?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Введение: http://greenchelman-3.livejournal.com/1740603.html
А дальше по частям, разбитым на определенные исторические периоды:
1-2. http://greenchelman-3.livejournal.com/1740979.html
3-4-5. http://greenchelman-3.livejournal.com/1741211.html
6-7. http://greenchelman-3.livejournal.com/1741324.html
8. http://greenchelman-3.livejournal.com/1741589.html
9-10. http://greenchelman-3.livejournal.com/1741958.html
11/1. http://greenchelman-3.livejournal.com/1744931.html
11/2. http://greenchelman-3.livejournal.com/1745403.html
12. http://greenchelman-3.livejournal.com/1745439.html
13/1. http://greenchelman-3.livejournal.com/1745821.html
13/2. http://greenchelman-3.livejournal.com/1745930.html
14. http://greenchelman-3.livejournal.com/1746344.html
15. http://greenchelman-3.livejournal.com/1746444.html
16/1. http://greenchelman-3.livejournal.com/1747200.html
16/2. http://greenchelman-3.livejournal.com/1747537.html
17/1. http://greenchelman-3.livejournal.com/1942323.html




«Пятая колонна» в России в годы Первой мировой войны

Либералы опасались допустить победу России в мировой войне. Победа поставила бы Россию в один ряд с европейскими великими державами Англией и Францией, укрепила бы авторитет царизма, веру русского народа в самодержавие как лучший строй. Милюков не отрицал, что

«твёрдое решение воспользоваться войною для производства переворота было принято … вскоре после начала этой войны. Заметьте также, что ждать больше мы не могли, ибо знали, что в конце апреля или начале мая [1915] наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего сразу в корне прекратили бы всякие намёки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования»

Из письма лидера кадетской партии, бывшего министра первого Временного правительства П. Н. Милюкова бывшему члену Совета монархических съездов И. В. Ревенко. Архив ФСК, С.-Пбг. // Коняев Н. М. Гибель красных моисеев. Начало террора. 1918 год. М.: Вече, 2004.

23 августа 1915 года Николай II принял на себя звание Верховного главнокомандующего, сменив на этом посту Великого князя Николая Николаевича. Помимо того, российский император имел чины адмирала флота (с 28 мая 1908) и фельдмаршала британской армии (с 1915 года).

Изменения произошли и во внутренней политике императора.

С 20 января 1916 года борьбу против революционного движения и думской оппозиции возглавил Борис Владимирович Штюрмер.




Борис Владимирович Штюрмер

3 марта Николай II назначил Штюрмера министром внутренних дел, а 7 июля, в дополнение к этому, и министром иностранных дел. На посту министра иностранных дел Штюрмер действовал по непосредственным указаниям Главнокомандующего Николая II чрезвычайно успешно. Он добился согласия союзников на все русские требования, включая проливы Босфор и Дарданеллы. За это его крайне невзлюбили представители Антанты, ведшие против Штюрмера настоящую травлю. Внутри страны травлю поддержал Милюков, боявшийся укрепления авторитета царя и роста патриотизма в России.

Проанализируем итоги работы Штюрмера по обеспечению роста производства вооружения для русской армии в 1916 году, опираясь на исследование научного сотрудника Центра анализа стратегий и технологий М. Барабанова:

• винтовки выпускались на трёх казенных оружейных заводах — Тульском, Ижевском и Сестрорецком. За 1916 год производительность каждого из этих заводов была удвоена, и фактическая сдача составила 1 301 400 винтовок.

• летом 1916 года было начато строительство второго Тульского оружейного завода, которое планировалось завершить к началу 1918 года. Из-за Февральской революции строительство забросили, достроен завод был уже при Советской власти. Весь тульский оружейный комплекс должен был давать 2 миллиона винтовок в год.

• в 1916 году было начато строительство нового казённого Екатеринославского оружейного завода близ Самары мощностью 800 тыс. винтовок в год. В 1918 году годовые производственные мощности русской промышленности по выпуску винтовок (без автоматов) должны были составить 3,8 млн. штук. Это означало увеличение в 7,5 раз по отношению к мобилизационным мощностям 1914 года. Это перекрывало заявки Ставки (2,5 млн. винтовок в год) в полтора раза. Выполнить задачу помешала Февральская революция.

• за 1916 год выпуск пулемётов почти утроился с 4 251 до 1 001 072 штук.

• суммарный объём выпуска русских патронов был увеличен в полтора раза (до 1 482 000). В июле 1916 года было начато строительство Симбирского патронного завода, мощностью 840 миллионов патронов в год. Планировалось довести к 1918 году мощность русской патронной промышленности до 3 млрд. патронов в год. Понятно, что план был сорван Февральской революцией.

• для дальнейшего расширения артиллерийского производства в 1916 году было начато строительство мощного Саратовского казённого орудийного завода. Февральская революция остановила его строительство.

В 1883 году Сергей Иванович Мосин разработал свои первые магазинные винтовки, усовершенствовав винтовку Бердана, приделав к ней магазин на восемь патронов. 16 апреля 1891 года был утверждён образец винтовки Мосина, получившей название «Трёхлинейная винтовка образца 1891 года».

Сергей Иванович Мосин (1849-1902), русский конструктор и организатор производства стрелкового оружия, генерал-майор русской армии.

В 1900 году на Всемирной выставке в Париже российская «малокалиберная» трехлинейная штатная винтовка получила Гран-При. Винтовки и карабины системы Мосина нескольких модификаций производилась в России и СССР до 1947 года и находились на вооружении до середины 1970-х годов. После Второй мировой войны винтовки и карабины Мосина производились по лицензии в ПНР, ВНР, РНР.

Русские солдаты с винтовками Мосина в Первой мировой войне.

Россия в 1916 году продемонстрировала мобилизационные способности экономики. Ко времени Февральского государственного переворота страна полностью обеспечивала себя оружием и боеприпасами отечественного производства, по ряду позиций — с сильным запасом.

Русские самолёты. Мортира.

В России на фронты были призваны 39% мужчин соответствующего возраста, в то время как в Германии и во Франции — свыше 80%.

П. П. Заварзин:

«Трудности с продовольствием в Петрограде в феврале 1917 года были спровоцированы плохой работой городских властей, либо планомерно с целью создания революционной ситуации»

«Голод не грозил. Когда же на столичных улицах стали появляться группы демонстрантов, шумно требующих хлеба. Конечно, когда эти манифестации принимали серьезные размеры, их быстро пресекала полиция, но подобные выступления повторялись вновь и вновь, почти непрерывно. Слухи об угрозе голода постоянно распространялись среди населения, им все верили; они порождали панические настроения. Чтобы прекратить их, я обратился к петербургскому градоначальнику Балку и попросил его, не теряя времени, узнать, как обстоят дела со снабжением столицы мукой и хлебом. После консультации с чиновниками, контролирующими снабжение продовольствием, генерал Балк заверил меня, что запасов, имеющихся в наличии, достаточно, чтобы кормить население Петербурга более трёх недель, даже если не будет новых поставок. Следовательно, в ближайшее время голод не грозил»

Хлебная очередь в Москве. Январь 1917

Женщины на демонстрации в Петрограде. Март 1917.

Большая ложь как средство завоевания власти: методичка от либерала Милюкова.

«Я вам называл этих людей — Манасевич-Мануйлов, Распутин, Питирим, Штюрмер. Это та придворная партия, победою которой … было назначение Штюрмера. Победа придворной партии, которая группируется вокруг молодой Царицы».
П. Н. Милюков. Отрывок из стенограммы заседания 1 ноября 1916 года.

1 ноября 1916 года Павел Николаевич Милюков выступил в Думе с антиправительственной речью «Что это: глупость или измена?», которая содержала обвинения, так и оставшиеся недоказанными. Милюков обвинил премьер-министра Б. В. Штюрмера и окружение императрицы Александры Фёдоровны в государственной измене. Клевета на царя достигла цели, расколола царское правительство, стала основой для Февральского переворота, в конечном итоге — стоила жизни и всей царской семьи, и Российской империи. Полный текст речи Милюкова «Что это: глупость или измена?» был опубликован в Париже в 1924 году А. С. Резановым в книге «Штурмовой сигнал П. Н. Милюкова». А. С. Резанов, полковник Генштаба и помощник военного прокурора Петрограда, специализировался по делам о государственной измене и шпионаже. Он стоял у истоков российской контрразведки.

«Штурмовой сигнал П. Н. Милюкова»

3 ноября 1916 года П. Н. Милюкова поддержал В. В. Шульгин, В своей речи в Государственной Думе он выразил сомнение, что такое правительство способно довести Россию до победы, призвал «бороться с этой властью до тех пор, пока она не уйдёт». (Тюремная одиссея Василия Шульгина. С. 124).

Руководители Департамента полиции. Слева направо: стоят А. Т. Васильев, С. А. Пятницкий; сидят К. Д. Кафафов, В. Ф. Джунковский, П. К. Лерхе, В. А. Брюн де Сент-Ипполит. 1915 г. Департамент прекратил своё существование 28 февраля 1917 года.

Алексей Тихонович Васильев прослужил в Департаменте полиции Российской империи более 10 лет. В 1906 — чиновник особых поручений при департаменте полиции, зав. Особым отделом Департамента полиции, с 1913 — чиновник особых поручений при министре внутренних дел, и. о. вице-директора департамента полиции; с 28 октября 1916 по 28 февраля 1917 года — директор Департамента полиции. Вёл расследования по делу клеветы Милюкова на императрицу о подготовке сепаратного мира с Германией, с 17 декабря 1916 года и до дня своего ареста вёл расследование убийства Григория Распутина. Воспоминания Васильева раскрывают методы, которые использовались Милюковым, Гучковым и прочими активистами для разрушения Российской империи.

Директор Департамента полиции А. Т. Васильев пишет, как Милюков оболгал Штюрмера и последствиях этой клеветы:

«Менее чем через неделю Дума спровоцировала падение председателя Совета министров Штюрмера. Я всё ещё помню, как Милюков появился на ораторской трибуне, обратился к депутатам и заявил, что у него в кармане находится документ, содержащий неопровержимые доказательства вины председателя Совета министров в предательстве и помощи Германии, но что он готов предоставить этот документ только судебным властям. …Штюрмер умер в мучениях, в то время как Милюков по сей день жив и здоров и не страдает от угрызений совести; но Милюков никогда не представил ни одного из упомянутых доказательств по той простой причине, что их не существовало. Позднее Временное правительство назначило следственную комиссию, и председатель этой комиссии специально сообщил жене Штюрмера, что самое тщательное расследование обвинений против бывшего председателя Совета министров не дало результата в связи с отсутствием каких-либо доказательств. …Дума продолжила свои атаки, и каждый день какое-нибудь официальное лицо обвиняли в предательстве и шпионаже, даже Императрица не избежала бесстыдной клеветы. Таким образом, Гучков, Милюков, Поливанов и компания старательно готовили путь к катастрофе».

Не все «немецкие мифы» охранка успела развеять. Например, в мемуарах Васильева упоминаются слухи о деятельности с 1914 по 1917 годы Парвуса, социал-демократа и агента германских спецслужб с целью подготовки русской революции на «немецкие деньги», о переводе денег большевикам из Швеции через фирму Ганецкого в 1917 году, при посредничестве Е. М. Суменсон в Петрограде. Все эти обвинения, как и обвинения царской семьи в «немецкой измене», как и «дело Г. Распутина» являются сфабрикованными. Ни одного исторического доказательства, или подлинного документа, подтверждающего эти вбросы, так и не было обнаружено.

Целью Прогрессивного блока было отвлечь русскую контрразведку от деятельности «пятой колонны» в царском правительстве, но это заговорщикам не удалсоь. Самое большое внимание спецслужб было обращено не на большевиков, а на деятельность лидеров Государственной Думы.

Британский след в свержении императора Николая II

Двойная игра, которую вела Англия в России, не могла быть незамеченной Русской секретной полицией. Выше мы упоминали, что Милюков, которому особо покровительствовал английский посол Бьюкенен, часто проводил вечера в английском посольстве.

Сэр Джордж Уильям Бьюкенен

Сэр Джордж Уильям Бьюкенен (1854, Копенгаген-1924, Лондон), посол Великобритании в России в годы Первой мировой войны.

Документы и воспоминания свидетельствуют о том, что Бьюкенен открыто вмешивался во внутреннюю политику России, с целью введения в чужой для него стране конституции английского образца.

В своей речи в Государственной Думе 1 ноября 1916 года сам Милюков упоминает английского посла среди авторов версии о «немецкой измене» во Дворце. В германофильстве Милюков обвинил и Департамент полиции:

«…Эти чиновники департамента полиции оказываются постоянными посетителями салонов русских дам, известных своим германофильством. …Чтобы открыть пути и способы той пропаганды, о которой недавно еще откровенно говорил нам сэр Джордж Бьюкэнэн, нам нужно судебное следствие, вроде того, какое было произведено над Сухомлиновым. Когда мы обвиняли Сухомлинова, мы ведь тоже не имели тех данных, которые следствие открыло».

В 1916 году Бьюкенен открыто поставил перед Николаем II вопрос о создании «министерства доверия». Это привело к резкому охлаждению британского посла с императором. Несмотря на то, что посол не нашёл поддержки в лице высшей власти, он активизировал контакты с думской оппозицией. Его деятельность осложнило назначение министром иностранных дел Б. В. Штюрмера, который, очевидно раскусил планы Бьюкенена и Англии.

Накануне революции посол имел большой политический вес в Думе. Директору Департамента полиции Васильеву сообщали «о визитах Милюкова в английское посольство», информировали его «и о его выступлении на тайной встрече кадетов, лидером которых он был».

Васильев, анализируя деятельность профессора истории, пишет, что сам Милюков отлично понимал риски своей работы для страны: В своём выступлении перед кадетами

«Милюков серьёзно предупредил об опасностях революции, заявив, что, если сегодня крестьянам обещают землю, это обещание нужно будет выполнить завтра, что может привести революцию к такому финалу, которого сейчас никто не ожидает. По этому поводу он сказал, что давать крестьянам такие обещания — всё равно что махать красной тряпкой под носом у бешеного быка. Тем не менее Милюков продолжал свою пагубную деятельность и вынудил председателя Думы Родзянко повторять все его высказывания подобно граммофону».

Действуя как орудие в руках Милюкова, Родзянко в те дни делал всё возможное, чтобы, вступив в контакт с Объединёнными дворянскими обществами, втянуть их в тайный заговор против Царя». Задачей Родзянко было восстановить дворянство против царя. А. Т. Васильев расценивает переговоры Председателя IV Государственной Думы Родзянко с предводителями дворянства Московской и Петербургской губернии Базилевским и Сомовым, с председателем Постоянного совета Объединенных дворянских обществ Самариным «государственной изменой».

Союзники не были заинтересованы в победе России, в восстановлении ею статуса великой державы. Русские войска должны были лишь поспособствовать победе Англии и Франции в сохранении их мирового господства.

Английское посольство — центр подготовки государственного переворота

Посольство Великобритании в Петрограде. Угол Дворцовой набережной, 4 и улицы Миллионной, 3.

В январе 1917 года во время встречи с Николаем II английский посол уже разговаривал с императором «с позиции силы». Отбросив всякую дипломатичность, Бьюкенен заявил, что считает своим долгом предупредить Российского императора «о бездне, которая находится впереди» него.

«Вы подошли, сэр, к развилке и должны теперь сделать выбор между двумя путями. Один приведёт Вас к победе и славному миру, другой — к революции и катастрофе. Позвольте мне просить Ваше Величество выбрать первый».

Бьюкенен «рекомендовал» Николаю II ввести конституционный порядок в России.

Русские эмигранты, уехавшие из России после Февраля 1917 года, активно обсуждали роль Бьюкенена в подготовке революции. Фрейлина последней русской императрицы Александры Фёдоровны, баронесса София Карловна Буксгевден (1883-1956) писала:

«Его Величеству доносили, что сэр Джордж постоянно общается с Милюковым, Гучковым и подобными им либеральными деятелями — личными врагами Императора, к которым сэр Джордж, судя по его воспоминаниям, относился просто как к представителям оппозиции (с точки зрения британского парламентаризма). …Из достоверных источников мне также стало известно, что лишь военная обстановка и связанные с нею трудности в смене дипломатических представителей союзников помешали Императору лично написать Его Величеству королю Георгу с просьбой отозвать сэра Бьюкенена назад в Англию»;

«Супруга посла леди Джорджина Бьюкенен состояла почётной председательницей Комитета по сбору пожертвований на лазарет Государственной думы, что давало повод депутатам собираться в английском посольстве у сэра Джорджа, чтобы обсуждать планы государственного переворота».

«Life and Tragedy of Alexandra Feodorovna, Empress of Russia». London, N.Y., Toronto: Longmans, Green, 1928

Сведения баронессы уникальны, так как она сопровождала царскую семью в ссылку в Тобольск. Была отделена от неё незадолго до убийства.

Князь Гавриил Константинович утверждал, что Бьюкенен «способствовал нашей “великой и бескровной” революции». Парижская эмигрантская пресса в 1923 году сообщала:

«Княгиня Палей продолжает печатать в «Ревю де Пари» свои мемуары, в которых обвиняет сэра Джорджа Бьюкенена в содействии подготовке русской революции».

Известно было царю и об «английском следе» в «деле» и убийстве Распутина. Большую огласку получило за рубежом воспоминание «Посещение Бьюкененом Государя Николая II», передающее причину резкого охлаждения в отношениях между императором и Англией:

«Благодарю вас за сказанное, господин посол. …Вы предостерегаете Меня от опасности работы немецких агентов, будто бы работающих чуть ли не в контакте с Моими министрами на разрушение России и во вред Престолу и народу Моему. О существовании немецких шпионов, проникших в Россию, не может быть и речи. Их нет у нас. Это — злая клевета на русских людей тех, кто ищет повода нанести вред России, не стесняясь в выборе самых гнусных средств». А далее последовало неожиданное для Бьюкенена резюме: «Но что, действительно, имеет место и что Мне известно — это то, что ваш дом является местом собрания лиц, явно враждебных государству и Мне. Не возражайте. Это труд совершенно напрасный. Вам, как близкому к людям этим, хорошо знакома вся работа их, к которой вы лично относитесь не индифферентно. Что сказал бы Король Англии, если бы посол Мой, граф Бенкендорф, превратил Императорское посольство в Лондоне в штаб-квартиру заговорщиков против Англии? Если бы, – скажу Я, — Бенкендорф дерзнул войти в подобные сношения с врагами Королевской власти и английского народа, открыв посольские двери для собраний таких, то Я немедленно отозвал бы графа, как лицо, недостойное быть Моим представителем и носить графский титул. Не оправдывайтесь. Мне известно даже больше того, что вы подозреваете. Если угодно, Я могу в следующий раз указать вам дни заседаний и имена лиц присутствовавших». «Слова Государя, — прибавляет автор публикации, — я привожу почти в полной точности, как передало мне их лицо, слышавшее их от покойного Государя».
«Дикая охота» короля Георга V в России», часть 4

Особую роль в подрыве авторитета власти должно было сыграть «дело Распутина», которое курировал лично Бьюкенен, а расследовал «дело об убийстве старца» П. П. Заварзин. В своих мемуарах вымыслы о Распутине и их роль в революции, Заварзин вкратце охарактеризовал так:

«Из бессчетных небылиц, распространяемых о последних годах русского Императорского семейства, главная связана с именем Распутина. …Дело Распутина имеет немало сходства со знаменитым делом об ожерелье, которое, в определенном смысле, стало причиной Французской революции. Люди во Франции, готовые совершить революцию, использовали это скандальное дело, чтобы уронить престиж королевского двора и тем самым подорвать устои трона. Деятели русской революции подобным же образом и с подобными же последствиями использовали дело известного «старца». Но самое печальное в этом, что даже члены Императорской фамилии приняли участие в клевете против Царя и Царицы; это отличает российскую катастрофу от падения Бурбонов»
Заварзин П. П. Гл. 9

Павел Милюков: «От штурмового сигнала» к штурму

В основу тактики «Прогрессивного блока», направленной на захват власти, Милюков заложил три фактора:

1. Обрушение авторитета царя и его окружения.

2. Поддержка «демократической» революции союзниками по Антанте, которые вели в России двойную игру: с одной стороны, были заинтересованы в сохранении Восточного фронта, отвлекающего часть германских войск; с другой — в разрушении не только Германской, но и Российской империи, с целью расширения своих колониальных владений и военно-морского могущества;

3. Поддержка стихийного народного бунта, разложение армии.

Разрушение Российской Императорской армии

Осенью 1916 года Министерство внутренних дел стало получать все более и более тревожные новости о моральном духе армии, особенно на Южном фронте. П. П. Заварзин отправил инспекцию на Южный фронт с заданием тщательно изучить причины деморализации войск и выявить агитаторов, под влиянием которых солдаты потеряли веру в то, что война кончится победой.

«С этой целью я послал на Южный фронт жандармского подполковника А. П. Кублицкого-Пиоттуха, надежного и уравновешенного офицера. Информация, полученная от него после возвращения, совершенно обескуражила меня. Согласно его сообщению, темой частых разговоров в армии являлось предательство Императрицы, которая якобы сотрудничала с немцами, чтобы добиться поражения России. Веря, что это так, солдаты не были удивлены, что русская армия терпит одно поражение за другим. Я счел своим долгом подготовить доклад об этом печальном сообщении для министра внутренних дел, который передал его Царю. Царь прочел документ, махнул безнадежно рукой и не сказал ни единого слова»
Заварзин П. П.

Опасения Заварзина, что фронт разлагают большевики, не подтвердились.

Английские депутаты между революционными солдатами и офицерами.

Солдатская демонстрация. Солдаты, присоединившиеся к революции, 28 февраля 1917.

«Причины того, что произошло с русской армией между февралем и октябрем 1917 года, — крайне важная для понимания событий русской революции, и столь же мифологизированная тема. Советские историки подчеркивали руководящую роль большевиков в событиях 1917 года, тем самым давали аргументы в руки своим противникам, утверждавшим, что армию развалили предатели-большевики на деньги германского Генштаба».
«1917. Разложение армии»

«Разложение армии в 1917 году»

При составлении сборника 1925 года использовано делопроизводство Ставки, Канцелярии Военного Министерства и Кабинета Военного Министра. Эти документы полно отражают картину постепенного разложения армии. Большинство публикуемых документов хранится в Военно-Морской секции ЕГАФ (в настоящее время Федеральное архивное агентство) в Москве; там же сосредоточены дела последних дней старой Ставки, кончая эпохой Брестского мира и последующего наступления австро-германских армий.

Документы позволяют выявить отношение большевиков к Первой мировой войне и к царской армии.

Большевики были против войны, и эта позиция была последовательной, занятой еще в 1914 году, однако следует учитывать тот факт, что РСДРП(б) была малочисленна и вплоть до апреля лишена руководства, находившегося в эмиграции, её позиции в армии были слабы. Это подтверждают все документы, а также и мемуарная литература.

Так Керенский на вопросы о роли Ленина в подготовке революции дал откровенные ответы:

• Когда Ленин вернулся в Россию в 1917 году [апрель], был ли он там широко известен, как утверждали советские историографы? — В народных массах — нет. Но Ленина хорошо знали в политических кругах.

• Ленин не был тогда опасным для меня. Никто во всей России не верил в ту пору, что глава крайне левой партии может представлять опасность для устоев страны. Когда я узнал о выступлении Ленина [апрель 1917], моим первым эмоциональным порывом было встретиться с ним, поговорить о нашем детстве в Симбирске, о родителях.

Позиции большевистского руководства относительно войны и армии посвящены в сборнике 1925 года документы № 44, 45, 46, 53, 184, 186. Большевистское руководство, включившись в политическую борьбу, застало армию, полностью разрушенную Родзянко, Гучковым и Керенским. Императору изменили и поддержали Думу в 1916 году и царские генералы.

«Генерал-адъютант Рузский и Алексеев …вместо того чтобы железной рукой подавить революционные выступления в армии, что можно было сделать очень легко, эти два командующих под влиянием Думы не только не сделали ничего подобного, но, забыв свой долг, покинули Императора прямо перед концом в этой тяжелой ситуации. Показательно, что после победы революции рассказывали, что Царь заявил, что готов простить всех своих врагов, но в глубине сердца не испытывает чувства прощения по отношению к генералу Рузскому. …Революция, начавшаяся в значительной степени по их вине, приняла совершенно катастрофическую форму…»
Заварзин П. П.

Императорский вагон-салон, где 2 марта 1917 года было принято отречение Николая II.

Свидетели отречения: граф В. Б. Фредерикс, генерал Н. В. Рузский, В. В. Шульгин, А. И. Гучков, дворцовый комендант В. Н. Воейков, Николай II. Государственный исторический музей.


Илья Белоус


Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
pazakk
Feb. 3rd, 2017 04:05 pm (UTC)
ой вэй, какие замшелые песнопения про "согваный тгиумф госсии"...

правда, раньше в сгыве тгиумфа обвиняли большевиков, помешавших вгеменному пгавительству, но почему бы не пообвинять и само это пгавительство...
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

greenchelman_3
Гоша из Одессы

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Page Summary

Статистика


Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel