генерал Апраксин писал Петру I: «Неприятели, государь, против у нас сделали три батареи и стреляют по нашим батареям зело жестоко и цельно; одну пушку у нас разбили так, что стрелять не можно, а другая раздулась от многой стрельбы. Всего, государь, у нас осталось на батареях 10 пушек». Наконец 12 июня шведский комендант, видя бесперспективность своего положения, принял решение капитулировать, и на следующий день в Выборг вступили русские войска. Неприступная крепость, наконец, пала. Пётр отмечал в письмах, что «итако чрез взятие сего города Санкт-Петербургу конечное безопасение получено». Итак, как мы можем видеть, хозяевами Выборга с момента его основания до лета 1710 года бессменно оставались шведы, что же касается немецких рыцарей-крестоносцев, то данная территория к ним не относилась никаким образом.


Фото: Первомайская демонстрация в Санкт-Петербург с участием сторонников «свободной Ингрии» © ZAMIR USMANOV | GLOBALLOOKPRESS.COM

Ингерманландский сепаратизм

Уже установлено, что послание «магистра Фольквина» никак не увязывается с историческими фактами и, очевидно, является попыткой остроумно пошутить со стороны людей, отстаивающих идею так называемой «свободной Ингрии». Это сообщество гражданских активистов из Ленинградской области, которые разделяют идеи сепаратизма и ратуют за выход области из состава Российской Федерации и образование на ее (области) территории независимого государства Ингерманландия в честь исторического наименования данной территории.

Сторонники идеи «свободной Ингрии» полагают, что после обретения независимости новое государство получит импульс развития и быстро выйдет по уровню жизни на позиции государств Скандинавии. На наш взгляд, данная позиция весьма наивна, поскольку в таком случае пришлось бы с нуля перестраивать всю экономику региона, и это вылилось бы в мучительную ломку и кризис вместо столь желанного для данных активистов всплеска развития.

Но главное даже не это. Дело в том, что так называемой «свободной Ингрии» никогда не существовало. Территории нынешней Ленинградской области в разное время принадлежали языческим финно-угорским народам, шведам и, наконец, русским. Какого-либо независимого самостоятельного государства с четкой структурой на территории Ингерманландии не существовало никогда, более того — Ингрия всегда являлась предметом конфликтов между Швецией и сначала Московским государством, а потом и Россией. Проще говоря, она всегда была чьей-то, но никогда не была сама по себе. И в данном контексте вся концепция «свободной Ингрии» не имеет под собой никакой исторической и культурной опоры, полностью являясь современным политическим конструктом, используемым для достижения неопределенных и сомнительных целей.

Адепты идеи об отделении Ингерманландии, судя по всему, довольно посредственно ориентируются в истории не только России, но и, собственно, региона, за независимость и самоопределение которого они так ратуют. Или, что вероятнее, умышленно искажают правду, давая «ход» спекулятивным теориям и откровенному троллингу, проявлением которого и стало послание «магистра Фольквина». И эту шутку даже можно было бы назвать удачной, если бы она имела хоть какое-то отношение к реальным историческим событиям. А так вышло, что хотели похвастаться остроумием, но от недостатка знаний сами оказались в роли шутов. Впрочем, не в первый раз и, вероятно, не в последний.
Александр Свистунов, «Постфактум»


Tags: Выборг, Россия
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment