?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжаю публикацию рассказов моего друга и единомышленника, замечательного человека, российского писателя Алексея Ивакина. Он 3 года прожил в Одессе, был в самый разгар происходящего, оставался там до конца. За ним СБУ пришло через пару недель после того как заявились ко мне, так что он компетентен и в теме.



[Spoiler (click to open)]
Оригинал взят у ivakin_alexey в Одесские рассказы (18)
А это было еще до войны.
Мы с подполковником милиции в отставке пили темное в "Пивном дворике" в Горсаду. Через год некто Боцман будет по стеклянным витринам этого реторанчика палить без продыха из "калаша". Но волшебные пули растворятся в одесском воздухе, не задев зевак, не застряв в деревьях, не разбив стекла. Впрочем, одна повернет на девяносто градусов, полетит по Дерибасовской, огибая прохожих и столбы, выскочит на Александровский и там, чуть потанцевав, выберет себе, наконец, жертву.
По крайней мере, в это поверит подполковник милиции в отставке. Заодно, военный археолог, между прочим. С немаленьким стажем и отличной коллекцией касок времен Второй мировой. Пообещал показать эту коллекцию, но как-то не срослось. Сначала дела, потом война.
Сидели беседовали о поиске, об особенностях работы в степях и болотах, в России и на Украине. Как любой нормальный копарь, он сильно матерился на Верховную Раду, которая никак не принимала закон о воинских захоронениях и поисковой работе. В итоге, ребята работали полуподпольно, искренне завидуя русским коллегам.
А потом речь зашла об истории. И подполковник этот вдруг сказал:
- Ты знаешь, а ведь у бандеровцев была своя правда.
- ???
- Понимаешь, каждая нация имеет право на самоопределение. Согласен.
- Конечно.
- Ну вот УПА и боролось за государственность украинской нации. И не важно, что ее никогда не было. Надо же начинать.
- Погоди, разве право на самоопределение как-то оправдывает ту же Волынскую резню, например? Или войну с собственным народом? Или сотрудничество с гитлеровцами?
А потом пошел русский спор - бессмысленный и беспощадный. Бессмысленный, потому что никакая истина не рождается на токовище глухарей. Беспощадный, потому что соглашаясь на то, что у Чикатило была своя правда - ты сам становишься немножечко Чикатилой. Сначала немножечко, потом еще чуть-чуть и так, по крошке склевывая зло, ты сам становишься злом. И совершенно этого не замечаешь. Сатана всегда борется за свою правду и рядится в белые сияющие одежды.
Нравственный мир вовсе не разноцветный. Есть черное. Есть белое. А между ними сотни оттенков серого. Не бывает своей правды или чужой. Есть просто правда и есть просто ложь.
Если есть право на самоопределение у украинцев Галиции, то почему его нет у русских Новороссии? Разве так было сложно стать федерацией? Нет, оно понятно, банда кровопийц скинула банду воров, прикрываясь красивыми лозунгами. Но ведь теперь кровью замазана половина страны.
Это каким же надо быть наивным инфантилом на пенсии, чтобы везти в Киев на Майдан свою коллекцию касок и раздать их орущим "москаля на ножи, на ножи!" боевикам? Они же кричали не "мир - хижинам, война - дворцам"?
Так я эту коллекцию и не увидел. Хотя, может быть часть ее и видел уже второго мая у одесского Дома Профсоюзов. Когда вокруг здания ходили боевики в немецком флектарне, на головах у них были немецкие каски с рунами СС, а на пряжках ремней красовалось гордое: "Gott mit uns".  Причем, не новоделы, а копаные. Вот такие поисковики копали, потом продавали коллекционерам и реконструкторам. В один прекрасный момент эти любители истории вдруг превратятся в настоящих эсэсовцев.
Ночью они гордо пометят фасад красной краской: "Галичина". И руны, руны, руны...
Своя правда, говорите? Ну, ну...
А потом подполковник в отставке Александр Бабич стал волонтером и начал возить снарягу на Восточный фронт.
В итоге ему кто-то сжег дом. Кто? А не знаю.



Оригинал взят у ivakin_alexey в Одесские рассказы (19)
После того, как отбили ребят из УВД - а там были раненые, обожженные, проходившие мимо и попавшие под раздачу - Одесса стала похожа на муравейник.
Со стороны казалось, что город замер. Отнюдь. Внутри все было по другому.
Возвращались арестованные. Их увозили второго вечером сначала в Белгород-Днестровский, оттуда в Винницу, в СИЗО.  Через три дня их начали выпускать - по одному. И добирайтесь сами.
А еще сотни раненых в больницах города. Говорят, раненых даже в детскую областную увозили.
Врачи не делили на местных и понаехавших: они правы. И как сортировать, когда все в шортах и футболках? Бывало, что и куликовца доставляли в бессознательном состоянии с жовто-блакитной ленточкой на груди, бывало и майдановца с георгиевской. Разведчики.
В одной из палат утром очнулись четверо. Трое наших. Один из Житомира. Слово за слово... Если бы не санитарки, то житомирского правосека бы загрызли зубами, больше нечем было. Его начали забивать медицинскими утками.
А мы лихорадочно собирали медикаменты.
Украинская медицина и при Януковиче в дупе была, потом еще глубже залезла. Денег стоило все - от мазей и обезболивающих до операций и зарплат врачам.
- Привез обезбАливающие, - говорю я.
- Шо, с России? - поднимает бровь врач.
- Ты вы шо, я с Черноморки, - обижаюсь.
- Та не трынди, огонь есть? - ухмыляется он.
- Ой, ну немножечко с Вятки, таки подумаешь? - протягиваю зажигалку.
- Таки да, - прикуривает он.
- Или, - соглашаюсь я.
Я знаю, что правильно"обезболивающее". Но я так привык по-вятски и это меня выдает: "ОбезбАливающее". А чому и не?
Потом уже выяснилось, что они нас боялись. Не врачи, нет. Бандеровцы. Одесситы организовали патрули возле больниц. Сидели в кустах и курили. Смотрели, чтобы не понаехали. Нападений на больницы не было.
В это время наши девчонки лихорадочно собирали лекарства. И вы знаете, несли все. Активированный уголь и тот несли.
Несли с оглядкой.
И понимали, что...
Все.
Помощи не будет. Кавалерия не придет. Надо выкарабкиваться самим.
Мы и выкарабкивались. Я писал. Писал то, что мог озвучить. Читатели присылали деньги на Яндекс и Сбер. Девочка Вика из США каждый месяц присылала сто баксов. Я не знаю, кто она и сколько ей лет - она просто девочка для меня. Каждая лепта - в строку.
Я не могу сосчитать - сколько ушло и куда, потому что бухгалтерию вести было невозможно.
Получил на Яндекс, перевел на карту российского банка, моментально снял с ближайшего банкомата - и хрен на комиссию, зато не спалят - поехал, передал из рук в руки наличкой.
Нет, не раненому. И не родственникам убитого. Мне нельзя лично было - я гражданин России, это, типа, не моя война. Так, девчонкам, которые и на Куликово-то ни разу не были. Они просто ездили по адресам и развозили продукты и медикаменты.
Мы учились оглядываться, не доверять и рисковать. До сих пор, получая переводы от Новой Зеландии до Киева - да, да! - я не озвучиваю тех, кто помогает.
Научились. Научились улыбаться и не сдавать. А это сложная наука. Сложнее, чем убивать.
Спасибо вам, читатели.
Спасибо, но помните. Одесса уже давно не улыбка Бога.
Она Его гримаса.
Я боюсь представить, что будет на этих улочках, когда фронт подойдет к последнему Городу-Герою бывшей Украины.



Оригинал взят у ivakin_alexey в Одесские рассказы (20)
Мова - язык, созданный для любви. Свидомые превратили его в язык ненависти.
Любой, кто мову - не гвару! - любит, в глазах ура-роисся-патриотов становится врагом автоматически. А я видел, а я знаю - как в одном строю стояли русские и галичане, немцы и евреи, украинцы и болгары. Нашим общим языком был... Одесский. Русский одесский. Мы - интернационалисты, а шо?
Я понимал, когда мне кричала девчонка:
- Дiдо, кинь бинти!
Я не один. Ти не одна. Скiльки машин... Мiй телефон - дев"ять один один.
Тогда мы разбежались и стали кучковаться друг во круг друга... Но я ж не один. И ты не одна.
С Мишкой мы пересеклись на концерте "Океана Эльзы". Где самое безопасное место для встречи? В центре бандеровской толпы. Их свезли автобусами и поездами на концерт Славика Вакарчука.
Мы встретились и Мишка принес вина. "Оксамитно"? Или как-то так... Мы пили и скакали. Скакали под песню русского партизана.
" Я не здамся без бою.".
Вокруг нас прыгали малолетние придурки. Они не ходили в бой. Им оплатили поездку из Запирожья и Тарнополя в Одессу, им сделали красивый вход на стадион "Черноморец".
Но...
- Я не здамся без бою, - это про нас.
Это не про вас, дурни. Пока вас менты обыскивали, лохов, мы планировали очередной бабах в Маме. У вас на глазах. Пока там Вакарчук старался "вiчувать тiбе"... Песня была про нас, про русских партизан.
Це мы кохаем це мiсто.
Было забавно наблюдать, когда молодые ментята обыскивают "Онижедетей" на лестницах стадиона. А мы стояли внизу и хихикали. Таки вы думаете шо мне стыдно? Таки нет, чем да.
Если бы мы хотели, то по очередно, по отдельности пронесли бы элементы взрывного устройства на трибуны. Взяли бы пивка и неспешно удалились бы в туалеты. Потом ушли бы и бахнуло. С сотнями студенческих жертв, ага.
Оно нам надо?
Мы - русские. У нас кондиционеры не взрываются. Лишних жертв у нас не бывает. Только личная ответственность. Не сразу. Медленно и не спешно. И без доказательств. Нам не нужно доказывать. Мы и так караем. Молча, в темноте. Умер и все. Мы селфи не делали.
Поэтому тогда просто сидели на бетонном поребрике и пили вино и слушали Вакара.
"Поглянь, як голос витае..." Как же стыдно за вас, свидомые...
Зачекай и щемись, свидомый. Когда мы вернемся и повесим вас на Куликовом - вечером будем кохать наших  - НАШИХ! - девочек на пляже. Не хочешь? Сдохни раньше, не так стыдно, не в петле.
Потому что мова - язык кохання, а не ненависти.
Если убьют меня - придет Мишка.
А он одессит.
Я один, что ли? Не, нас очень много. И разных.



Оригинал взят у ivakin_alexey в Одесские рассказы (21)
Возможно, его Васька звали. Как кота. Он пропал в январе четырнадцатого.
Пропал для семьи и до войны.
Его бабушка умерла в декабре тринадцатого. Она пережила румын и немцев, а бандеровцев пережить не захотела.
Возможно, старшего брата звали Петька.
Для литературы младшего я назвал бы, например, Павел. Было бы забавно противопоставить Иуду и Апостола. Но нет, младшего звали Васька, а старшего Петька. Возможно. Не факт.
Младший исчез в январе четырнадцатого. Играл он в танчики и пришли пацаны:
- Чувак, там по двести гривен платят в сутки!
Они и уехали на майдан.
Старший брат вышел на улицы Одессы и оглядывался на меня, на Россию. Именно тогда я понял, что Россия - это я. И никто больше. Оказывается, больше некому.
Младший приехал числа пятого мая домой. Как раз старшего привезли, блюющего кровью из Дома Профсоюзов.
Младший хвалился, как он гордо жег колорадов. Украина превыше всего, да?
Отец и обожженный старший брат молча ломали кости младшему сыну и брату, а мать орала на всю Черноморку диким голосом.
Я бы мог расписать на много слов - как это было. Не хочу. Это... Это страшно. Страшнее, чем второе мая. Правда.
Утром отец и сын уехали в Донецк. Кое-как уехали. Младшего увезла "Скорая". Кое-как увезла. В одну палату с умирающими бойцами Куликова поля. Они бросали в него больничными утками.
Я и Наташка сидели на берегу, она мне рассказывала все вот это. Как она ездила к младшему сыну в больницу со свежей вишней, собранной на участке. Как кормила с рук его и наших парней.
А потом домой в осиротевший дом пришел "Правый Сектор" и выгнал ее из дома.
И Васька больше не знает ее.
А Петька не может вернуться домой.
Муж...
Уже совсем не вернется.
Все вопросы в Верховную Раду, если шо.




Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

greenchelman_3
Гоша из Одессы

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Статистика


Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel