?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Испания, даже без Басконии и Каталонии, всё равно не является монументально единой страной. В общем-то, это было обусловлено самой испанской историей — эта страна и создавалась из множества мелких независимых княжеств и королевств, которые стояли стеной на границе христианского мира, защищая собой Европу. В таких условиях особо не до вопросов о национальном единстве. Поэтому и обособилась, например, Португалия — первоначально входившее в состав Леонского королевства, португальцы в какое-то время оказались чересчур отличными от прочего христианского населения Иберийского полуострова, что вылилось в итоге в особенный язык и культуру.


В настоящее время большинство испанских регионов, конечно, не так сильно отличаются друг от друга, как от португальцев. Тут играет свою роль и глобализация, и телевидение, которое создаёт массовое сознание и рекламирует только один язык, и заслуги франкистского режима по созданию единой испанской нации. Но именно эти факторы, если присмотреться, играют и обратную роль — из-за «перегибания палки» франкистами, недовольства собственными политическими лидерами и перспективами глобализации, жители отдельных районов начали вспоминать о том, что сотни лет назад их предки жили в отдельных государствах.

Наиболее сильны такие движения, которые приняли в XX веке форму сепаратистских, националистских и регионалистских, в регионах Андалусия и Галисия. Первый из них находится на юге страны, и образует автономное сообщество Андалусия, со столицей в Севилье. Население этого региона считает себя испанцами, но особого, андалусийского сорта, со своим наречием и этническим происхождением. Всего же количество андалусийцев в Испании ни много ни мало — пятнадцать миллионов, а это треть населения страны, из них в самой Андалусии проживает семь миллионов — Андалусия самый населённый регион Испании. И самый бедный — за исключением производства апельсинов в Севилье (крупнейшего производителя этих фруктов в Европе, из-за чего во время Испанской гражданской войны генерала Кейпо де Льяно, штаб которого находился в Севилье, прозвали «Апельсиновым диктатором») и некоторого количества промышленных мощностей в крупнейших городах региона, Андалусия почти ничего не производит. Естественно, из-за такого положения вещей идёт постоянный отток населения в более развитые регионы, в основном в Каталонию, Басконию и Мадрид — что очень не нравится местному населению, которое не готово отдавать свои рабочие места «бедным родственникам». Всё это только подогревает общую ситуацию в стране.

Андалусийский национализм, или «андалусизм», появился сравнительно недавно — после франкистского правления. Но корни этого движения уходят глубже, в крестьянское анархистское движение середины XIX века, и в первую испанскую республику 1873 года, когда была разработана первая конституция Андалусии в качестве автономной республики в составе Испании, ныне известная как Constitución Federal de Antequera. В 1918 году андалусийский идеалист Блас Инфанте разработал теорию андалусийского национализма, наряду с флагом и гербом современной Андалусии. Во время Республики 1933 года, андалусийские националисты были объединены в партию Junta Liberalista, возглавляемую Инфанте.

Современный андалусийский национализм был основан созданием партии ASA (социалистический альянс Андалусии) в 1971 году. Конституция, принятая после смерти Франко в 1978 году, позволяла всем регионам Испании получить частичное самоуправление, что привело к большому резонансу в народе. Но после получения такой автономии, андалусийцы не были признаны отдельным народом, что вызвало большое возмущение у населения провинции. Даже получение ещё большей автономии, на уровне Каталонии и Басконии, не смогло успокоить андалусийцев. В 2006 году парламент Испании отклонил предложение парламента провинции о статусе андалусийцев как нации. Подобная неопределённость сохраняется и по сей день.

Ещё один «изм», практически идентичный южному, существует на севере Испании. Галисия, ещё одно автономное сообщество Испанского королевства, также стремится к ещё большей автономии, а радикальная часть движения «галисионистов» ратует за независимость от Испании.

Галисионизм появился в 1916 году, после создания группы любителей галисийского языка, Irmandades da Fala. Созданная Антоном Вильяр-Понте, эта группа была ориентирована на средний класс и интеллигенцию. Достаточно быстро в регионе образовались и партии националистов и республиканцев. Во время республики и гражданской войны в Галисии существовала автономия, которая была ликвидирована франкистами ещё до окончания сражений. Многие сторонники галисионизма, в том числе и большинство его основателей, были казнены диктатурой Франко.

Галисионизм во время диктатуры Франко был запрещен и жестоко преследовался. Основанное в 1950 году Editorial Galaxia, издательство, развивающего галисийскую культуру и галисийский язык было легальным центром сопротивления. Тайные организации, поддерживающие марксизм (в пику правой политике диктатора) расцвели в 1950-1960-х годах, пользуясь послаблениями режима. Эти новые организации и движения, открыто позиционируя себя как националистические, видели себя как прямых наследников ранних галисионистов. Все эти организации базировались на принципах, описанных в труде «Sempre an Galiza» (1944).

После окончания диктатуры Франко в 1977 году и принятия новой Конституции в 1978 году, галисионизм укрепился до такой степени, что сегодня подавляющее большинство политических сил в Галиции называют себя галисионистами, националистические они или нет, левыми или правыми. Одним из объяснений этого является то, что требование признания себя как нации настолько укоренилось в Галисии, что любая политическая партия, желающая принять участие в выборах, должна поощрять галисионизм. Нынешние требования галисионистов различаются между собой по степени умеренности: самые реакционные силы говорят о полной независимости, тогда как все остальные — об увеличении автономии в составе Испанского королевства.

Национализм и регионализм присутствует в большом количестве и в соседнем с Галисией регионе, Астурии. Княжество Астурийское, несмотря на то, что его формальным руководителем является наследник престола, имеет наиболее сплочённую организацию националистического толка среди остальных испанских провинций — кроме Каталонии, разумеется. Unida Nazionalista Asturiana, союз левых и «зелёных» групп Астурии, была создана в 2007 году, из партий Andecha Astur, Andecha por Carreno, Asturianistes por Nava и Asturianistes por Piloña, с целью занять максимальное количество мест на муниципальных выборах. В том же году Unida выпустила свой манифест в поддержку астурийского языка, культуры и национальной идентификации. Также Unida потребовала провести эффективные меры по борьбе с экономическим кризисом и снизить воздействие на окружающую среду — в этих бедах они винят правительство Испании и региона. Идефикс астурийских регионалистов — это получение полномасштабной автономии, а также признание астурийского языка и астурийской нации. Их результаты на выборах 2007 года были весьма скромными, пусть и самыми высокими в истории левого национализма в Астурии — Unida набрала 4119 голосов (0,7%).

Так называемый «валенсионизм» расколот на две части из-за взглядов на национальную идентичность валенсийцев. Часть из них ощущают себя каталонцами, и поддерживают соответствующее движение. Но другая часть рассматривает каталонцев как экспансионистов, которые пытаются навязать валенсийцам свой язык и культуру. Сторонники этого движения называют себя blaveros («голубые», по цвету валенсийского флага), и считают каталонцев «пятой колонной», подрывающей состояние их региона. Большинство blaveros — консерваторы, сторонники идеи о развитой автономии Валенсии в составе Испании, и не поддерживают каталонскую идею о независимости.

Официальной датой рождения валенсионизма считается 1902 год, когда Фаусти Барбера произнёс речь «deregionalisme i valentinicultura». Первые националисты провозгласили о необходимости национальной идентификации валенсийского народа, о необходимости развивать язык, и определили границы «Валенсийской земли». Но это движение оставалось лишь союзом интеллектуалов, и никак не проявило себя ни во время диктатуры Примо де Ривера, ни во время гражданской войны.

В 1962 году в свет выходит эссе Хоана Фустера «Nosaltres els valencians» («Мы — валенсийцы»), в котором автор высказывает мысли о единстве каталонского и валенсийского народов. Это эссе стало своего рода «красной книжицей» любого каталонского националиста в Валенсии с того времени и по сей день. Консервативные валенсионисты не только отвергают тезисы о единстве, но и даже пытаются изменить символику родного края, с тем, чтобы она не напоминала оную Каталонии.

Первое противостояние с панкаталанистами у валенсийских националистов пришлось на 1977 год, когда лидер UCD (Союза Демократического Центра - правоцентристской партии) Эмилио Аттард опубликовал несколько антикаталонских статей в газете «Las Provincias». В том же году валенскийские регионалисты подготавливают проект Статута об автономии. 8 октября 1978 года четыре основных валенсийских партии — UCD, популисты, социалисты из PSOE и коммунисты из PCE подписали этот статут, и 9 января следующего года он был высочайше одобрен. Но политический климат значительно ухудшился после выборов в марте и апреле 1979, известных в народе как «Битва за Валенсию». Выборы в парламент Испании оставили большинство за левыми (PCE — 3 места, PSOE — 19, UCD — 19), но дали UCD большинство мест в местном парламенте, Consell dell País Valencia (PCE — 1, PSOE — 7, UCD — 10). В конце концов, политические трения между партиями вылились в блокировку Статута частью парламентариев. В конце концов, стороны помирила неудачная попытка государственного переворота, когда улицы города увидели танки генерала Миланса дель Боска и подполковника Техеро Молины. В настоящее время валенсийские регионалисты и националисты по-прежнему не могут договориться между собой по поводу каталонского единства, но выдвигают требования о ещё более глубокой автономии, а иногда и независимости.

Ещё одним крупным региональным сепаратистским движением является канарский национализм. Эти отдалённые острова, которые являются в основном местом отдыха для европейцев, впервые потребовали автономии при республике, в 1933 году, но само сепаратистское движение зародилось ещё раньше. Отцом канарского сепаратизма считается Секундино Дельгадо, а первая Национальная партия была основана в 1925 году, за границей — на Кубе. В 1954 году Антонио Кубильо основал нелегальную организацию MPAIAC (Движение за самоопределение и независимость канарского архипелага), которая создала семизвёздный флаг, использующийся канарскими националистами и сегодня. После падения франкистского режима, нелегальные группы DAC (Destacamentos Armados Canarios) и FAG (Fuerzas Armadas Guanches) провели несколько терактов. Но «испанской Корсикой» острова так и не стали — националисты предпочли добиваться автономии мирным путём, и с 1980-х формируют правительство островов. Тем не менее, Канарские острова не имеют полной автономии, и основной целью сепаратистов является её достижение, как и признание за народностью гуанчей право называться национальностью Канарских островов.

Нынешняя Испания — первый кандидат в Европе на распад по «лоскутному сценарию». Долгое правление Франко, при котором подавлялись любые намёки на федерализм и автономию, принесли свои плоды — палка перегнута в другую сторону, и сепаратисты и регионалисты всех мастей требуют «столько свободы, сколько смогут унести». И испанские власти им в этом всячески потворствуют — из-за постоянной борьбы в парламенте, правящая партия покупает лояльность региональных депутатов обещаниями об усилении автономии — и всегда выполняет эти обещания, как показывает пример Каталонии. Целые регионы открыто управляются регионалистами, сторонниками отделения от центра, кое-где есть своя полиция (Каталония) и зачатки армии (Баскония). Несомненно, что правящая испанская партия не откажется от такой политики (ведь сопротивление оппозиции становится всё более сильным, и привязывать регионалов надо всё больше), и в перспективе это может привести к тому, что политическая карта Иберийского полуострова будет здорово напоминать себя же периода Реконкисты — множество небольших, но очень независимых княжеств и королевств.

Виктор Трошин


Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

greenchelman_3
greenchelman_3

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Статистика


Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel